Лев толстой и вегетарианство – вегетерианство

А вы знаете, что лев толстой был вегетарианцем?

Лев Толстой и вегетарианство - вегетерианство

Толчком к тому, чтобы стать убежденным вегетарианцем, послужил случай, когда Толстой явился невольным свидетелем того, как резали свинью. Зрелище настолько потрясло писателя своей жестокостью, что он решил отправиться на одну из тульских боен, чтобы еще острее пережить свои чувства. На его глазах убивали молодого красивого быка.

С этого момента в ряде своих работ писатель развивает мысль о том, что этический — нравственный — смысл вегетарианства заключается в недопустимости любого насилия. Он говорит о том, что в человеческом обществе насилие будет царить до тех пор, пока не прекратится насилие над животными.

В течение последних 25 лет своей жизни Толстой активно пропагандировал идеи вегетарианства в России.

Он способствовал развитию журнала «Вегетарианство», в который писал свои статьи, поддерживал публикации различных материалов о вегетарианстве в прессе, приветствовал открытие вегетарианских трактиров, гостиниц, являлся почетным членом многочисленных вегетарианских обществ.

Однако, по мнению Толстого, вегетарианство — это только одна из составляющих человеческой этики и нравственности.

Нравственное и духовное совершенствование возможно лишь при условии, если человек откажется от огромного количества различных прихотей, которым он подчиняет свою жизнь. К таким прихотям Толстой относил прежде всего праздность и обжорство.

В его дневнике появилась запись о намерении написать книгу «Жранье». В ней он хотел выразить мысль о том, что неумеренность во всем, в том числе в еде, означает отсутствие бережного отношения к тому, что нас окружает.

Следствием этого является чувство агрессии по отношению к природе, к себе подобным — ко всему живому. Если бы люди не были так агрессивны, считает Толстой, и не уничтожали то, что дает им жизнь, в мире воцарилась бы полная гармония.

Цитаты Льва Толстого о вегетарианстве:

Вегетарианство, провозглашенное еще в самые древние времена, долго лежало под спудом, но в наше время оно с каждым годом и часом захватывает все больше и больше людей, и скоро наступит время, когда одновременно кончатся: охота, вивисекция и, главное, убийство для удовлетворения вкуса.

Человек выше животных, не потому что может мучить их, а потому, что он способен жалеть их. А жалеет человек животных потому, что чувствует, что в них живет то же, что живет в нем.

Можно отучить себя от жалости даже к людям, и можно приучить себя к жалости даже к насекомым. Чем больше в человеке жалости, тем лучше для его души.

Отгоняй от себя все то, что мешает тебе видеть свою связь со всем живым.

Лев Толстой

Убийство и поедание животных происходит, главное, оттого, что людей уверили в том, что животные предназначены Богом на пользование людям и что нет ничего дурного в убийстве животных. Но это неправда.

В каких бы книгах ни было написано то, что не грех убивать животных, в сердцах всех нас написано яснее, чем в книгах, что животное надо жалеть так же, как и человека, и мы все знаем это, если не заглушаем в себе совести.

Не смущайтесь тем, что при вашем отказе от мясной пищи все ваши близкие домашние нападут на вас, будут осуждать вас, смеяться над вами. Если бы мясоедение было безразличное дело, мясоеды не нападали бы на вегетарианство; они раздражаются потому, что в наше время уже сознают свой грех, но не в силах еще освободиться от него.

Лев Толстой

Источник: https://yogajournal.ru/conscious/people/a-vy-znaete-chto-lev-tolstoy-byl-vegetariantsem/

Лев Толстой и вегетарианство | В поисках Бога

Лев Толстой до конца своих дней называл себя христианином, хотя по постановлению Синода он был отлучен от православной Церкви. Это отнюдь не помешало ему в 70-х годах серьезно заинтересоваться ведической философией.

Известно, что он готовил к публикации в издательстве “Посредник” серию брошюр о философах и философии Индии.

– Лев Толстой, – сказал Коля дрожащим голосом, – тоже не ел мяса. – Да-а, – ответила Лиза, икая от слез, – граф ел спаржу. – Спаржа не мясо.

– А когда он писал “Войну и мир”, он ел мясо! Ел, ел, ел! И когда “Анну Каренину” писал – лопал, лопал, лопал!

Ильф и Петров, “Двенадцать стульев”

А что же было на самом деле? Об этом рассказывает научный сотрудник яснополянского музея-усадьбы Л. Н. Толстого Зинаида Михайловна Богачева.

В 1910 году, последнем году своей жизни, Л. Н. Толстой неоднократно выражал надежду на то, что через восемьдесят лет все люди станут вегетарианцами, и что на мясоедение будут смотреть с таким же отвращением, как и на людоедство.

Прошло уже более, чем сорок лет, но вегетарианцев у нас сейчас настолько мало, что, поднимая эту тему, рискуешь быть не только не понятой, но и осмеянной. Один из современников великого писателя Владимир Александрович Пассе вспоминает, что он предложил необычный проект для того, чтобы отметить 80-летний юбилей Л.

Н. Толстого. Он предлагал несколько месяцев не пить, не курить, не развратничать. С этим почти все согласились. А против пункта не есть мясного – возражали, как против неосуществимого. И этот проект рискнул опубликовать один только журнал “Вестник теософии”, после чего его долго высмеивали.

Сам же Лев Николаевич относился к этой проблеме очень серьезно, ставя его в один ряд с вопросом о религии.

Лев Толстой до конца своих дней называл себя христианином, хотя по постановлению Синода он был отлучен от православной Церкви. Это отнюдь не помешало ему в 70-х годах серьезно заинтересоваться ведической философией.

Известно, что он готовил к публикации в издательстве “Посредник” серию брошюр о философах и философии Индии. Этот интерес также оставался у него до самых последних дней. Лев Николаевич хорошо знал такие грандиозные произведения, как “Махабхарата” и “Рамаяна”.

Особенно любил он философскую часть “Махабхараты” – часть шестой песни – “Бхагавад-Гиту”. Толстой состоял в переписке с индийскими учеными кругами.

В одном из писем к индийским друзьям он писал о том, что соглашается с основными идеями “Бхагавад-Гиты”, старается претворять их в жизнь, отражать в своих книгах и говорить о них окружающим, а также, что…

…метафизическая религиозная идея Кришны есть вечная всемирная основа всех религий и всех философских систем.

Лев Толстой
полное собрание сочинений, т. 77, с. 37

Толстому очень импонировало положение индуизма, согласно которому дух присутствует везде, где есть жизнь, разница – лишь в степени его проявления. В меньшей степени он проявляется в растениях, в большей – в животных, в еще большей – в человеке. В огромной библиотеке Толстого выявлено около ста книг по индуизму.

Среди них брошюра индийского философа-ведантиста Свами Абхедананды “Почему индусы вегетарианцы?” с пометками, сделанными рукой самого писателя. В ней говорится, что отец европейского вегетарианства Пифагор находился под сильным влиянием мудрецов Индии – единственной страны с тысячелетними вегетарианскими традициями.

Ее жители первыми в мире начали пропагандировать эти традиции другим народам. Эта мысль показалась Толстому важной, и он отчеркнул ее. Причина вегетарианства индусов – в признании единства всего живого мира.

“Люби любое живое существо как самого себя, – снова отчеркивает Толстой, – ибо в тебе та же душа, что и в нем”.

В статье “Первая ступень” Толстой доказывает необходимость последовательности в приобретении добродетелей. И считает, что первая добродетель, которую должен приобрести человек – это воздержание. А в воздержании он, в первую очередь, должен от мяса. Собирая материалы к этой статье, Толстой ездил на тульскую бойню, где был поражен чудовищными сценами убийства животных.

Для самого же Толстого своеобразной практической “первой ступенью” к отказу от мясоедения послужил визит в Ясную Поляну в октябре 1885 года английского писателя-вегетарианца Уильяма Фрея, последователя одного из основоположников философии Огюста Конта.

От него Лев Николаевич впервые услышал о том, что строение человеческих зубов и длина кишечника доказывают, что человек не хищник. Льву Николаевичу это очень понравилось, но он высказал опасение, достаточна ли растительная пища для человеческого организма.

На это Фрей ответил, что человеку свойственна еще более благородная пища, та, которая не требует даже убийства растений, а именно – плоды. Эту же мысль позже мы встречаем в “Круге чтения” Толстого.

Сразу же после приезда Фрея Толстой отказался от питания мясом и рыбой, как он рассказывал корреспонденту одной американской газеты. Говорил, что ему легко было отказаться от мясной пищи, гораздо легче, чем от курения.

Вскоре к Толстому присоединились его дочери. Татьяна Львовна и Мария Львовна не только активно помогали пропагандировать основы этого учения.

Татьяна Львовна составила сборник, который назывался “Двести пятьдесят мыслей и изречений философов, поэтов и ученых о воздержании и вегетарианстве”. Издан в издательстве “Посредник”. А Мария Львовна помогала переводить с английского на русский книгу Уильямса “Этика пищи”.

Эта книга, представляющая собой собрание жизнеописаний и выдержек из сочинений выдающихся мыслителей разных эпох – Пифагора, Сенеки, Мильтона, Шиллера, Байрона, – хранится в личной библиотеке Толстого с его пометками.

Толстому особенно нравилась идея Эпикура о том, что “главный опустошитель земли и всех морей – это желудок”. Свояченица Толстого Татьяна Андреевна Кузьминская, составила книгу “Вегетарианский стол” с рецептами вегетарианских блюд.

Итак, большой обеденный стол семейства Толстых разделился на две половины.

Во главе стола сидела Софья Андреевна Толстая, которая не разделяла вегетарианских побуждений своего супруга, но тем не менее следила за тем, чтобы вегетарианская пища была достаточно калорийной, вкусной.

В библиотеке Толстого есть масса книг с рецептами вегетарианской кухни, в которых можно найти записи Софьи Андреевны Толстой.

По правую руку от Софьи Андреевны сидел Лев Николаевич и с ним вместе те, кто не ел мясного. И на ту сторону стола подавались вегетарианские блюда: щи, картофельный суп, различные каши гречневая, манная, на грибном бульоне или на молоке. Овсяную кашу, он ел дважды в день. Здесь же присутствует и крупеник, и фаршированный кочан капусты, и салат из помидор, и пельмени с картофелем и рисом.

А напротив Толстого – гости. “Вегетарианский” круг общения Льва Николаевича заслуживает особого внимания. Так, нередко наведывался в Ясную Поляну великий русский художник Илья Ефимович Репин.

Он был весьма строгим вегетарианцем – основой его питания служило сено, зелень от овощей, шелуха от картофеля и фруктов. Сам Репин говорил, что умеренность для тела – это большое счастье.

Говорил, что травяной бульон, умело заправленный для придания ему разнообразия, является очень вкусным, питательным и восстанавливающим силы.

Другой гость – известный русский скульптор-импрессионист Паоло Трубецкой тоже был вегетарианцем, очень любил животных, лепил их. Паоло рассказывал, что видел в Италии скульптурную группу “Пожиратели трупов” – на которой изображены гиена и человек.

Еще он рассказывал, каким путем пришел к вегетарианству. Однажды в одной из деревень Италии ему пришлось наблюдать ужасную сцену – туда для убоя привезли скот на телеге. И жители всей деревни – от мала до велика – бросились истязать несчастных животных, до того как мясники их убьют.

Лев Николаевич так расстроился, что даже стонал – не мог слушать.

Бывали здесь и другие посетители-вегетарианцы, такие, как Александр Зеленков – врач-гомеопат, основатель первого в России вегетарианского общества в Петербурге. Не обходилось и без курьезов. Однажды приехал некий господин, который питался один раз в два дня. И приехал он в тот день, когда есть ему не полагалось. В этот день на столе еда не переводилась.

И сидел очень скромно этот господин в стороне, и на предложение что-нибудь попробовать отвечал: “Спасибо, я ел, вчера”. А вчера он ел фунт овощей, один фунт фруктов и один фунт хлеба… Нагрянул как-то еще один оригинальный господин, из Швеции.

Татьяна Львовна вспоминает, что Толстому он очень понравился – своей внешностью он напомнил Льву Николаевичу пророка Иеремию с фресок Микеланджело. Он все время ходил босиком, спать ложился на голый пол и под голову подкладывал бутылку. Таким образом, он проповедовал жизнь по законам природы.

И когда Татьяна Львовна спросила, не хочет ли он молока, он очень грустным голосом ответил, что его мама умерла очень давно, и пояснил, что единственное молоко, на которое имеет право человек – материнское. А молоко коровы принадлежит теленку.

Иногда некоторые вегетарианцы упрекали Толстого в непоследовательности, выражавшейся в том, что он пользовался для одежды частями тела животных – носил кожаный пояс, сапоги, даже меховую шапку.

На это Толстой отвечал, что он настолько несовершенен, что направляет все свои усилия на исправление более важных недостатков. Лев Николаевич считал, что самое истинное и радостное дело в жизни – растить свою душу.

А рост души возможен только через лишения большие и малые. Растить же душу надо для того, чтобы узнать и исполнить волю Божью.

Конечно, вегетарианство Льва Николаевича Толстого не соответствовало в полной мере классическим ведическим канонам, а вот идеи во многом соответствовали. И не удивительно, что своеобразный великому русскому писателю искренний и страстный поиск Истины вывел его именно на этот путь.

Читайте также:  5 симптомов дефицита магния в организме - вегетерианство

Источник: http://maxpark.com/community/61/content/645079

Мобильный вегетарианский гид №1 в России и СНГ

08 Дек 2015 851

Любовь к ближним, природе, животным и вегетарианство Лев Толстой считал единственно возможным путем к духовному просветлению, истинным спасением души.

Как же так получилось, что состоятельный граф, покупающий деревни и в молодости заядлый охотник избрал простую жизнь, переосмыслил свои прошлые поступки и стал великим гуманистом?

Знакомство с Ведами.

В конце 19 века по России поползли слухи в старообрядческой среде, якобы Лев Толстой побывал в Беловодии – легендарной и мифической стране, хранящей древние тайны и неискаженные догматы истинного христианства.

Легенды гласили, что страна Беловодия недоступна простым смертным, а только избранным людям с чистым сердцем. Несложно увидеть связь между Беловодией и Шамболой – страной гималайских мудрецов сокрытой от людских взоров.

Такие слухи говорят о том, что простые люди любили Толстого и почитали за мудреца, достойного мужа. Конечно же, писатель не был ни в Шамболе, ни в Беловодии. Ведические идеи пришли к нему другими путями, став смыслом существования и новым веянием в творчестве.

Лев Толстой открыл для себя Веды, древние тексты Индии, познав эти писания он уже не мог быть прежним. Оставшись глубоко русским человеком, Толстой полюбил знания древних индусов всей душой.

Изучение Бхагавад-гиты — квинтэссенции Вед, и Рамаяны — стихотворного эпоса в 48 000 стихотворных строк, сделало Льва Толстого знатоком индийской философии.

В 1905 году Лев Толстой получил письмо от великого гуру Индии Бабы Премананды Бхарати, а также книгу «Шри Кришна. Господь любви». В письме Баба выразил уверенность в мудрость русского мыслителя и надежду на достойную оценку этого произведения.

https://www.youtube.com/watch?v=1SfCV0Fmm2Q

Несколько дней, не отрываясь, русский писатель с восхищением читал книгу. Так завязалась переписка, а Лев Толстой приобрел наставника, помогающего понять и изучить Веды.

Кстати, по мере изучения Вед, Толстой увидел тесную связь санскрита и русского языка. В наш век, археологи и языковеды уверено утверждают, что русский и санскрит — это один язык, где первый прародитель второго.

Отлучение от церкви.

Отлучение от церкви святейшим синодом произошло много позже, чем осознание Толстого религии, как корня зла и предрассудков.

Глубокое изучение писаний и несоответствие действий церкви с ними возмущало Толстого. Множество лекций и трудов было написано на эту тему писателем.

Толстой верил в истинное учение христианства, основанное на любви к ближнему, но видел только то, что:

Его недоверие к церкви не распространялось на добрых людей. Толстой посещал святые места России и общался с монахами, которые разделяли его убеждения и своими поступками показывали свое духовное развитие и благость.

Вегетарианство.

В семье писателя поддерживали вегетарианство Лев Толстой и его дочери, которые яростно пропагандировали это учение. Жена и сыновья вегетарианцами не стали, но уважали этот выбор. Помогали писателю в его активной деятельности по открытию вегетарианских столовых и трактиров.

Обеденный стол в Ясной поляне делился на две половины, по случаю приезда многочисленных гостей, посещавших писателя. Во главе стола сидела жена Софья, убеждения не разделявшая, но хорошо знавшая подноготную вегетарианства, всегда следившая за калорийностью и питательностью вегетарианских блюд.

По правую руку Софьи сидел Толстой, а рядом с ним все гости разделявшие вегетарианский образ жизни. На сторону Льва подавались вегетарианские яства, а на половину Софьи и гостей невегетарианцев мясные блюда.

Лев Толстой чтил вегетарианство, однако, считал его лишь одной из составляющих этики человека, нравственного развития. Писатель считал, что духовное совершенствование возможно только при отказе от праздности, чревоугодия, гнева, лжи и многих других пороков.

**Неумеренность — есть отсутствие бережного отношения ко всему живому и порождение агрессии.  Неумеренность — уничтожение того, что дает нам жизнь.

Давайте запомним эти два постулата и будем ими руководствоваться на протяжении всей жизни!

Источник: http://happy-korova.ru/blog/vegetarianstvo-lev-tolstoj/

Выписки из Льва Толстого – о вегетарианстве

Выдержки из писем и других материалов. Мнение классика русской литературы.

Письмо Некрасову

21 сентября месяца 10 г. С. Кочеты.

Получил ваше умное и хорошее письмо, милый Некрасов. Книги, какие могу, вам высылаю.

На ваш вопрос о невозможности исполнения вегетарианства, который обыкновенно делают не желающие совершенствования, а отыскивающие средства оправдания своей распущенной жизни, на этот вопрос мне часто приходится отвечать, но отвечаю особенно вам. Весь смысл христианского учения в том, что оно ставит перед человеком идеал совершенства. Идеал этот – полное совершенство – очевидно недостижимо.

Дело же и призвание христианина в том, чтобы, насколько он может, он приближался к этому идеалу. Таково приближение в смирении, самоотвержении, правдивости, в незлобивости, в прощении обид, в целомудрии, а также и в любви к людям и ко всему живому.

Если можешь не убивать людей – прекрасно, можешь не убивать скотину и птиц – еще лучше, можешь не убивать рыб, насекомых – еще того лучше. Старайся дойти, до чего можешь, не рассуждая о том, что возможно и что невозможно. Делай то, что для тебя возможно по твоим силам, и всё в этом.

Те возражения, которые вам делают, делаются обыкновенно во всех отраслях учения теми людьми, которые хотят продолжать жить дурной жизнью, но нужно твердо помнить то, что я сейчас писал вам, что христианское учение не в том, чтобы быть совершенным, а в том, чтобы приближаться, насколько можешь, к совершенству.

Письмо Надводским

Милые девочки,

Я рыбы не ем и вам не советую, потому что чем больше человек жалеет живые существа, тем это лучше и для других и для него самого. А питаться человек может совершенно достаточно здорово одной растительной пищей.

20 марта 1903.

Письмо И.Ф. Тимонову

Я последнее время написал обращение к солдатам, к офицерам, к рабочему народу и к духовенству. Считаю тоже совершенно справедливой вашу мысль о собрании изречений мудрецов. Я сделал такой сборник с изречениями на каждый день. Думаю, что он выйдет в нынешнем году. Жатва великая, но делателей мало.

С вашим мнением о вегетарьянстве несогласен.

Само собой разумеется, что необходима постепенность и что человеку, кот[орый] ест людей, несвойственно воздерживаться от убийства животных, но люди, искренно усвоившие себе учение Христа, всегда без всякого совета извне и независимо от людей естественно начинают воздерживаться от убийства животных. Так это было со многими и многими людьми на моих глазах.

Очень рад был получить ваше письмо.

Желаю вам успеха в вашей деятельности служения народу.

Лев Толстой.

1 апреля 1903.

Письмо Елене Андреевне

Елена Андреевна!

Ваше чувство возмущения при мысли о мучимых и убиваемых животных для удовлетворения людской жадности есть не сентиментальность, а самое законное и естественное чувство. Но не надо возмущаться и из сочувствия животным ненавидеть людей, как вы пишете, а надо действовать сообразно с тем, к чему вызывает вас это чувство, а именно: не есть мяса и ничего живого.

Я убежден, что в будущем столетии будут с ужасом рассказывать и недоверием слушать о том, как их предки убивали животных, чтобы есть их. Вегетарианство распространяется очень быстро: в Лондоне, где 20 лет тому назад нельзя было найти вегетарианской пищи, теперь уже несколько вегетарианских гостиниц.

Из моих близких друзей я знаю – более 30 человек в последние годы бросили употребление мяса.

Предупреждаю вас однако, что если вы бросите есть мясо, то вы встретите сильный отпор, даже раздражение в семейных, и вам по науке будут доказывать, что человеку необходимо мясо и что вы вредите себе и производите затруднение в хозяйстве.

Мы все прошли через это, но если это делает по убеждению, то все доказательства остаются недействительными, как недействительны были бы доказательства, что для здоровья нужно есть людей. Может быть, вы спросите или вам скажут: если нельзя убивать кур и баранов, то почему же нельзя также истреблять мышей, тараканов и т.п.

На это я отвечаю всегда то, что сострадание к животным есть самое дорогое свойство человека, и я тем более счастлив, чем больше я разовью его в себе.

Я рад, что стал жалеть кур и баранов и не ем их и зайцев, и не охочусь уже за ними, радуюсь тому, что мне уже жалко мышь, и я выпускаю ее, а не убиваю, и очень рад буду, когда мне будет жаль комара и блохи.

Вегетарианцы доказывают преимущество немясной пищи для здоровья (вы достаньте книги об этом – есть Богданова – и прочтите), но главный и неотразимый довод это тот, кот[орый] вы выставляете – нравственное чувство.

Желаю вам радостного разрешения мучающего вас вопроса.

Лев Толстой, том 90

Письмо И. Голодаеву

Я просил дочь ответить на ваши вопросы. От себя же скажу вам, что не надо ставить вегетарианство главной целью своих усилий. Цель, достойная человека и свойственная ему, есть общее совершенствование в нравственной жизни. Вегетарианство же есть только одно из последствий нравственного совершенствования.

Если человек ставит себе эту общую цель, то, по всем вероятиям, он найдет в себе много таких недостатков, на искоренение которых направит свои усилия прежде, чем будет доводить свое вегетарианство до наибольшей строгости исполнения.

Посылаю вам книжки, которые, может быть, вам неизвестны и которые указывают на те многие и многие важные недостатки, грехи, с которыми свойственно бороться человеку, поставившему целью своей жизни нравственное совершенствование.

11 января 1910 года. Ясная Поляна

Письмо Н. Пестрякову

1910 г. Июля 1. Ясная Поляна

На третий и четвертый вопрос о вегетарианстве отвечаю то, что люди, перестающие есть мясо, делают это для удовлетворения своей естественной нравственной потребности, сострадания к живым существам, удовлетворяют своему чувству доброму и законному, свойственному человеку, тем более свойственного человеку, чем более он развит и потому не нуждается в разрешении вопроса о том, куда денутся все прирученные, домашние животные, и о том, как противодействовать вообще размножению животных. Исполняя вложенный в него нравственный закон, человек всегда может быть уверен, что последствия исполнения им этого закона не могут быть не только вредны, но наверное во всех отношениях будут благотворны.

Что же касается гипнотизма, магнетизма и всех т. п. глупостей, то очень советую вам не приписывать им никакого значения и ими не заниматься.

Письмо К. И. Муценеку

Вы совершенно правы, что, отрицая сознательное убийство живых существ, не следовало бы пользоваться и для одежды частями их тела, как то: кожей, мехом.

То, что я ношу кожаный пояс и кожаные сапоги и даже меховую шапку, никак не доказывает того, что я считаю, что это нужно делать и что это хорошо, а только то, что, несмотря на то, что считаю, что лучше бы было не носить кожи и меха, я в своей жизни не только в деле не пользования телами убитых существ, но и во многом, многом другом, гораздо более важном, так далек от совершенства, что те усилия, которые я могу направить на улучшение своей жизни сначала в нравственном отношении, я нахожу более целесообразным направлять на исправление моих других многих и более важных недостатков, чем пользование для своей одежды кожаными и меховыми предметами.

Лев Толстой.

6-го ноября 1909 года. Ясная Поляна.

Письмо М. В. Алехину

1891 г. Мая 9. Я. П.

Вообще же статья о постниках мне была интересна, п[отому] ч[то] в последнее время пришлось много читать и думать об обжорстве (прекрасная английская книга о том, что с древнейших времен,с Пифагора до наших дней писалось о вегетарьянстве, вообще о воздержании, переводится у нас , и я думаю, что один из главных грехов, самый распространенный и едва ли не коренной, на к[отором] вырастает куча других, есть обжорство – гортано и чревобесие – желание долго и как можно больше и приятно есть.

Любящий Вас Лев Толстой.

Письмо А. П. Зеленкову

1901 г. Декабря 30. Гаспра.

Милостивый государь,

Я получил ваше письмо и устав Вегет[арианского] Общ[ества]. Очень радуюсь его основанию.

Я думаю, что все вопросы жизни людской решаются несомненно верно и бесповоротно только тогда, когда они рассматриваются с нравственной точки зрения.

То же и с вопросом вегетерьянства: основа его есть сознание несправедливости и жестокости убивания живых существ для своего, очень низкого разбора, удовольствия вкуса (т[ак] ка[к] возможность быть вполне здоровым без употребления мяса достаточно доказана).

Не знаю, насколько справедливо ваше мнение о влиянии мясной пищи на алкоголизм, но очень желал бы, чтобы это было так. Против алкоголизма должны быть употребляемы, мне кажется, другие меры – тоже развитие нравственного сознания. Но если и вегетерьянство влияет на ослабление этого ужасного врага человечества, то нельзя не радоваться этому. С совершенным уважением ваш покорный слуга.

Для справки:

Читайте также:  Изжога. три натуральных средства. - вегетерианство

Александр Петрович Зеленков (1850-1914) – доктор медицины, гомеопат, вегетарианец, автор ряда статей и книг. Некролог д-ра Зеленкова см. в “Вегетарианском обозрении” 1914, 4, стр. 125-126 в 139-141. В письме от 20 декабря 1901 г. д-р Зеленков сообщил об открытии в Петербурге Вегетарианского общества. Вместе с письмом прислал устав общества.

Письмо П.Бирюкову

1891 года. Сентября 6 или 7.

Дорогой Павел Иванович, письмо это еще, верно, застанет вас у Ч[ертковых]. – В предисловии к Еванг[елию] написано: имеет много недостатков, надо: “в ней много недостатков”. А в ст[атье] “Перв[ая] Ступень”, там, где говорится о барыне, к[оторая] будет есть бифстек, надо вместо того, что там есть, написать так:

“Завтра нежная утонченная барыня будет пожирать труп этого быка с полной уверенностью в своей правоте, утверждая два взаимно исключающие друг друга положения: Первое, что она, в чем уверяет ее доктор, так деликатна, что не может переносить грубой пищи, а что для ее слабого организма ей необходимо хоть чашечку бульону и кусочек бифстека, и второе, что она так чувствительна, что не может не только сама причинять страданий животным, но переносить и вида их. А между тем, не говоря о том, что слаба она, эта бедная барыня, только именно п[отому], ч[то] ее приучили питаться несвойственной человеку пищей, и о ток, что нельзя испытывать сострадание к существам, к[отор]ых пожираешь, несчастная барыня находится в том положении, что она для себя одной устроила бы бойню, если бы ее не было, так как для существования ее необходимо убийство.

Запутанная обманами барыня эта, часто слышишь, сострадает той плохой пище, к[отор]ую получает бедный народ, и ужасается на жестокость этого грубого народа к животным. А между тем этот-то на плохой, т. е.

растительной, пище: воспитанный народ может жить без мясной пищи, бодро и весело работая на барыню и ей подобных, бьет скотину только принуждаемый к этому нуждою, а сострадающая ему ужасающаяся на его жестокость барыня есть хищное, но не простое, а коварное, лживое хищное животное, заставляющее других совершать те убийства, которыми она кормятся”.

Любящий Л. Т.

Письмо В. В. Стасову

1893 г. Августа 31. Ясная Поляна.

Владимир Васильевич, я очень рад был получить ваше письмо.

Я совершенно согласен с тем, что вы говорите о том, что отношение людей к животным жестоко и не должно быть таковым и что наступило или наступает время, когда большинству людей пора сознать это, когда это сознание о том, что жестоко и не нужно и глупо мучать животных, должно перейти в общественное мнение и передаваться литературой, искусством и воспитанием.

К тому, что вы говорите, я имею сделать только следующие оговорки, дополнения или замечания:

1) То, что Христос никогда не проповедовал милосердия к животным, и потому его путешествие на осле (в кот[ором], между прочим, нет ничего интересного) не противоречит его учению. Христос проповедовал любовь, вообще состояние любви, и из его учения о любви мы сами невольно выводим любовь и к животным, до которой в его время еще не дошла очередь.

2) То, что брахман едва ли ездит на волах, т[ак] к[ак], не позволяя себе убивать животных, вероятно не позволяет себе и мучать их. В буддийской легенде о Сакиамуни есть, как вы знаете, рассказ о ристалище, в кот[ором] Сакиамуни с ужасом видит страдания животных.

3) То, что мысль эта о том, что человек не должен мучать животных, начинает распространяться. В Англии есть humanitaran ligue, имеющая эту цель: она борется с охотой, спортом, ездой, скачками, вивисекцией, бойнями и всеми видами жестокости к животным.

4) То, что я убежден, что уже теперь будущность земледелия не в работе силою животных и не в выведении особых выездных пород их, а в ручном и машинном, приводимом в движение паром, электричеством, ручной силой земледелия, производящем многое на малом пространстве, как это доказывают подгородние maraichers под Парижем и Лондоном.

5) И главное, что достигнется желаемое освобождение от зависимости от животных двумя путями, с двух концов: а) овладеванием силами природы посредством изучения их и б) ограничением своих похотей, умеренностью, воздержанием и трудолюбием.

Первый шаг к освобождению себя от животных – это то, чтобы не питаться ими, не ездить на них, а ходить пешком. И это сейчас надо начинать делать каждому из нас.

А то, если мы, продолжая есть мясо и ездить на животных и пользоваться всеми теми тысячами произведениями животного царства, будем всё увеличивать свои похоти (а они растут бесконечно), ожидая, что наука нам всё заменит своими искусственными произведениями, похоти наши так разрастутся, что наука никогда не поспеет. – Согласны ли вы с этим? Прощайте. Очень рад бы был поговорить с вами обо всем этом.

Л. Толстой.

Источник: http://www.hnh.ru/food/2010-09-03-2

Лев Толстой. О вегетарианстве. | Великие и вегетарианство

Десятого марта 1908 г. Толстой отвечал на вопрос редакции американского журнала Good Health: «Прекратил питание мясом около 25 лет тому назад, не чувствовал никакого ослабления при прекращении мясного питания и никогда не чувствовал ни малейшего лишения, ни желания есть мясное.

Чувствую себя сравнительно с людьми (средним человеком) моего возраста более сильным и здоровым…

Думаю же, что неупотребление мяса полезно для здоровья или, скорее, употребление мяса вредно, потому что такое питание безнравственно; все же, что безнравственно, всегда вредно как для души, так и для тела» (1–78, с.79).

Защитники мясоедения обычно говорят, что вопрос питания не имеет отношения к духовной жизни. Веды утверждают прямо обратное: “поедающий плоть убитых животных не может духовно развиваться*”.

* 30 декабря 1901 г. Толстой писал А.П.Зеленкову о вегетарианстве: «основа его есть сознание несправедливости и жестокости убивания живых существ для своего, очень низкого разбора, удовольствия вкуса (так как возможность быть вполне здоровым без употребления мяса достаточно доказана)» (1–73, с.174).

В трактате «В чем моя вера?» он указывает на элементарные вещи — «мучить собаку, убить курицу и теленка противно и мучительно природе человека» — и говорит, что знает «людей, живущих земледельческим трудом, которые перестали есть мясо только потому, что им приходилось самим убивать своих животных» (4, с.

157).

Толстой написал статью «Первая ступень» (1–29, с.57–85): [выдержки] Как нельзя серьезно желать печь хлебы, не замесив прежде муку, и не вытопив потом, и не выметя печи и т.д., так точно нельзя серьезно желать вести добрую жизнь, не соблюдая известной последовательности в приобретении необходимых для этого качеств.

Как в учениях браминов, буддистов, конфуцианцев, так и в учении мудрецов Греции, устанавливаются ступени добродетелей, и высшая не может быть достигнута без того, чтобы не была усвоена низшая.

Но удивительное дело! Сознание необходимой последовательности качеств и действий, существенных для доброй жизни, как будто утрачивается все более и более и остается только в среде аскетической, монашествующей.

В среде же светских людей предполагается и признается возможность приобретения высших свойств доброй жизни не только при отсутствии низших добрых качеств, обусловливающих высшие, но и при самом широком развитии пороков.

Нельзя без ужаса видеть воспитание некоторых детей в нашем мире. Только злейший враг мог бы так старательно прививать ребенку те слабости и пороки, которые прививаются ему родителями, в особенности матерями. Ужас берет, глядя на это и еще более на последствия этого, если уметь видеть то, что делается в душах лучших из этих старательно самими родителями погубляемых детей.

Воздержание есть первая ступень всякой доброй жизни. Но и воздержание достигается не вдруг, а тоже постепенно. Воздержание есть освобождение человека от похотей.

Но похотей у человека много различных, и для того, чтобы борьба с ними была успешна, человек должен начинать с основных, – таких, на которых вырастают другие, более сложные, а не с сложных, выросших на основных.

Есть похоти сложные, как похоть украшения тела, игр, увеселений, болтовни, любопытства и много других, и есть похоти основные: обжорства, праздности, плотской любви. В борьбе с похотями нельзя начинать с конца, с борьбы с похотями сложными; надо начинать с основных, и то в одном определенном порядке.

Объедающийся человек не в состоянии бороться с ленью, а объедающийся и праздный человек никогда не будет в силах бороться с похотью.

Пост есть необходимое условие доброй жизни; но и в посте, как и в воздержании, является вопрос, с чего начать пост, как поститься, — как часто есть, что есть, чего не есть? И как нельзя заняться серьезно никаким делом, не усвоив нужной в нем последовательности, так и нельзя поститься, на зная, с чего начать пост, с чего начать воздержание в пище. [Далее идет страшное в своей правдивости описание фабрики смерти – скотобойни в Туле*. Для экономии места его опускаем.]

* Т.Л.Толстая 7 июня 1890 записала в своем дневнике: «Папа сегодня дачным поездом ездил в Тулу на бойню и рассказывал нам про это. Это ужасно, и, я думаю, довольно папашиного рассказа, чтобы перестать есть мясо» (26, с.195).

И.И.Перпер, прочитав статью «Первая ступень» стал не только вегетарианцем, но и редактором журнала «Вегетарианское обозрение». Пятого февраля 1908 г.

Толстой писал ему: «Я прочел превосходный рассказ Арцыбашева „Кровь“, который своей художественностью сильнее всяких доводов может подействовать на людей в смысле привлечения их к вегетарианству или, скорее, освобождения себя от суеверия о необходимости пожирания живых существ» (1–79, с.61). [Рассказ был напечатан в 1909 г.: N4 (с.30–39) и N5 (с. 25–32)]

И, смотришь, нежная утонченная барыня будет пожирать трупы этих животных с полной уверенностью в своей правоте, утверждая два взаимно-исключающие друг друга положения:

Первое, что она, в чем уверяет ее ее доктор, так деликатна, что не может переносить одной растительной пищи и что для ее слабого организма ей необходима пища мясная; и второе, что она так чувствительна, что не может не только сама причинять страданий животным, но переносить и вида их. А между тем слаба-то она, эта бедная барыня, только именно потому, что ее приучили питаться несвойственной человеку пищей; не причинять же страданий животным она не может потому, что пожирает их.

Нельзя притворяться, что мы не знаем этого. Мы не страусы и не можем верить тому, что если мы не будем смотреть, то не будет того, чего мы не хотим видеть.

Тем более этого нельзя, когда мы не хотим видеть того самого, что мы хотим есть. И главное, если бы это было необходимо. Но положим не необходимо, но на что-нибудь нужно? – Ни на что.

Только на то, чтобы воспитывать зверские чувства, разводить похоть, блуд, пьянство.

Если стремление к доброй жизни серьезно в человеке, первое, от чего он будет воздерживаться, будет всегда употребление животной пищи, потому что, не говоря о возбуждении страстей, производимом этой пищей, употребление ее прямо безнравственно, так как требует противного нравственному чувству поступка – убийства, и вызывается только жадностью.

Движение вегетарианства идет последние 10 лет, все убыстряясь и убыстряясь: все больше и больше с каждым годом является книг и журналов, издающихся по этому предмету; все больше и больше встречается людей, отказывающихся от мясной пищи; и за границею с каждым годом, особенно в Германии, Англии и Америке, увеличивается число вегетарианских гостиниц и трактиров.

Нельзя не радоваться этому так же, как не могли бы радоваться люди, стремившиеся войти на верх дома и прежде беспорядочно и тщетно лезшие с разных сторон прямо на стены, когда бы они стали сходиться, наконец, к первой ступени лестницы и все бы теснились у нее, зная, что хода на верх не может быть помимо этой первой ступени лестницы.

В 1893 г. статья «Первая ступень» вышла в виде предисловия к книге «Этика пищи» Х.Уильямса, изданной «Посредником» в серии «Для интеллигентного читателя». Тридцатого ноября 1895 г. Толстой писал Е.И.Попову о необходимости распространения идеи вегетарианства в народной среде: “Вегетарианская народная книга очень нужна.

Если бы вы не писали, я хотел писать(1–68, с.268). Книга Попова «Вегетарианская кухня. Составлена по иностранным и русским источникам» издавалась «Посредником» дважды: в 1894 и 1895 годах. В 1896 г. в «Посреднике» вышел перевод книги Моэс-Оскрагелло «Природная пища человека и влияние ее на жизнь человеческую».

Толстой писал переводчику, что «в ней есть много хорошего» и отмечал, как «радостно видеть, что вегетарьянство все больше и больше распространяетя» (1–66, с.255). Вегетарианству Толстой посвятил и значительную часть своего последнего сборника «Путь жизни», как и предшествовавшего ему «Круга чтения».

Приведем только высказывания, принадлежащие непосредственно Толстому:

Еще с самых древних времен мудрецы учили тому, что не надо есть мяса животных, а питаться растениями, но мудрецам не верили, и все ели мясо. Но в наше время с каждым годом находится все больше и больше людей, которые считают грехом есть мясо и не едят его.

Мы удивляемся на то, что были люди, которые ели мясо убитых людей, и что есть еще и теперь такие в Африке. Но подходит время, когда будут так же удивляться на то, как могли люди убивать животных и есть их.

Десять лет кормила корова тебя и твоих детей, одевала и грела тебя овца своей шерстью. Какая же ей за это награда? Перерезать горло и съесть.

Читайте также:  Эмансипация русской женщины - вегетерианство

Греческий мудрец Пифагор не ел мяса. Когда у Плутарха, греческого писателя, писавшего жизнь Пифагора, спрашивали, почему и зачем Пифагор не ел мяса, Плутарх отвечал, что его не то удивляет, что Пифагор не ел мяса, а удивляет то, что еще теперь люди, которые могут сытно питаться зернами, овощами и плодами, ловят живые существа, режут их и едят. (7, с.87)

Было время, когда люди ели друг друга; пришло время, когда они перестали это делать, но продолжают еще есть животных. Теперь пришло время, когда люди все больше и больше бросают и эту ужасную привычку.

Убийство и поедание животных происходит, главное, оттого, что людей уверили в том, что животные предназначены Богом на пользование людей и что нет ничего дурного в убийстве животных. Но это неправда.

В каких бы книгах ни было написано то, что не грех убивать животных, в сердцах всех нас написано яснее, чем в книгах, что животное надо жалеть так же, как и человека, и мы все знаем это, если не заглушаем в себе совести.

Не смущайтесь тем, что при вашем отказе от мясной пищи все ваши близкие домашние нападут на вас, будут осуждать вас, смеяться над вами. Если бы мясоедение было безразличное дело, мясоеды не нападали бы на вегетарианство; они раздражаются потому, что в наше время уже сознают свой грех, но не в силах еще освободиться от него. (5–1, с.105)

Сострадание к животным так естественно нам, что мы только привычкой, преданием, внушением можем быть доведены до безжалостности к страданию и смерти животных.

Те радости, которые дает человеку чувство жалости и сострадания к животным, окупают ему во много раз те удовольствия, которых он лишается отказом от охоты и употребления мяса. (5–1, с.249)

Если вы увидите детей, мучающих для своей забавы котенка или птичку, вы останавливаете их и учите их жалости к живым существам, а сами идете на охоту, на стрельбу голубей, на скачку и садитесь за обед, для которого убито несколько живых существ, т.е. делаете то самое, от чего вы удерживаете детей.

Неужели это кричащее противоречие не сделается явным и не остановит людей?

«Мы не можем заявлять прав на животных, существующих на суше, которые питаются одинаковой пищей, вдыхают тот же воздух, пьют ту же воду, что и мы; при их умервщлении они смущают нас своими ужасающими криками и заставляют стыдиться нашего поступка».

Так думал Плутарх, исключая почему-то водных животных. Мы же по отношению земнородных животных стали далеко позади его.

В наше время, когда ясна преступность убийства животных для удовольствия или вкуса, охота и мясоедение уже не суть безразличные, но прямо дурные поступки, влекущие за собой, как всякий дурной сознательно совершаемый поступок, много еще худших поступков. (5–1, с.332)

Извинительно бы было не оставлять мясоедения, если бы оно было необходимо и оправдывалось какими бы то ни было соображениями. Но этого нет. Это просто дурное дело, не имеющее в наше время никакого оправдания.

Большая разница между человеком, не имеющим другой пищи, кроме мяса, или таким, который ничего не слыхал о грехе мясоедения и наивно верит в Библию, разрешающую поедание животных, и всяким грамотным человеком нашего времени, живущим в стране, где есть овощи и молоко, который знает все то, что высказано учителями человечества против мясоедения. Такой человек совершает великий грех, продолжая делать то, что уже не может не признавать дурным. (5–2, с.53)

НЕ УБИЙ относится не к одному убийству человека, но и к убийству всего живого. И заповедь эта была записана в сердце человека, прежде чем она была услышана на Синае.

https://www.youtube.com/watch?v=Nq9Tl-j_jjg

Как бы убедительны ни были доводы против безубойного питания, но человек не может не испытывать жалости и отвращения к убийству овцы или курицы, и большинство людей всегда предпочтут лишиться удовольствия и пользы мясной пищи, чем самим совершать эти убийства.

По мере просвещения и увеличения населения люди переходят от поедания людей к поеданию животных, от поедания животных к питанию зернами и кореньями и от этого способа питания к самому естественному питанию плодами.

Неразумие, незаконность и вред, нравственный и вещественный, питания мясом в последнее время до такой степени выяснился, что мясоедение держится теперь уже не рассуждениями, а только внушением давности, преданием, обычаем. И потому в наше время уж не нужно доказывать всем очевидное неразумие мясоедения. Оно само собой прекращается. (5–2, с.218)

Толстой проповедовал вегетарианство не только печатно, но и лично обращался к тем, с кем сводила его судьба. Приведем несколько примеров: Одиннадцатого октября 1885 г. Толстой пишет В.Г.

Черткову: «Радуюсь, что вегетарианство вам пошло на пользу. Это не может быть иначе» (2–19, с.72). Становится вегетарианцем и П.И.

Бирюков, причем не ограничивается лишь отказом от мяса и рыбы, но перестает носить и кожаную обувь*(10, с.255).

* В «Русском слове» (1910, N 116) было опубликовано письмо серетаря Толстого В.Ф.Булгакова И.Кухину из Владивостока, который спрашивал у Толстого, можно ли вегетарианцу носить кожаную обувь.

В этом письме Булгаков писал: «Из наших друзей и единомышленников есть люди, отказывающиеся от мясной пищи, но есть и такие, которые совершенно не употребляют кожи.

Кожаную обувь они заменяют зимой валенками, а летом лаптями, деревянными сандалиями или обувью с брезентовым верхом, а также подошвами из резины, линолеума и т.д. Сами они и готовят такую обувь. Большое производство вегетарианской обуви — дело недалекого будущего» (9, с.474).

13 апреля 1909 Толстой обращается к Л.Д.Николаевой: «Ваш муж совершенно справедливо говорит, что в практической семейной жизни первый шаг – это вегетарианство» (12, с.248).

19 февраля 1895 г. Толстой пишет в Бутырку Н.Т.Изюмченко: «Из письма вашего узнал тоже, что вы едите мясо. Очень советую вам для вашего здоровья в тюрьме, без движения, не есть мясного.

Я знал одного Декабриста*, который во время заключения отказался от мяса и вышел 70 лет поразительно свежим и здоровым.

Главное же, советую, если это не трудно в вашем положении, сделать это, потому что нравственно это должно» (1–68, с.38).

* Гавриил Степанович Батенков, просидел в одиночной камере Алексеевского равелина двадцать лет.

Четвертого марта 1909 г. Александра Львовна рассказывала: «Бывший ученик Льва Николаевича, яснополянский мальчик Коля Орехов, которого отдали в Туле в поваренки, не ест мяса. Над ним все смеются, называют его „Толстой“. Другой ученик Льва Николаевича, Паша Резунов, который сейчас лежит дома больной, умолял своих родных не резать ягненка» (12, с.239).

Первого июня 1909 г. редактор «Вегетарианского обозрения», приехавший из Кишинева в Ясную Поляну, прочел полученное Толстым письмо из Тулы от братьев, которые отказались от мяса и этим вызывают против себя раздражение отца. Перпер решил послать мальчикам свой журнал. «Лев Николаевич очень одобрил это намерение, — записал Н.Н.

Гусев, — особенно потому, что надеялся, что и родные их, враждебно относящиеся к отказу от мясоедения, узнают из журнала, что переход от мясной пищи к растительной рекомендуется многими людьми, в том числе учеными профессорами и докторами» (12, с.262). В июле 1908 г. Толстой продиктовал в фонограф сказку «Волк» (2–14, с.

305), в которая объясняет детям необходимость вегетарианства:

Был один мальчик. И он очень любил есть цыплят и очень боялся волков. И один раз этот мальчик лег спать и заснул. И во сне он увидал, что идет по лесу за грибами и вдруг из кустов выскочил волк и бросилося на мальчика. Мальчик испугался и закричал: «Ай, ай! он меня съест!»

Волк говорит: «Постой, я тебя не съем, а я с тобой поговорю».

И стал волк говорить человеческим голосом.

И говорит волк: «Ты боишься, что я тебя съем. А сам ты что же делаешь? Ты любишь цыплят?»

– Люблю.

– А зачем же ты их ешь? Ведь они, эти цыплята, такие же живые, как и ты. Каждое утро – пойди посмотри, как их ловят, как повар несет их на кухню, как перерезают им горло, как их матка кудахчет о том, что цыплят у нее бурут. Видел ты это? – говорит волк.

Мальчик говорит: «Я не видел».

-А не видел, так ты посмотри. А вот теперь я тебя съем. Ты такой же цыпленочек – я тебя и съем.

И волк бросился на мальчика, и мальчик испугался и закричал: «Ай, ай, ай!» Закричал и проснулся.

И с тех пор мальчик перестал есть мясо – не стал есть ни говядины, ни телятины, ни баранины, ни кур.

Источник: http://veggies.ru.s19.hhos.ru/vegetarianism/vegetarianstvo-v-religiyakh-vsego-mira/57-lev-tolstoj-o-vegetarianstve.html

Лев Толстой — Об Истине, Жизни и Поведении (21 февраля (Вегетарианство)

Лев Толстой — Об Истине, Жизни и Поведении (21 февраля — Вегетарианство)

Лев Николаевич Толстой собрал в одной книге много высказываний различных людей живших на Земле в разное время. Книга называется «Об Истине, Жизни и Поведении». Книга разбита на даты, то есть с первого января по 31 декабря. По сути это мудрость на каждый день.

Каждая глава помимо даты имеет еще и свое название. Есть несколько глав о вегетарианстве. Естественно мы не могли пройти мимо этого и размещаем здесь эти важные цитаты. Те, что не подписаны, это цитаты самого Толстого или цитаты которых авторство он не сохранил.

21 февраля (Вегетарианство)

Было время, когда люди ели друг друга; пришло время, когда они перестали это делать, но продолжают еще есть животных. Теперь пришло время, когда люди все больше и больше бросают и эту ужасную привычку.

1

Как странно, что разные общества защиты детей и покровительства животных относятся совершенно безучастно к вегетарианству, тогда как именно потребление мяса и является в большинстве случаев причиной той жестокости, с которой они хотят бороться путем наказания.

Исполнение закона любви может содержать жестокость сильнее, чем страх уголовной ответственности.

Едва ли есть разница между жестокостью, которая совершается при истязании и убийстве с целью удовлетворить своему чувству гнева, и жестокостью, которая совершается при истязании и убийстве с целью воспользоваться мясом животных, питаясь которым люди разжигают в себе главный очаг жестокости. (Люси Малори)

2

Великая троица проклятий: табак, вино и мясо животных. От этой ужасной троицы и великие бедствия, и великие разорения. Попадая во власть этой троицы, люди приближаются к животным и лишаются и человеческого образа, и лучшего блага человеческой жизни: ясного разумения и доброго сердца.  (По Гильсу)

3

В заблуждении о том, что наши деяния относительно животных не имеют нравственного значения, или, говоря языком общепринятой морали, что перед животными не существует никаких обязанностей, в этом заблуждении проявляется возмутительная грубость и варварство. (Шопенгауэр)

4

Один путешественник подошел к африканским людоедам в то время, когда они ели какое-то мясо. Он спросил их, что они едят? Они отвечали, что мясо это было человеческое.

«Неужели вы можете есть это?» – вскрикнул путешественник. «Отчего же, с солью очень вкусно», – отвечали ему африканцы. Они так привыкли к тому, что делали, что даже не могли понять, к чему относилось восклицание путешественника.

Так же не понимают мясоеды того возмущения, которое испытывают вегетарианцы при виде свиней, ягнят, быков, поедаемых только потому, что мясо это вкусно с солью. (По Люси Малори)

5

Убийство и поедание животных происходит, главное, оттого, что людей уверяли в том, что животные предназначены Богом на пользование людей и что нет ничего дурного в убийстве животных. Но это неправда.

В каких бы книгах ни было написано то, что не грех убивать животных, в сердцах всех нас написано яснее, чем в книгах, что животное надо жалеть так же, как и человека, и мы все знаем это, если не заглушаем в себе совести.

Не смущайтесь тем, что при вашем отказе от мясной пищи все ваши близкие домашние нападут на вас, будут осуждать вас, смеяться над вами. Если бы мясоедение было безразличное дело, мясоеды не нападали бы на вегетарианство; они раздражаются потому, что в наше время уже сознают свой грех, но не в силах еще освободиться от него.

Источник: http://zelenaya-lampa.ru/vegetarianstvo/lev-tolstoy-ob-istine-zhizni-i-povedenii-21-fevralya-vegetarianstvo.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector