Восточная украина: невидимые жертвы чужой войны – вегетерианство

Даниэлла Джонсон: Как Украине залечить невидимые раны войны

Текст переведен специально для сайта “Обозреватель”. Оригинал читайте на AtlanticCouncil.org

Лечение “невидимых ран войны” – психологических травм – стало важной проблемой для международных организаций в зонах конфликта. Украина – не исключение. Но страна все еще изучает, как лучше всего решить эту неотложную проблему психического здоровья среди боевых ветеранов, внутренне перемещенных людей и других уязвимых групп населения.

У специалистов в области психического здоровья Украины был небольшой опыт с кризисной психологией, когда во время протестов Майдана вспыхнуло насилие, а затем на востоке началась война.

Также были опасения, что система охраны психического здоровья унаследовала дурную славу со времен советской эры, когда обвинения в психическом заболевании использовались с целью опорочить политических противников.

Боялись и того, что подобные воспоминания помешают людям обратиться за помощью, а это могло иметь драматические последствия, в том числе увеличение самоубийств, случаев насилия в семье и алкоголизма. По этим причинам получили распространение программы по обучению украинских психиатров и психологов касательно лечения послевоенных травм.

Хотя точное число таких программ неизвестно, непрекращающийся вопрос состоит в том, насколько они эффективны. Многие наблюдатели указали на недостатки в качестве различных программ и отсутствие координации в прилагаемых усилиях.

Елена Черепанова, специалист по психологическим травмам, имеющая опыт работы с украинскими психологами, утверждает, что данная область в Украине иногда похожа на “Дикий Запад”.

Кац Де Йонг, психолог из неправительственной международной организации “Врачи без границ” также заметил: “хотя в бумагах значится, что для помощи людям существуют прекрасные программы, действительность оказывается не такой радужной. Все сильно приукрашено”

Поверхностность многих из этих программ идет вразрез с их благими намерениям.

Леся Василенко из НГО “Юридична сотня”, предоставляющей юридическую помощь вернувшимся домой солдатам, описывает ситуацию так: “Международные организации и психологи приедут, проведут тренинги для сотни людей или около того, и скажут: “’Вы прошли курс обучения, и теперь вы квалифицированы’’. Пять часов – и квалифицированы?”

Если распространение тренингов с недостаточным контролем качества и преследует в качестве цели расширение сферы охраны психического здоровья в кризисной ситуации, в действительности, психологи в Украине до сих пор неспособны удовлетворить высокий спрос на свои услуги.

Убедить людей обращаться за помощью далеко не такая большая проблема, как низкая доступность психологической помощи, особенно в сельских районах и АТО, где профессионалы отправляться не желают.

Оксана Хмельницкая, психолог и руководитель в НГО “Кризисная психологическая помощь”, сожалеет о том, что “остальной части Украины” и областям за пределами больших городов уделяется недостаточное внимание. Это чрезвычайно проблематично для тех солдат, кто возвращается домой в эти части страны.

Учитывая эти сложности, как международное сообщество может улучшить свой подход к проблеме психологических военных травм в Украине? Работая с последствиями длительного насилия и внутренних перемещений, следует фокусироваться на организации служб для борьбы с травмами и их поддержании в течение длительного срока.

Разумеется, обучить украинских специалистов – важно, но международные деятели должны мыслить более широко о проблеме доступа и стремиться обеспечить широкую систему поддержки. Им стоит начать сотрудничать с важными общественными организациями, такими как церкви, которые могут оказать поддержку.

Международное сообщество должно также признать, что психологическая травмы усугубляют длительные физические лишения.

Дарежан Явахишвили, грузинский психолог, отмечает, что в тех областях Украины, где инфраструктура была разрушена, а насилие стало частью обыденности, “недостаток психического здоровья расценивают как роскошь”. Таким образом, важно инвестировать больше денег в борьбу с гуманитарным кризисом в Украине.

Удовлетворение физических потребностей людей способствует развитию доверительных отношений и поможет улучшить обстановку, в которой будет проще работать с психологическими травмами.

Наконец, международное сообщество должно убедить украинские власти не только поддерживать те НГО, что эффективно работают над психологическими травмами, но также вкладывать средства в собственных военных психологов и командующих.

Текущая зависимость от волонтерских усилий должна быть компенсирована построением официальной инфраструктуры.

Следует выделить время и ресурсы на то, чтобы обучить тех, кто работает с солдатами на фронте и позаботиться о том, чтобы заранее смягчить будущие травмы, вовремя выявить их признаки и принять меры.

Подобные усилия с вершины политико-военной иерархии Украины послужили бы сигналом о том, что обращение за помощью – вовсе не признак слабости, как принято считать среди военных.

Как Де Йонг выразился, если с этими проблемами не бороться, то “Люди конечно выживут. Но качество такого выживания будет другим”. Мы должны бороться за лучшую Украину.

Источник: https://www.obozrevatel.com/blogs/82904-kak-ukraine-zalechit-nevidimyie-ranyi-vojnyi.htm

Пасхальные жертвы

Перемирие, которого мы с надеждой ждали после заключения соглашений в Женеве, нарушено. Несмотря на праздник Пасхи, под Славянском было совершено нападение на блокпост местного ополчения.

Погибли не менее трех человек из числа местных жителей и не менее двух — из числа нападавших, есть пленные. На прошлой неделе при блокировании военной части демонстрантами погибли люди в Мариуполе: трое убитых, десятки раненых.

Есть ли еще шанс это остановить?

— Не боитесь, что если по вашей просьбе будут введены российские войска, это приведет к большой крови? Тогда украинская армия точно вступит в бой. Они не хотят воевать с народом, но регулярная армия другого государства — другое дело.

— Но они уже и так воюют с народом, как могут. Вот стояла их же собственная машина на трассе, десантники. Прилетела вертушка и начала обстреливать. Был ранен совершенно мирный человек, дедушка-сторож получил пулю в шею. Это безмозглое правление! Они тупо взяли и расстреляли своих. Ну как так можно командовать? Кто отвечать за это будет? Турчинов? Эй, Турчинов, когда отвечать будешь, сука?

Мы разговариваем с Вячеславом Пономаревым, «народным мэром» Славянска, командиром местного вооруженного ополчения, в захваченном здании горсовета за полдня до пасхального боя на подступах к городу.

Тогда казалось, что перемирие работает. Повстанцы объявили о прекращении всех боевых действий на Пасху.

«Зеленые человечки», конечно, не крестятся ежеминутно, но самоощущение православного воинства здесь в воздухе.

На площади шумно и весело, страха нет и в помине, родители прямо с детьми фотографируются на фоне вооруженных людей в масках.

Опасность тут ощущается только по линии свой — чужой, но за вражеского агента, говорят, сойти несложно: неосторожная ирония, вопрос с подковыркой, западенский акцент… Иностранных журналистов терпят, но и рассказами не балуют, настоящая ненависть — к киевскому телевидению. Оружия в Славянске много, и оно не всегда в руках уравновешенных, хладнокровных людей.

Как рассказывает наш коллега Дмитрий Великовский, на блокпосту пистолетом угрожали даже российскому представителю миссии ОБСЕ Виктору Лихачеву. Миссия, кстати, в итоге заявила, что не нашла убедительных следов присутствия российских военных.

Нам повезло: дружеский прием обеспечили фотографии из прошлого номера «РР» — ополченцы узнают себя и не скрывают довольных улыбок. Боец, которого все знают по позывному «Ромашка», с удовольствием общается со всеми желающими.

Журналисты часто принимают его за военного из России, он и сам рассказывает, что русский офицер. Говорит, что воевал в Чечне, потом в Ираке — уже в качестве украинца; жена украинка.

Говорит о казацких организациях, обсуждает перспективы штурма (против пяти минометов не выстоять), не скрывает презрения к политикам (мы, военные, политикой не занимаемся).

— Подрежь немножечко сальца, — говорит своему сыну, молодому человеку чуть за двадцать, Пономарев. Тот без оружия, занимается гражданскими делами, но сознательно на фронте.

— Как мать-то отпустила?

— Да он ведь взрослый уже.

Я пытаюсь понять, откуда взялась здешняя «армия», пошатнувшая устои нынешнего украинского режима и разоружившая 25-ю бригаду ВДВ, кто может на нее повлиять и заставить вернуться к миру.

Москальский интернационал

— Первый раз мы собрались 21 февраля, нас тогда было всего 70 человек, — излагает Пономарев историю создания местного ополчения. — Есть в Славянске Парк культуры и отдыха имени Ленина.

Там у нас памятник воинам-освободителям. Ну и начали общаться, разговаривать, обсуждать, что в стране происходит. Все мы понимали, что эти фашиствующие молодчики не остановятся на Киеве.

Они пойдут дальше, они это сами озвучивали: придем, мол, и всем покажем.

Картина получается такая. Группа здешних отставных офицеров армии и милиции, работающие менты расценили победу Майдана как прямую и явную угрозу. Тем временем приехали милиционеры из Киева — брошенные, обруганные, уставшие, битые, с ними переместилась и линия фронта.

Захват зданий — это тоже чистая зеркалка, заимствование технологий врага. Майдан, демонизируя милицию и «Беркут», создал вооруженного и обученного врага на востоке Украины.

Как будто милиция не проиграла на Майдане, а просто отступила на заранее подготовленные позиции, туда, где народ за них.

— Создали координационный совет по типу полка, — продолжает Вячеслав Пономарев. — Командир, замкомандира, начальник штаба, замполит. Дальше уже ротные, взводные и так далее.

— Как в Советской армии?

— Конечно, а зачем изобретать велосипед? Ну, немножко подкорректировали структуру в свете реалий сегодняшнего дня. И когда мы поняли, что готовы к реальной боевой работе, начали координировать свои действия с другими городами Донецкой области.

«Полк» здесь в Славянске хорошо вооружен (оружие разное, но только у десятка-другого бойцов — современное), он никому не подчиняется, а только координирует действия. Здешние бойцы помогли «отштурмовать» здание МВД в соседнем Краматорске, но к трагическим событиям в Мариуполе отношения не имеют.

Оперативные успехи и растущая слава способствуют притоку бывших офицеров из разных частей Украины. Нельзя исключить, что здесь есть отставники и из российских регионов, но прямых подтверждений нет.

То есть на уровне общежитейских соображений кажется очевидным, что в такой ситуации должны работать хотя бы спецы и советники, но все происходящее пока объяснимо и без участия Москвы.

— Да при чем здесь Россия? Россия от нас в двухстах пятидесяти километрах! У них своих проблем миллион. Да, мы считаем россиян братским народом, белорусов, молдаван, осетин, грузин и так далее.

Казахи, узбеки — да, это наши люди, мы с ними вместе служили! Вместе с ними деды наши кровь проливали. Завоевали для нас победу. И что, мы теперь все это тупо сдадим? Да не, ребята, подождите! У нас есть силы бороться, есть.

И мы будем бороться до упора, пока не выгоним эту фашистскую сволочь с нашей земли.

За нашу Украину!

Больше всего поражает, что даже здесь, в самом сердце «сепаратизма», есть мощный украинский патриотизм. Просто он не враждебен России. В какой-то момент Вячеслав Пономарев начинает говорить как с броневика — с предельной офицерской эмоцией. Речь зашла о новомосковских десантниках, причем не тех, что присоединились к повстанцам, а тех, кто просто не захотел стрелять в мирных граждан.

— Да не надо переходить на нашу сторону! Но за что им воевать? Армия дезориентирована, дезорганизована, нарушены все связи. Ну как это так — боевую часть, гвардейскую, 25-ю бригаду ВДВ, какой-то пастор (и.

о. президента Украины Александр Турчинов имеет сан в одной из протестантских сект.

— «РР»), непонятно откуда взявшийся, петух недорезанный, расформировывает… Ты кто такой, дичь безмозглая! Ты что делаешь?

Для Вячеслава Пономарева и его бойцов украинская армия — это не «их» армия, а «наша», несмотря на то что командуют ею «проворовавшиеся генералы и запойные замполиты».

Дискуссия о мирном урегулировании была бы более конструктивной, если бы в Киеве меньше верили собственной пропаганде и не называли повстанцев на востоке сепаратистами, террористами и пособниками оккупантов.

Даже явные фальшивки типа приказа евреям явиться на перерегистрацию в захваченный донецкий облсовет и заплатить по 50 долларов обсуждаются в Киеве на полном серьезе.

Правда же в том, что мужики здесь глубоко местные, хоть и вооруженные, и они тоже за Украину, просто, с их точки зрения, она уже захвачена врагом.

— Мы с приспособленцами, олигархами, нацистами, фашистами, пидарасами переговоров не ведем. Не ведем! — говорит Пономарев.

После подписания женевских соглашений я разговаривал в захваченной донецкой обладминистрации с «сопредседателями Донецкой народной республики», в том числе с Денисом Пушилиным.

— Турчинов — военный преступник. Он действует против своей армии и против своего народа, — заявляет Пушилин.

Как раз в этот момент «Донецкая республика» пытается наладить связь по скайпу с Москвой.

— Не с Путиным, конечно, хотя мы бы очень хотели с ним поговорить. С представителями общественных организаций.

— А могли бы Россия и Путин уговорить вас разоружиться и освободить здания? — интересуюсь я переговороспособностью политического крыла донецкого восстания.

— Ну, Россия не хочет доводить до большого напряжения и более крупных военных операций — нужно быть очень глупым человеком, чтобы хотеть войны. Конечно, нужно пытаться найти точки соприкосновения. Но в Киеве не выполняют соглашения, — говорит Пушилин.

— А со стороны Киева кто-то пытается с вами контактировать?

— Только что звонила Тимошенко, предлагала встречу. Но мы отказались: она же не представляет никого.

— Насколько вы на самом деле готовы сдерживать горячие головы?

— Тяжело приходится. Киевская хунта многих загнала в маргинальные группы. Но мы работаем над координацией, что-то получается.

По сравнению с прошлым моим приездом в Донецк захваченная администрация стала больше похожа на офис, многие даже переоделись в цивильное — они явно хотят в правовое поле. Девочка-переводчица из Донецка, сопровождавшая датского журналиста, даже пожаловалась: «Они еще власть толком не захватили, а уже ведут себя как крутые начальники. Кто их выбирал?»

Читайте также:  Макро- и микроэлементы: основа полноценной жизни. - вегетерианство

Священная война

Формальные требования протестующих ничего не значат. В том смысле, что они ситуативны: есть пример Крыма — требуют присоединения к России, не берет Россия — ну и ладно; может Путин ввести войска — отлично, нет — справимся сами.

Пока широкое одобрение получают требования типа «референдум, освобождение политзаключенных, прекращение насилия и арестов, русский язык».

Но это все же условная политика, есть вещи за пределами формального и рационального, и именно там, вне формальной логики, и кроется настоящая проблема.

Социологи говорят об иерархии человеческих ценностей: внизу рациональные правила, выше моральные традиции, еще выше нормы лояльности (предательство как главный грех) и выше всего священные нормы. За них готовы умирать и убивать.

Если дело доходит до спора по последним двум, жди войны, национальной или религиозной.

Сейчас на Украине настоящая священная война: рациональные договоренности и государственные институты взорваны революцией, циничные политики, способные разговаривать спокойно, никому не интересны, на первый план выходят романтики и экстремисты.

По одну сторону баррикады на знамя поднимают 9 Мая и антифашизм, с другой — национализм и спасение единой Украины. Причем каждая сторона подозревает другую в том, что у нее-то ничего священного нет, они понарошку, за вражеские деньги — американские или русские.

— Пытаясь договариваться с нами, они остаются в рамках своей идеологии. А их идеология — активный фашизм, бандеровщина, — говорит Александр Хряков, председатель «Комитета избирателей Донбасса», в «Донецкой республике» он охотнее всех говорит про идеологию.

— Они себя узаконили, сделали святыми и пытаются с этих позиций с нами разговаривать. Они уже 23 года учат в школе, что наши герои — это не наши русские полководцы Суворов, Кутузов, Жуков, Конев, маршал Малиновский, а эсэсовцы Шухевич и Бандера.

Как мы можем с этим согласиться?

На прошлой неделе в Донецке прошел митинг за единую Украину. На каждого демонстранта примерно полтора милиционера. На митинг, как во времена Януковича, зазывали в том числе используя административный ресурс — похоже, местная элита хочет мира.

Бывая на Украине, я каждый раз пытаюсь сказать, что по другую сторону баррикады тоже люди. С Артуром Шевцовым, лидером местной «Свободы», я встречаюсь в студенческом кафе на улице Артема.

— Вот вы формируете проукраинское ополчение. Но относительный мир последних дней держался как раз на том, что армия отказалась воевать с народом. А не думаете, что, если ваше ополчение станет реальной силой, прольется большая кровь?

— Не знаю, откуда у вас информация, что армия отказалась воевать. Обратный пример — столкновения в Мариуполе. Военные при попытке атаковать их часть поступили именно так, как записано в уставе: открыли огонь.

— Вы были против того, чтобы власти стреляли по Майдану, а сейчас хотите, чтобы военные стреляли в демонстрантов?

— Они требуют отделения от Украины, это называется нарушением территориальной целостности. — Для Артура, похоже, «целостность» — это не юридическая категория, а священная.

Мне трудно с ним говорить. Он молодой неглупый парень, учится на политолога, партийный карьерист, готовый, по-видимому, даже драться за национальную революцию. Когда речь заходит о «них», он все время уводит в юридическую и формальную плоскость. Но ничего нельзя понять, если не увидеть в противнике человека, в том числе и со священными ценностями.

— А вы готовы разговаривать с людьми, которые захватили администрацию в Донецке?

— Ну, я не вижу у них желания разговаривать. Они хотят ходить с палками по улицам и «гопать» — разбойничать. Но мы готовы разговаривать. Если они хотят децентрализации — пожалуйста, наша партия как раз и выступает за то, чтобы отдать больше власти на места.

— А вы пробовали говорить с дончанами об их обидах на Киев, про русский язык?

— Конечно, это несложно. Я спрашиваю: «До того, как был принят законопроект, вы ощущали какие-либо неудобства с русским языком? И изменилась ли ситуация после принятия этого закона?» Они отвечают: «Нет, ничего не изменилось».

— Но дело ведь не в каких-то рациональных соображениях, а в презрении, которое ощущает местное население со стороны в том числе и «Свободы».

— Нет, дело в том, как доносят эту информацию до населения представители местной политической элиты, контролирующие СМИ.

— Неужели население так глупо, что не может разобраться само? Они чувствуют, что их презирают, что их интересы в центре никто не представляет.

— Интересы конкретного человека не всегда совпадают с интересами государства. Когда России требуется защитить свои национальные интересы, бывает, что и СМИ притесняют, и грузинские вина запрещают. Почему же Украине нельзя защищать свои национальные интересы?

— Да бог с ней с Россией! Сейчас проблемы конкретно в Донецке, почему бы их не решить? Люди чувствуют себя оскорбленными.

— А в чем оскорбление?

— Почему нельзя просто не возражать против статуса русского языка, не оскорблять память Великой Отечественной войны и приструнить ваших боевиков?

— Ну, у вас в России своя точка зрения. А у нас независимая страна, которая во время Второй мировой была разделена великими державами…

Дальше — неинтересный разговор про историю и то, что некоторые люди неправильно понимают Бандеру. Религиозная война продолжается.

Кровавое воскресенье

Времени, чтобы понять друг друга, не осталось. Да, пока большинство населения еще живет рациональными категориями: работа и семья важнее политических материй и вопроса о власти.

Но пространство нормального сжимается, война требует топлива. Чтобы кричать с полным правом: «Наших бьют!», нужны новые жертвы.

А чтобы снова и снова вскипала «ярость благородная», требуется кощунство со стороны противника.

На Пасху в Славянске случилось и то и другое. Перемирие было нарушено у блокпоста, ведущего к телебашне, которую накануне захватили повстанцы, возобновив вещание российских каналов.

Четыре белых джипа с фальшивыми номерами открыли стрельбу. Прибывшие вскоре из Славянска вооруженные люди вступили в бой. Трое погибших со стороны ополченцев Донбасса — не менее двух со стороны нападавших.

На месте боя остались два сгоревших джипа и гильзы. Две машины скрылись.

Вместе с тем пасхальная кровь вызывает столько же вопросительных знаков, сколько и восклицательных. Как по заказу, у нападавших была найдена символика «Правого сектора» и иностранное оружие.

Ополченцы поймали паренька, который после жесткого приема представился активистом «Правого сектора» из Винницкой области, но о своем прямом участии в стрельбе не сказал ни слова.

Потом на пресс-конференции показали еще одну пленную — активистку Майдана и журналистку Ирму Крат — с замотанной скотчем головой. Скептики сходятся во мнении: дело ясное, что дело темное. Очевидно одно — наличие трупов.

Символично, что место боя — телебашня, что-то вроде психического ретранслятора в антиутопии братьев Стругацких «Обитаемый остров». Центральные украинские телеканалы, не имея никакой информации с места и не рискуя проникнуть в Славянск, сомневаются даже в факте боя, считая все произошедшее выдумками Дмитрия Кисилева и Life News.

Но что может быть реальнее смерти? Один из погибших — Сергей Тихонович Руденко, пятидесяти семи лет, как говорит его сын, простой мирный человек. Невинные гибнут в первую очередь. Это отличительный знак гражданской войны.

Источник: http://expert.ru/russian_reporter/2014/16/pashalnyie-zhertvyi/

Израильский военный эксперт Игаль Левин о войне в Донбассе

— Какое вы имеете отношение к конфликту в Донбассе?

— Летом 2015 года я по израильской методике обучал революционеров навыкам партизанской войны в подпольных лесных лагерях на случай, если Россия захочет вторгнуться глубоко в Украину.

Многие из них уже воевали в АТО и участвовали в Майдане, и им было важно развивать революцию дальше. В России они видели интервента, который угрожал их родине. Украина слабее России, а война слабых — это партизанская война.

Имена называть не буду по понятным причинам. Но вот полк “Азов” и “правосеков” я не тренировал.

— Некоторые израильтяне уехали воевать за ДНР/ЛНР. Почему вас заинтересовала противоположная сторона?

— Революция. В постсоветских странах бюрократия, называя себя демократами, выстроилась из советских элит. Она мыслит в духе мафии, а не либерального Запада, удушая возможности развития международных рынков и буржуазных свобод для граждан.

Таковы Россия и Белоруссия, а про Казахстан я вообще молчу. Ведь Запад — это не гей-парады, как думают ватники. Запад — это возможность молодежи и среднего класса заниматься тем, чем хочешь, включая политику и бизнес.

Сам по себе Запад это не рай, но совковая бюрократия — всегда хуже.

В Украине, самой нищей стране Европы, Янукович и его бизнес-элиты много лет обслуживали российский капитал. В итоге средняя буржуазия потребовала перемен. На Майдане каски, еда и палатки не с неба с американских самолетов упали.

Как рассказывали революционеры, к ним подъезжали на джипах бизнесмены, спрашивали, что надо, и привозили. Буржуазные революции возникают при режимах, мешающих развитию капитала и гражданского общества.

Так было в Европе в 19 веке, а российское пространство отстало — первая революция в России произошла в феврале 1917 года. Но ей не дали развиться большевики.

Я поддержал Украину, и в Израиле я не уникален. Солидарность с Украиной проявили многие израильские левые.

— Насколько были плохи дела Украины изначально?

— По сути, армии не было. Украина за 24 года независимости ни с кем не воевала, и грамотные командиры не могли упасть с неба. Если почитать отчеты американских инструкторов — это шок от состояния ВСУ, офицерского состава.

Люди бродили по базам со взведенными автоматами, как гангстеры в 30-е годы. По словам моих знакомых ветеранов, танкисты на поле боя не умели открывать огонь.

Когда в территориальные батальоны привозили тепловизоры, ими не умели пользоваться, а беспилотники не могли запустить.

Первый натиск выстояли добровольцы, ополченцы, в прямом смысле, не подчиняющиеся центральному командованию. С их помощью освободили большую часть Донбасса, расчленили ДНР и ЛНР. Чуть-чуть, и могли бы закончить войну.

Но Россия ввела регулярные войска; сгорели сотни майдановцев, которые рисковали жизнью ради светлых изменений. Многие были искалечены. Двое моих товарищей-анархистов попали под Иловайском в плен, когда окружили “Донбасс”.

Если бы не Россия, то летом разбили бы всех этих “стрелковых”, “бабаев” и “барадаев”, и не было бы дальнейшей кровавой мясорубки: Дебальцево, десяти тысяч жертв и покалеченных душ. До августа в Донбассе орудовали небольшие пророссийские группы, которые держали города, и никаких шансов с военной точки зрения у Новороссии не было.

— Почему вы так уверены в российской интервенции?

— Когда кричат, что солдат из России не было, забывают, что атака на юге шла в направлении Мариуполя, где у сепаратистов не было сил, а вчерашних шахтеров невозможно за короткое время обучить пользоваться танками и сбивать вертолеты. Кто создал зенитный зонтик, из-за чего полеты украинских ВВС прекратились, чтобы не потерять всю авиацию?

Из разговоров с фронтовиками понятно, что укрепления, которые они видели, могли возвести профессионалы с использованием спецтехники. Бетонные укрепления, грамотные снайперы, минометчики. Товарищи, попавшие в Иловайский котел, рассказывали, как там сжигали танки.

Откуда взялись у шахтеров танки и в таком количестве? Когда шли бои за Дебальцево, в Новороссии, по разным оценкам, были сотни танков. Каждый танк — это три члена экипажа. Плюс технический персонал, огромное количество ГСМ, ремонтные мастерские, силы прикрытия — и получаем тысячи военспецов.

Они все — восставшие донбосяне?

— Что израильский офицер думает о демонстрации возможностей Российской армии на востоке Украины?

— Россия уже имела опыт войн: в Чечне и с Грузией, а в армии проводились кое-какие реформы. И в Донбассе россияне встретили несерьезного противника, будучи тоже не очень серьезной армией. Это привело к кровопролитным и затяжным сражениям: линия фронта, окопы, артиллерия.

Мой товарищ Максим Осадчук просидел полтора года в окопах под Счастьем, пока не демобилизовался. Даже в Сирии война более маневренная, чем в Донбассе. Но вот пятизначные подсчеты российских потерь — это перегибы украинских СМИ.

Понятно, что в любом конфликте все СМИ тянут одеяло на себя.

— Возвращаясь к ВСУ: как понимать многочисленные жертвы среди мирного населения, увеличившиеся после первого “Минска”?

— Тут мы подходим к интересному явлению: почему ВСУ, говоря, что освобождают, бомбят города, чем настраивают против себя население. Надо понимать специфику: на войне большинство потерь от артиллерии, ее не зря называют богом войны. Брать города очень сложно.

Если вводить войска без артподготовки — будут нереальные потери, как у ВС РФ при первом штурме Грозного. Альтернатива — бомбить, разрушать опорные пункты, снайперские точки, заставить врага покинуть боевые посты. Издержки — гибель и страдания гражданского населения. В военной науке нет этики, там свои законы.

Командир не смотрит, упадут ли его снаряды на голову молодой мамаше. Он выполняет задание так, чтобы не положить при этом своих солдат.

Читайте также:  Количество и качество жиров, которые мы едим, влияют на здоровье - вегетерианство

Любые вменяемые власти, когда готовятся бои за города, эвакуируют их. Ответственность за жизни людей лежит на обороняющейся стороне. Гитлер не вывел немцев из Берлина. Последствия — это его вина, а не Красной армии.

Даже омерзительное Исламское государство, обороняя Пальмиру в Сирии, вывезло жителей в Ракку.

Почему сепаратисты и россияне не позаботились об этом? Потому что, если бы не горожане, то Украина могла обрушиться по всей программе на сепаратистов.

Понимаю, что Донецк — это огромный город, но я не видел эвакуации даже из маленьких городков на линии фронта. От ужасов войны люди бежали самостоятельно.

— Однако в Донецке и других городах снаряды падали часто не на линию соприкосновения сторон.

— Артиллерия — это штука, которая даже в наши дни все равно не меткая. “Умный” снаряд, траекторию которого делает компьютер, не падает в точно указанное место — разброс 5-10 метров. И у Украины, у которой была советская артиллерия с болванками и необученными артиллеристами, нет “умных” снарядов.

Этим и объясняется неуклюжесть ВСУ и потери среди мирного населения. Но изначально Украина старалась действовать ювелирно. Операция под Славянском — разрушения в городе минимальные.

Возможно, потому что ситуацию рассматривали как антитеррористическую операцию: небольшие отряды идут вперед, не ожидая вторжения России.

— После Дебальцевского котла в Донбассе установилось позиционное затишье. Как изменились ВСУ?

— За два года войны стало лучше: появился опыт, поработали военспецы из-за рубежа. Одних израильских инструкторов от ЧВК действует около 20 человек. Некоторые за деньги и “Азов” тренируют. ВСУ привели в состояние более или менее регулярной армии.

Однако ВСУ так и остались наследием совка с его невысоким тактическим уровнем. С отвратительной и архаичной подготовкой солдат. Женщинам не дают себя реализовать, отказывая в равноправии с мужчинами, а тех, что воевали, регистрируют медсестрами с жалкими пенсиями.

Царит странное отношение к “элите”, которой называют себя тыловые части, как “Азов”, а не сжигающие себя на фронте. Новичков же сразу, без подготовки, отправляют в окопы. ВСУ надо реформировать с корня: поменять подход к офицерскому и младшему командирскому составу.

Это гигантская работа, которую никто пока не планирует делать.

— Ваша ирония к “Азову” — она больше военная или политическая?

— Андрей Билецкий через “Азов” выстраивает себе лесенку наверх. Если бы его волновала Украина, то он бегал бы на фронте с солдатами, а не игрался в политика. “Азов” вырос из откровенно нацистской структуры — “Патриот Украины”. Какими были, такими они и остались. Ничего позитивного.

“Азов” кичится тем, что они элита, которая сидит в тылу по случаю большой войны. Я вижу их пафосные ролики, как они тренируются и катаются на бронетехнике и одновременно творят непотребство: прыгают на гражданских активистов, бьют старушек. Да, эти старушки за Советский Союз, но они старики, черт возьми! Я, как воспитанный в ЦАХАЛ, знаю, что элита должна быть в самой горячей точке.

В Израиле три боевых награды. Но почти все кавалеры таких наград погибли. И это — элита! Если “Азов” такие уж спасители Украины, то они должны штурмовать высоты и умирать. Элита не будет устраивать факельные шествия в тылу с зигованием. Элита — это простые ребята, которые месяцами держали фронт, воевали и попали в плен, и те, кто вернулся из окопов с подорванным здоровьем.

Они не посрамили революцию.

“Азов” врет, выставляя себя защитником Украины. Когда их спросили, почему они нападают на ЛГБТ, Билецкий родил изречение идиота: “А где их флаг на фронте?” Это заблуждение — множество ЛГБТшников прошли АТО. Но, извините, какой еще флаг в консервативном обществе, где большинство геев скрывают свою ориентацию в армии?

— Однако “Азов” одно из популярнейших подразделений в украинских СМИ.

— Этот полк — дворцовая, показушная военная часть. Но объективности ради отмечу тех, кто составлял костяк зарождающегося “Азова”, — они спасли Мариуполь. Весной 2014 года были такие люди — “Черные человечки”, революционеры с Майдана. Они поехали в Донбасс, когда государство было дезорганизовано. Без них Мариуполь был бы потерян. Они там воевали и погибали.

Многие из них были нациками, но были среди них и левые, и даже евреи. Хотя за “Черными человечками” стояли “Патриоты Украины”, люди туда активно шли — ведь другие добровольческие подразделения только формировались, а надо было освобождать Восток. После Мариуполя “Азов” начал заниматься откровенной ерундой и нацизмом. К 2015 году все адекватные ветераны ушли из него.

Нацисты — это не оскорбление, они сами себя так называют.

— Вас никогда не смущало огромное количество добровольческих батальонов на фоне их формата неполноценных рот?

— Это происходит во всем мире на фоне военного пафоса и героики. Смогли сколотить отряд в сто человек, а это немало, и сразу называются батальоном. Это основательно так звучит — батальон. Не рота же и не отряд “Тимур и его команда”. Украина не исключение — в Сирии группировка бородачей из пятидесяти человек тоже называет себя батальоном.

— Украинское добровольческое движение — оно живо или, скорее, мертво?

— Добровольцы уже давно ушли в легенду. Есть “ДУК Правый сектор”: ни рыба ни мясо. “Правый сектор” — они фашисты, а не нацисты — как был на Майдане, так и в АТО остался чем-то маленьким. Нет той вольницы, что была в “Донбассе” и “Айдаре”. Батальоны были преданы, причем своей же властью, кинувшей их в котлы.

Был разбит “Донбасс”, а Киев мог бы спасти положение: были танки, — все было, но вместо этого провели красивый парад в столице. “Айдар” пригвоздили артиллерией к земле в Счастье. Власти стали для добровольцев вторым врагом после России.

Любая новая власть после революции боится больше всего бунтарей, инициативного элемента и начинает против них репрессии, устанавливая свою гегемонию.

— Как понимать то, что многие добровольческие батальоны прогремели в криминальных хрониках?

— Грабят и насилуют в той или иной степени на всех театрах военных действий. Война всегда омерзительна. Такие вещи, как мародерство, встречаются даже в израильской армии, где следят за каждым писком солдата.

В Израиле мародерство жестко пресекают, но в Донбассе, где никто ничего не контролирует, была куча подонков, которые грабили кого хотели. В территориальные батальоны шли не всегда идейные революционеры. От такого явления никто не застрахован.

Впрочем, в Украине, по-моему, мародерство не стало массовым.

— Похожа ли нынешняя Украина на страну, которая вдохновила вас Майданом?

— Революция произошла два года назад, но она не построила нормального общества — Россия развязала войну, и простым труженикам легче не стало. Кличко, Яценюк и прочие своей цели-то добились — получили власть. Но демократичное общество слилось в милитаристскую истерику, а на АТО были брошены огромные ресурсы.

Нацисты, такие как “Азов”, который выкормился на войне, получили свою легитимацию в Донбассе, стали бичом. Правда, и политических свобод стало больше, гражданские инициативы пусть и медленно, но развиваются, а репрессии зачастую идут не от государства, а от откровенных наци.

В России же антиобщественные репрессии происходят именно от государства.

Я сторонник не украинского государства, а украинского простого народа. Он заслуживает не нынешних властей, а свободу.

— Не кажется ли со стороны Донбасский конфликт неразрешимым?

— ЛНР и ДНР были заметно покинуты Россией, у них в вооруженных силах происходит мало чего хорошего: их выстраивают люди с совковым мышлением. Там не рулят мастера партизанщины, как в “Курдской рабочей партии”, которая борется уже 40 лет.

Если начнутся полномасштабные боевые действия, то все зависит от Путина. Запустит ли он снова регулярные войска, оружие и специалистов или нет. Если да, то ЛНР и ДНР выстоят. Нет? Киев раздавит сепаратистов даже со своими архаичными ВСУ.

— И как это будет выглядеть, особенно то, что будет после “раздавит”?

— Связанные с квазигосструктурами ДНР и ЛНР, кто дружит с головой, наверняка сбегут в Россию. Остальное население в своей массе останется на месте, Украина им ничего делать не будет, позиционируя себя освободителем.

Да, возможна жестокость со стороны нацистов.

Например, ВСУ сделает всю фронтовую работу, а “Азов”, который рассматривает донбасцев как второсортных людей, “ватников”, которых надо заставить любить Украину, въедет на парадном коне.

Я военный человек, и на войну в Украине не смотрю однобоко. Да, есть нацисты, да, люди страдают под раздачей. Нет таких конфликтов, где эльфы против орков. Но если ты поддерживаешь Украинскую революцию, это не значит, что там не имеется своих проблем. Так что население Донбасса в очень плохой ловушке.

И как бы ни развивалась война, ее события не будут для них сказочными. Но прекратить страдания может только одно — если Россия уберется из Новороссии и даст Украине разгромить сепаратистов. Идейные ребята, Гиви и Моторолы, уйдут в подполье и будут партизанить. Тогда начнется настоящая антитеррористическая операция.

Но лучше ужасный конец для Новороссии, чем ужас без конца для всех, кто воюет и живет там.

Источник: https://bulochnikov.livejournal.com/2456290.html

Война неизбежна. Украину погонят на убой против России

Все нормальные люди, большинство населения Украины, и сочувствующие им жители России, Белоруссии и других братских стран бывшего Союза сильно надеются на скорейшее прекращение безрассудной братоубийственной войны, которую начала бандитская власть Украины, объявив об этом еще 07.04.2014 г. устами и Указом незаконного самозванца в лице тогдашнего и.о. президента бандеровских фашистов – Александра Турчинова.

Сегодня, фашисты Украины используют тактику изнеможения, истощения, постоянных экономических, энергетических, транспортных, социальных, пенсионных и других блокад региона Донбасса и Луганска.

Но этим укрофашисты истощают и помогающую им Россию, которая производит много затрат на постоянное восстановление инфраструктуры Донбасса/Луганска. Это касается почти сотни гуманитарных конвоев, а также энергоносителей. Донбасс и Луганск не выжили без помощи РФ, т. к. там бы наступил голод и разруха.

А Европа, особенно вражеские псевдогаранты Минских соглашений в лице Германии и Франции, лишь смотрят на это все сквозь пальцы, и не только не мешают Порошенко и его банде убивать массово мирное население, а больше даже придают легитимности и законности власти тех, кто в центре Европы совершил кровавый антиконституционный переворот. А ведь из-за их соглашательства и одобрения бандитов, каждый день идет война власти Украины против своего же народа. Каждый день гибнут люди.

Таким образом, уже почти четыре года мировая общественность наблюдает своего рода «обескровливание и обезвоживание» огромного «организма», как региона Юго-Востока, так и в целом всей Украины.

Ведь на бойню в зону АТО инородческая власть Киева направляет не иностранных легионеров, а такое же мирное население из других регионов Украины, большинство которых силой мобилизуют на войну под страхом привлечения к уголовной ответственности. И тут никакой агрессии извне даже не видно. Особенно со стороны России.

Просто идет тщательно организованная гражданская война внутри Украины, которую проводит силой и кровью пришедшая ко власти шайка проамериканских холуев. Они служат империалистическим интересам своих заокеанских хозяев.

Для них, киевских прощелыг, имеющим недвижимость в офшорах и пухлые банковские счета в США и Европе, патриотизма нет, есть лишь риторика, под которой они прячут уже плохо скрываемые интересы транснациональных корпораций США и их военно-промышленного комплекса, которым не терпится поскорее завладеть территорией и ресурсами Украины, население которой для них просто ненужная обуза. Вот потому и нужна война, которая и призвана быстрее освободить территорию Украины от людей. Но ТЕМПЫ ТАКОЙ, на их взгляд вяло текущей войны, НЕ УСТРАИВАЮТ АМЕРИКАНЦЕВ И ИХ ЕВРОПЕЙСКИХ ПАРТНЕРОВ. Им нужна БОЛЬШАЯ ВОЙНА, и обязательно с втягиванием в нее России! Ведь набирающая экономический потенциал и оборонительную мощь Россия вовсе не нужны мировым империалистам, которые бы и дальше хотели монопольно, безо всякой критики кого-либо, командовать всеми на планете. Для этого европейские и американские военные структуры скапливают военную технику и живую силу у границ Украины и у границ России. Уже почти ничего не скрывая, США и НАТО-Евросоюз вооружают Украину, как напрямую, так и через посредников.

Например, в 2016 году Украина получила от Литвы 146 единиц летального оружия разработки и производства бывшего СССР.

В частности, Вильнюс поставил Киеву 60 пулеметов КПВТ (крупнокалиберный пулемет Владимирова танковый, калибр 14,5 мм, устанавливается на БТР) и 86 пулеметов ДШК (крупнокалиберный пулемет Дехтярева-Шпагина, калибр 12,7 мм, используется на станке и устанавливается на технику). Эти пулеметы на вооружении Вооруженных сил Украины.

Ранее Литва поставила Украине 150 тонн боеприпасов, которые хранились на территории страны еще с советских времен. Бездушная статистика скрывает то, что каждый килограмм таких боеприпасов может забрать жизни десятков людей мирного населения Донбасса. Вот истинная цена помощи Запада фашистской Украине.

Большую часть иностранной помощи (всего 18 стран), в том числе в виде военной техники и подготовки солдат, Киев получает от США, Великобритании, Канады и Литвы. И только Литва предоставила Украине стрелковое оружие и боеприпасы к нему. Вот, на днях, в конце ноября 2017 г., правительство Литвы одобрило передачу Украине оружия почти на 2 млн евро.

Читайте также:  Причины расстройства желудка и 10 простых шагов к их устранению - вегетерианство

По сообщению Минобороны Литвы, правительство Литвы приняло постановление о безвозмездной передаче Украине оружия почти на 2 млн евро. Речь идет об оружии и боеприпасах, которые были в использовании вооруженных сил Литвы к переходу на стандарты НАТО.

Ранее сообщалось, что стоимость вооружения, которое планируется передать, сейчас составляет 1930000 евро, а на его приобретение Литва потратила более 3 млн евро. Литва передаст более чем 7000 автоматов Калашникова, которые больше не используются литовской армией, а также почти 2 млн патронов к ним.

Также будет передано более 80 пулеметов, свыше десяти минометов и противотанковое оружие.

Как известно, Литва уже не первый раз передает Вооруженным силам Украины (ВСУ) ненужное ей вооружение, в связи с чем получила ноту от России. Первый раз Литва передала вооружение Украине в 2014 году, вскоре после того, как на Востоке Украины начался конфликт.

Правительство Литвы приняло также решение передать Украине семь цифровых наземных телевизионных передатчиков для восстановления трансляций украинских программ в Донецкой области. Общеизвестным фактом является выделение конгрессом США военной помощи Украине на 350 млн. долларов.

Это же не для укрепления мира, а для разжигания еще большей войны! Кроме этого наблюдается постоянный завоз военных инструкторов и консультантов в Мариупольском направлении, Луганском направлении, Западно-Украинском направлении и Киевском направлении.

В этих регионах военинструкторы, точнее, головорезы-убийцы с опытом войн и переворотов в разных регионах мира, обучают военнослужащих Украины убивать, взрывать, стрелять. Наблюдается и процесс постоянного возрастания количества иностранных наемников на территории Украины.

Им платят хорошие деньги, в среднем десять-пятнадцать тысяч долларов в месяц. И эти профессиональные убийцы, как локомотив подтягивает вагоны, понуждают украинских военных постоянно делать провокации в зоне АТО, из-за которых нет мира, и постоянно растут жертвы.

Сфера идеологических средств ведения информационной войны также постоянно в поле зрения Киева и Вашингтона. Через СМИ, Интернет, на Украине, при помощи лжи, инсинуаций, откровенных провокаций, постоянно радикализируют украинское общество по отношению к России. И уже не только России.

В немилость киевских подонков уже попала и Белоруссия, которая долгие годы делала все возможное и невозможное для достижения мира на Украине.

Оказывается, если украинские шпионы погорели на незаконной разведдеятельности на территории Белоруссии, а руководство этой страны рекомендовало тихо, без огласки, погасить этот конфликт, то провокатор Порошенко сразу же использовал это обстоятельство для создания и нагнетания напряженности уже и с Белоруссией.

Вот тут спрашивается, если бы власть Украины была мудрой, ценила мир и добрые отношения со своими соседями, разве они стали бы первый малейший инцидент использовать с целью создания для себя еще одного врага? Нет! Лишь военные ястребы из США видят в этом для себя добрый знак, чтобы скорее ввергнуть Украину в большую войну, поссорив ее со всеми, кто соседствует с ее границами.

В последнее время иностранные военинструктора активизировали обучение диверсионных групп в составе ВСУ и добробатов Украины. Это показывает нетерпение США и их союзников к более быстрой и масштабной эскалации войны на территории Украины с втягиванием в нее России, и, как видим, уже и Белоруссии. Ведь это и неудивительно, т. к. Белоруссия находится в одном военном оборонительном союзе с Россией и другими странами – республиками бывшего Союза.

Нетерпение развязывания Западом большой войны на Украине просматривается и в постоянных провокациях ВСУ и фашистских добровольческих батальонов в зоне размежевания конфликтующих сторон.

Вот недавно, в районе так называемой «Светлодарской дуги» головорезы фашистского батальона «Азов» захватили два села в серой (нейтральной) зоне. Это не только игнорирование, это прямое наплевательство на Минские соглашения.

Это провокации уже даже не на срыв их, а на развязывание прямых боевых столкновений. При этом бандиты, как и немецкие фашисты 75 лет назад, берут в заложники мирное население, устраивая ему геноцид, лишая пищи, тепла, электроэнергии, воды.

Это же прямое преступление против человечности, что осуждаемо не только нормами международного права и законодательством всех стран, а и было прецедентом Нюрнбергского процесса над германским фашизмом.

Но все это уже отброшено Порошенко, его бандой и их американскими хозяевами. На фоне таких событий через все СМИ Украины, политики, политологи, эксперты уже в открытую, а не как раньше кривотолками говорят, что Минские соглашения бесполезны, и что их никто выполнять не будет.

Параллельно США и Запад полным ходом финансируют черными деньгами проправительственные и неправительственные общественные организации и СМИ, с целью нагнетания ими истерии, нетерпения и вражды по отношению к России, русскоговорящим и всем, кто призывает мирно разрешить конфликт на Украине. Прошло уже почти три года (будет в феврале 2018 г.

), как не выполняются Минские соглашения. И какой итог этому? А тот, что власть Украины чуть не матом обругивает всех, кто призывает ее соблюдать подписанные Минские соглашения. Цинично прямо Порошенко, его окружение и политологи с экспертами постоянно заявляют, что для Украины позор и унижение признавать и выполнять Минские соглашения.

При этом статистика неумолимо свидетельствует, что за 4 года после госпереворота, потери населения Украины составили больше, чем при так называемом Голодоморе 1932-1933 гг., о котором часто вспоминают в Киеве, а также больше, чем потери УССР в годы Великой Отечественной войны.

Так что еще нужно России и ее союзникам, чтобы понять, что устами Порошенко и киевских политиков с ними говорят их хозяева – американцы с натовцами! Они уже подвели к тому, что есть только два варианта.

Первый, когда Россия молчит, а США с НАТО все быстрее уничтожают все население Украины и завозят на ее территорию тысячи беженцев, а под их видом и скрытых террористов из зон конфликтов в Африке, Азии, Востока, заменив, таким образом, население, внутреннее и главное содержание государства.

Второй вариант, когда Россия со странами-союзниками быстро и решительно, при поддержке и активном участии внутреннего патриотического фронта от народа Украины, быстро наводят конституционный порядок на территории в центре Европы.

В результате краткосрочной операции, в которую побоятся широкомасштабно вмешиваться США и НАТО, будет обеспечен мир и стабильность на всем пространстве от Атлантики до Тихого океана. Но на это нужна политическая воля и трезвый, холодный расчет.

Если этого не будет, то наступление ЗЛА будет безостановочным, пока не будет реализован сценарий развала самой России и закабаления всех постсоветских государств, с превращением их в сырьевые колонии и рынок рабов.

На этом пространстве долгие годы будут идти войны и разрушения, как это мы увидели на примерах Ливии, Ирака, Сирии и других стран, пострадавших от агрессии США и их союзников. В свое время ординарец великого военачальника говорил: «Думай, Чапай, думай!» и Чапаев думал и побеждал. Так неужели это все останется в истории? А ведь вполне реальным может быть достойное продолжение славной истории наших предков!

Источник: http://antifashist.com/item/vojna-neizbezhna-ukrainu-pogonyat-na-uboj-protiv-rossii.html

Вегетарианство и войны – GO VEG! Вегетарианство как образ жизни

 “Как можно надеяться, что на Земле воцарится мир и процветание, если наши тела являются живыми могилами, в которых погребены убитые животные?”

Лев Николаевич Толстой

Несмотря на то, что давно развенчан миф о пользе питания убойной пищей, люди активно продолжают убивать животных и тем самым поощрять жестокость.

Насилие по отношению к живым существам чуждо природе, чуждо нормальному человеку, но веками мы культивируем в себе ненависть и жестокость, поскольку без них невозможно убивать животных.

Люди старательно подавляют в себе сострадание и любовь к жизни, таким образом сознание перестраивается и деградирует.

Собственноручно взрощенная ненависть и безразличие к чужим страданиям,- чувства, которые помогают человеку употреблять мясо, не испытывая при этом угрызений совести,- эти же самые чувства лежат в основе всех конфликтов и войн на земле. Сделав убийство живых существ ради своей прихоти нормальным явлением, человек навлек на себя бедствие войны.

Ещё великие древние философы, учёные и врачи доказали, что поедание мяса пагубно как для духа, так и для тела человека. Но это знание веками замалчивается, а значит, кому-то выгодно, чтобы наше сознание было затуманено жестокостью?.. Или мы являемся рабами ужасной привычки есть мертвую плоть?

Серийные убийцы и маньяки, которые чинят кровавый суд над несчастными жертвами, вызывают у людей ужас и гнев; но подумайте – то же самое происходит ежеминутно за стенами скотобоен только для того, чтобы мы могли купить бифштекс. Такие же страдания,та же боль, тот же страх!. Этого осознания должно хватить разумному, образованному человеку для того, чтобы отказаться от греха мясоедения.

Термин “карма”, пришедший к нам из восточных культур и  религий, прочно укоренился в нашем обиходе, и закон кармы известен каждому. Он буквально  гласит  “что посеешь – то и пожнешь”. Все наши поступки возвращаются к нам как последствия нашей деятельности, таким образом формируется судьба.

То, что мы сделали живому существу, произойдет и с нами. Как говорится в индийских писаниях, Будда не раз воплощался в животных, и каждый человек в одной из реинкарнаций может воплотиться в теле животного, следовательно, убийство животного – то же самое, что убийство человека.

И тот факт, что сейчас для того, чтобы перекусить мясом, не нужно своими руками убивать живое существо, а достаточно взять с полки супермаркета тщательно запакованный сверток с мертвой плотью, не избавляет от ответственности! Причастны к убийству все – и мясник на бойне, и продавец мяса, и его покупатель, и даже тот, кто готовит это мясо.

Согласно буддийским верованиям, когда человек поедает плоть животного, он обрекает себя на то, что в будущей реинкарнации будет также жестоко убит и съеден.

В христианстве также одной из важнейших заповедей является “не убий”, но даже истово верующие стараются не думать о том, что эти слова относятся ко всем живым существам, а отнюдь не только к человеку.

Постоянное лицемерие и самообман, которые укоренились в нашем обществе, влекут за собой страшные многочисленные бедствия, порождают войны, в которых тысячами и миллионами гибнут люди.

Ядерное оружие, изобретенное и накапливаемое на земле, ждёт своего часа для массового уничтожения – и всё это последствия кармы.

Отговорки и оправдания мясоедения, основанные на теории, что у животных нет души, свидетельствуют о глубоком невежестве. Душа даёт жизнь!  Животные так же живы, как и мы, так же испытывают чувства любви, страха, так же чувствуют боль. Но в своей слепоте человек – “царь природы” – позволяет себе сознательно эксплуатировать,  мучить и убивать живых существ во имя желудка…

Основные причины, которые ведут человечество к новым и новым войнам, таковы:

  1. Воспитание детей в среде жестокости, агрессии и ненависти, при отсутствии материнской любви и заботы.
  2. Каждая клетка мертвой плоти содержит информацию об убийстве, об ужасе смерти. Употребляя в пищу рыбу, птицу, мясо человек считывает код ненависти к окружающему миру, и это неумолимо ведет к конфликтам разного масштаба.
  3. Отравление организма трупным ядом происходит при каждом употреблении мёртвой плоти,отравляя тело и душу.
  4. Принимая участие, прямое или косвенное, в убийстве живых существ, человек ожесточается и теряет гуманность и нравственность.

Как известно, спрос рождает предложение, и все покупатели продуктов убоя, которые считают, что сами никого не убили, фактически являются заказчиками преступления. Как следствие, у человека постепенно развиваются неврозы и агрессия, появляется ненависть к жизни и к другим людям.

Всё это неминуемо рождает конфликты и ссоры, насилие, столкновения на религиозной и политической почве, войны. Если прекратить снабжать “горячие точки” планеты мясными продуктами и алкоголем, кровопролитие вскоре прекратилось бы.

Разве вправе человек рассчитывать на мир, являясь при этом пособником жестокости и смерти?

Люди, выросшие на мифе о том, что мясо придает силу, не могут пойти наперекор устоявшейся привычке. А ведь ещё древнейшие народы знали о том, что в мясе нет пользы для человеческого организма. Гладиаторы и спартанцы, чья невероятная сила и выносливость стали нарицательными, питались вегетарианской пищей.

А если обратиться к животному миру, все становится ещё очевиднее – самыми крупными, выносливыми, сильными и с развитым интеллектом являются животные-вегетарианцы, такие, как слоны, носороги,буйволы,гориллы. В то же время, хищники-мясоеды отличаются жестокостью и агрессивностью, зачастую низким либо средним уровнем интеллекта.

Полноценность вегетарианской диеты также доказывают спортсмены-вегетарианцы и веганы, среди которых много всемирно известных атлетов и бодибилдеров.

Таким образом, вывод, который напрашивается сам собой – употребление в пищу плоти делает людей злыми и неуравновешенными, растительная же пища способствует прояснению интеллекта, возвышенному образу мышления, одухотворенности. Наш образ жизни влечёт за собой соответсвующие последствия, и разве мы имеем право преумножать в нашем мире зло и жестокость?

Материалы по теме:

Источник: http://go-veg.ru/blog/war/2015-09-15-66

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector