Зибен линден: экопоселение в германии – вегетерианство

Экопоселение «Зибен Линден», Германия (Часть I)

Зибен Линден: экопоселение в Германии - вегетерианство

Записки гостя

«И тогда мы придумали Ладное»

Краткое вступление

В “Зибен Линдене” я провёл целый месяц в составе группы из 34-х человек, приехавших из 22-х стран мира для участия в курсе по проектированию экопоселений (EDE – Ecovillage Design Education).

Организаторы курса и приглашённые люди рассказывали о своём опыте в области организации и обеспечения функционирования экопоселений, включающем самые разные стороны – организационную, юридическую, социальную, экономическую и т.д.

Это было познавательно и интересно, но для меня гораздо интереснее оказалось живое общение с участниками курса – организаторами и активными участниками разнообразных социальных, экологических и миротворческих проектов из целого ряда стран Африки, Южной Америки, Европы и Азии.

Целый месяц мы жили одной большой дружной семьёй, делали презентации своих проектов, делились опытом, отдыхали и слушали песни разных народов мира.

Экопоселение Зибен Линден, Германия (Часть III)

Существенной частью программы было знакомство с экопоселением “Зибен Линден”, в котором, собственно, и проходил курс – одним из крупных и известных европейских экопоселений.

Лекции и занятия проходили в образовательном центре поселения, мы жили в домах поселения, питались в общей столовой и проводили здесь всё свободное время (за исключением утренних пробежек и длительных велосипедных путешествий по окрестностям).

Мои впечатления от “Зибен Линдена” однозначно выразить сложно, но я постарался сделать это как можно более объективно и честно. Самые интересные рассказы участников семинара (из Колумбии, Чили, Кении и, возможно, других стран) опубликованы отдельно.

“Как можно коротко сформулировать идею, изначально заложенную в основу вашего поселения?” – спросил я Мартина, одного из “старожилов” экопоселения, инженера, принимавшего активное участие в проектировании и строительстве многих зданий и технических систем “Зибен Линдена”. “Создание модели сельского поселения, в котором будут отрабатываться оптимальные решения как экологических, так и социальных вопросов”, – таков был его ответ.

В течение месяца, проведённого в поселении, я убедился в том, что с поставленной задачей поселенцы справились блестяще.

Особенно впечатляют технические достижения: солнечные батареи, энергоэффективные дома, системы очистки воды и многое другое.

Неплохо налажена социальная жизнь, успешно решены финансовые вопросы, большой интерес представляет обустроенный пермакультурный сад и огород. И всё же чего-то здесь явно не хватает…

Свердловское экопоселение. Новости 41 канала. (видео)

Чего? Целый месяц я пытался разобраться в своих ощущениях и понять, как и чем живут поселенцы. Беседовал с местными жителями и гостями поселения, листал старые альбомы с фотографиями первых строек.

Мне показалось, что недостаёт здесь какой-то радости в глазах, открытости, дружелюбия и, похоже, простой человеческой энергии. Больше всего удивляло то, что поселенцы, в подавляющем большинстве, практически не шли на контакт. Их совершенно не интересовали гости, кто мы, откуда и зачем приехали.

Это было странно – ведь среди гостей были очень интересные люди, единомышленники, которые у себя на родине решают те же задачи, что решают и жители “Зибен Линдена”. Со многими поселенцами мы вообще не “пересекались”, но и с теми, с кем сидели за одним столом в столовой, контакта не возникало.

В лучшем случае – дежурная улыбка, несколько вежливых вопросов-ответов, и разошлись по своим делам и компаниям.

Это впечатление могло бы показаться очень субъективным, если бы из гостей я был один. Но нас была целая группа, и у всех, с кем мы поднимали эту тему, ощущения от поселения совпадали с моими.

Физически находясь на одной территории, мы, гости, жили отдельно, а поселение отдельно. Полностью погруженное в свои заботы, мелкие проблемы и конфликты… Насколько я понял по тем скудным сведениям, которые до нас доходили.

И дело совсем не в дефиците свободного времени – у поселенцев его достаточно, а в чём-то совсем другом, нематериальном.

Но это ни в коем случае не критика! Это вопрос, который остался открытым. Дай Бог всем нам достичь хотя бы того уровня экологичности и эффективности, который достигнут здесь. Но ведь хочется планку сразу поднять ещё выше.

А для этого нужны не только материальные цели, но и духовные. Необходимо глубокое понимание духовного пути, задач человека на этой планете, источников войн и конфликтов.

И тогда к достижениям “Зибен Линдена” можно будет добавить следующие шаги, по значимости своей ещё более важные, чем шаги материальные.

Но те люди, которые организовали и построили это поселение, которые нашли и воплотили простые, эффективные и экологичные решения в разных областях нашей материальной жизни и которые щедро делятся своим опытом, достойны огромного уважения. Спасибо им и низкий поклон!

Экопоселение

Экопоселение «Зибен Линден», Германия (Часть II)

Идея появилась в 1989 году, землю нашли и начали осваивать в 1993. Сам организатор покинул проект в 1992 году, с ним лично знакомы всего два человека из поселения. Но его помнят, любят и постоянно приглашают на празднования годовщин поселения.

Общая площадь поселения составляет восемьдесят гектаров, из которых сорок занимает лес, три с половиной – жилая часть, включающая образовательный центр, и около трёх гектаров огород. Остальная земля занята покосами, выпасами и прочей сельскохозяйственной деятельностью. Постоянно проживает в поселении приблизительно сто двадцать человек, из которых сорок – дети.

Создание экопоселения. Вариант?

Земля, общественные постройки и коммуникации находятся в общей собственности. Для того, чтобы стать полноправным членом поселения, необходимо внести фиксированную долю, которая на сегодняшний момент составляет 12 300 евро. Эта сумма никак не индексируется с учётом инфляции и возвращается человеку в случае, если он решил выйти из общины. Срок возврата два года.

Кроме этого, житель поселения, как правило, имеет долю в жилых постройках. Эта доля рассчитывается отдельно и также возвращается при выходе из поселения.

В основу социальной структуры поселения изначально была заложена идея о том, что поселение будет состоять из мини-общин по 25-30 человек в каждой.

Именно это количество считалось оптимальным для тесного повседневного общения. Подразумевалось, что мини-общины будут спонтанно складываться из людей, близких по духу и имеющих схожие представления о жизни.

Внутри мини-общины могут быть как семьи, так и одинокие и пожилые люди.

Однако жизнь внесла свои коррективы – на сегодняшний день только половина жителей объединена в мини-общины, каждая из которых состоит из 5-8 человек. Остальные живут сами по себе, подчиняясь, разумеется, общим правилам и участвуя в жизни поселения.

Одной из таких мини-общин долгое время был так называемый “Клуб-99”, состоявший из своего рода экологических экстремистов. В этом сообществе не использовалось электричество, практиковались минимализм и строгое вегетарианство (без яиц и молока).

Общинный дом был построен без использования какой-либо техники, брёвна распускались на доски специальными двуручными пилами, в строительстве использовались только старые, бывшие в употреблении гвозди.

Клуб существует и сейчас, но он распался на две части по причине каких-то идеологических расхождений.

Коша – так звали нашего лектора, обаятельную женщину, одиннадцать лет прожившую в экопоселении – сказала, что каждое экологическое поселение просто обязано иметь свой “Клуб-99”. Особенно это важно для молодых людей, которые, по сути своей, имеют склонность к максимализму и должны иметь возможность это попробовать.

В пределах мини-общины люди первое время живут в строительных вагончиках (в Германии это разрешено официально, при соблюдении соответствующих норм).

Затем, при появлении возможности и общего представления, для всей мини-общины строится один большой дом. Как правило, дома строятся в два полноценных этажа, плюс, может быть, небольшая мансарда.

В поселении уже немало таких, полностью сданных в эксплуатацию и официально зарегистрированных домов.

Разумеется, дома строятся максимально с применением природных материалов. Самая распространённая здесь технология – каркасное строительство с утеплением из соломенных блоков.

В этой области было проведено много экспериментов, и сейчас в поселении можно найти самую большую в Германии коллекцию такого типа домов, а также самый большой в Германии каркасный дом с утеплением из соломенных блоков.

Причём для того, чтобы сдать первый такой дом в эксплуатацию, пришлось проводить тесты по многим параметрам, включая теплопроводность и огнеупорность. И тот, и другой параметр значительно превзошли официальные требования.

Так, в прямом пламени стенка не возгоралась 90 минут (из неё выделялся дым, но возгорания не происходило). В результате этих тестов было получено официальное разрешение на строительство в Германии домов такого типа.

Ева – так звали другого нашего лектора – рассказала нам, что поначалу они считали соломенную технологию наиболее подходящей для самостоятельного строительства. Но очень быстро поняли, что это совсем не так.

“Дилетантов нельзя и близко подпускать к строительству соломенного дома, или же они должны работать под руководством хорошего профессионала” – так считают они сейчас.

Солома – очень деликатный материал, и если что-то упустить в технологии, то она может запреть и потерять все свои позитивные свойства.

Когда официальная комиссия тщательно изучила экологический след, образовавшийся при постройке дома, в котором разместился “Клуб – 99”, то оказалось, что он составляет всего три процента от экологического следа, образующегося при строительстве среднего дома аналогичного размера в Германии. Остальные дома в поселении не столь “экологичны”, но и их след составляет не более двадцати процентов от среднего по стране.

То же самое относится не только к строительству, но и к эксплуатации. Во всех домах экопоселения установлены компостные туалеты, не потребляющие воды и производящие органические вещества, которыми удобряют деревья и кустарники.

Устроены компостные туалеты по-разному, но идея используется одна: человеческие отходы смешиваются с древесными опилками и после этого компостируются.

Для утилизации “серой” воды (то есть той, которая образуется при мытье посуды, стирке и пользовании душем) сделаны очень эффективные поля фильтрации, после которых очищенная вода используется повторно для технических нужд. Для отопления здесь не используется ни газ, ни электричество.

Из экологических соображений для отопления домов (кроме солнца) используются только дрова, которые являются возобновляемым ресурсом. Добываются они в процессе ухода за окружающим лесом или покупаются в окрестных хозяйствах (лесонасаждения, принадлежащие поселению, ещё не достигли зрелого возраста).

По всей территории поселения то здесь, то там встречаются аккуратные, укрытые от дождя поленницы, которые совершенно не портят вида и отделяют друг от друга территории разной функциональности.

Считается, что для максимально эффективного и, соответственно, экологичного использования дрова должны пролежать не менее двух лет.

В реальности они сохнут от трёх лет и более, поскольку запасы дров очень велики, а потребление довольно мало.

Причина не только в хорошей теплоизоляции домов, но и в том, что почти все дома оснащены солнечным отоплением.

На крышах установлены солнечные коллекторы, которые в течение дня нагревают большие резервуары воды, находящиеся внутри зданий. Ночью вода подаётся в радиаторы и обогревает помещения.

Жители этих домов говорят, что, начиная с начала марта, когда начинает более или менее светить солнце, необходимость в дополнительном отоплении полностью пропадает.

Источник: eco-kovcheg.ru

Если вам понравился этот материал, то предлагаем вам подборку самых лучших материалов нашего сайта по мнению наших читателей. Подборку – ТОП о существующих экопоселениях, Родовых поместьях, их истории создания и все об экодомах вы можете найти там, где вам максимально удобно ВКонтакте или В Фейсбуке
Если у вас неправильно отображается страница, не воспроизводится видео или нашли ошибку в тексте, пожалуйста,

Источник: http://ecology.md/page/ekoposelenie-ziben-linden-germanija-ch

Экопоселения в Германии и России

При всей схожести идеологии экопоселений в России и на Западе – в Германии, Дании, США, есть существенные различия. После знакомства с обзорами поселений подобных известному германскому экопоселению «Зибен Линден», и другим, входящим в Глобальную сеть экопоселений (GEN) эти различия становятся очевидными.

В западных экопоселениях преобладающими являются, нам так показалось, идеи органического земледелия, полной автономии и самообеспечения, использования только натуральных материалов, где-то применение принципов биодинамического земледелия и пермикультуры и, очень часто, некая коммунальная организация социума поселений, создание неких общин, коммун.

Например, в упомянутом поселении «Зибен Линден» сообщество структурировано на мини-общины, члены которых совместно проживают и ведут хозяйство. В целом, идеалом таких сообществ является общественное устройство, подобное изображенному в фильме «Прекрасная зеленая». На первый взгляд это все очень мило и симпатично.

  Такие поселения должных обязательно составлять какую-то существенную долю, хотя бы, для сохранения естественного генофонда здоровых людей.  Однако, понятно, что перестроить все общество на Земле, по таким принципам – чистая утопия.

Все эти замечательные люди теперешних экопоселений являются таковыми потому, что воспитаны в вырастившем их обществе, как бы оно им не было неприятно. Свои взгляды они сформировали, имея всю совокупность информации, доступной западному обществу.

Не нужно быть футурологом, чтобы понять, что каждое новое поколение будет воспитываться уже не всем обществом, а узкой группой родителей и знакомых, информация, передаваемая из поколения в поколение в таких замкнутых сообществах, неизбежно будет искажаться и через несколько поколений «древние знания» основателей превратятся в культ какой-нибудь «бабушки – морковки» или «дедушки – дуба» с ритуальными плясками вокруг костра. Это бывало уже не раз.

Подобные поселения есть и в России.

Однако, после десятилетий эксцессов, связанных с превратно понимаемым «строительством коммунизма», коммунальными квартирами и общенародной собственностью, большая часть населения, при всей ностальгии по Советскому Союзу, имеет устойчивое неприятие к разного рода коммунам и левацким экспериментам. Поэтому идеалом тех, кто хочет уехать жить за город, является иметь свой дом, свою землю, желательно подальше от соседей. Большая часть экопоселений в России создаются как поселения «родовых поместий».

Под родовым поместьем сегодня понимается дом с хозяйством на собственном участке земли, площадью от 1 гектара (часто 1 – 2 и более), на котором живет одна семья, полностью обеспечивая себя натуральными продуктами. Участки разделяются между собой «живой изгородью» (иногда лесополосой, шириной 20 – 50 метров).

При выращивании сельскохозяйственных растений применяются отработанные методы, позволяющие выращивать на небольшой площади высокие урожаи самых разнообразных культур. Предполагается проживание в таком поместье с детьми и передача его по наследству.

Читайте также:  Мистическое число 108 - вегетерианство

Идеология таких родовых поместий основана на идеях известного писателя Владимира Мегре. Термин «родовые поместья» весьма распространен, предпринимаются попытки принять закон о родовых поместьях, предусматривающий бесплатное наделение всех желающих землей в размере 1 га с правом передачи по наследству.

Многие родовые поместья не придерживаются буквально изначальной идеологии. Они могут быть как одиночными, по сути, хуторами, так и поселениями, в которых отдельные поместья объединены в потребительский кооператив или другую некоммерческую организацию.

Вместе дешевле проводить дороги, электричество и другие коммуникации. Мысль о полной автономии от источников энергоснабжения пока охватила, далеко, не всех.

В отличие от прочитанных нами описаний некоторых западных экопоселений, где жители живут в лачугах (так было написано, видимо, все же, так не везде), мазанках с соломенной крышей, и т.п., в России общим желанием является иметь большой теплый зимний дом.

Климат, знаете ли…  Идеи, вокруг которых создаются такие экопоселения – поселки родовых поместий, могу быть разными для каждого поселения.

Например, недалеко от Санкт-Петербурга сейчас создается поселение родовых поместий , строения которого будут являться точными историческими реконструкциями древненовгородских жилищ 9 – 13 века.

Поселение будет иметь единый архитектурный облик, рассчитанный на получение дополнительного дохода от сельского туризма. В части сельского хозяйства участники поселения (около 20 семей) будут заниматься разведением яблочных и ягодных садов.

08.07.2017
Александр Шульц

Источник: http://germany-geo.com/publications/articles/kultura/ekoposeleniya-v-germanii-i.html

Землю — интеллигентам

Создавая экопоселения, горожане меняют образ жизни и адреса летнего отдыха. Репортаж Юлии Лариной из Калужской области

Опубликовано 12 июля 2012

Сами они мобильные, а мед у них сотовый. Полтора десятка молодых людей уехали из Москвы и Петербурга, чтобы в калужском лесу создать экопоселение, специализирующееся на пчеловодстве. Около их палаток, атакуемых экологически чистыми комарами, стоят неплохие машины: “фольксваген”, “рено”, “форд”… В городе остались квартиры и профессии.

Участники будущего экопоселения “Инить” в какой-то момент пришли к пониманию, что им хочется жить не просто вне города, нанося минимальный вред природе, но еще и среди единомышленников.

На сайте проекта сказано: “Будущее — именно за подобными поселениями, поскольку в условиях быстро приближающегося глобального кризиса никакие попытки создания индивидуального, отгороженного от людей спасительного уголка не представляются разумными и перспективными.

Успешная, интересная и радостная жизнь в сельской местности может строиться только на принципах общинности, экологичности и осознанного минимализма”. Жизнь в “Инити” будет устроена по принципу коммуны — большие общественные пространства, общественные здания, общее питание… Всех объединяет совместная деятельность, общие цели и задачи.

В мире насчитывается около 2 тысяч экопоселений, в России уже около двух сотен. “Огонек” попытался понять тех, кто создает новую разновидность колхозов.

Трудиться как пчелы

Мы приехали в “Инить” в обед. В большой палатке был накрыт деревянный самодельный стол: макароны, салат, сыр, фрукты, травяной чай… Этот проект — с вегетарианской кухней (без мяса и рыбы, но молочные продукты возможны). Волонтеры, приезжающие помогать строить поселение, питаются бесплатно.

Обед проходил по расписанию, висевшему на стене: в 7:00 — подъем, дальше разминка, завтрак, с 8:00 — труд, в 12:00 — обед, потом опять труд, в 16:00 — лекция (уже прочитаны лекции по пчеловодству, раздельному сбору мусора, моющим средствам…). Отбой в 23:00.

Распорядок дня написан еще и на английском: скоро должна прибыть бельгийка-волонтер. Вообще, организаторов проекта тут буквально два человека, остальные — волонтеры. Поступило 30 заявок от желающих.

Например, хочет приехать 40-летний мужчина с двумя высшими образованиями, последние годы работавший телепродюсером, а сейчас решивший изменить свою жизнь.

Из тех, кто уже приехал, Михаил — картограф, Сергей занимается автострахованием, Евгений — программист. Все теперь наслаждаются работой на природе. Евгений, взявший на полгода отпуск, говорит, что привез с собой музыку, но не хочется ее слушать — приятнее пение птиц и шум ветра.

Кто-то приезжает сюда на короткий срок, кто-то собирается жить до холодов, а кто-то думает и зимовать (первое здание должно быть построено через полтора месяца).

Существуют правила пребывания волонтеров на территории центра “Инить”: “Доброжелательно вести себя по отношению к окружающим”; “Отказаться от современных агрессивных моющих средств… пользоваться органическими и натуральными экосредствами — содой, горчичным порошком, мылом ручной работы…

“; “Следить за своей речью и воздерживаться от употребления ненормативной лексики”; “Курить только в специально отведенных местах”… Алкоголь и наркотики на территории проекта запрещены.

Что можно построить в России, если нельзя ни выпить, ни толком закусить и перекурить? Казалось бы, ничего. Но у организаторов большие планы. Они сейчас заключают договор с районной администрацией о выделении под проект в первый год 300 га земли, которая будет взята в аренду на 49 лет.

Здесь возникнут большое пасечное хозяйство с целью восстановления среднерусской породы пчелы (уже завезены полсотни пчелосемей), центр природосберегающих технологий, центр позитивного развития личности, детская деревня… В общем, тут будут развивать естественное пчеловодство и естественное земледелие.

Возникает не менее естественный вопрос: кто все это будет оплачивать? Ответ на него дают такой: наряду с людьми, которые готовы работать бесплатно (волонтерами), существуют люди, готовые вложить деньги в проект, экономической составляющей которого является пчеловодство. И еще возможны спонсоры, стремящиеся восстановить природу.

“В моей старой жизни осталось много богатых людей, которые хотят вложить деньги в этот проект,— говорит его участница Светлана.— У них есть все, но они не понимают, ради чего жить, и спрашивают себя: что я сделал для мира?”

Светлана сама 10 лет занималась бизнесом в Москве, параллельно вела тренинги личностного роста, а последние четыре года, по ее словам, — “по лесам и полям”. Она здесь с мужем Максимом Александровым, одним из организаторов проекта “Инить” (бизнесменом, совладельцем предприятия, отошедшим от дел), и трехлетним сыном Артуром.

Пока Светлана ночует с ребенком и двумя собачками в машине, но уже заказала типи (жилище индейцев). “У меня есть все: машина, квартира, дача, но для чего? Чтобы пожить и оставить после себя гору мусора?” — говорит она.

Светлана и ее сын одеты в вещи из так называемого фримаркета: она выделяет комнату в своей большой квартире, и они с подругами раскладывают одежду, которую покупали, но почти не носили. И происходит обмен.

В проекте “Инить” участвует и брат Светланы, который хочет привезти сюда жену с полуторагодовалым ребенком. Алексей тоже бывший бизнесмен, изменивший свое отношение к деньгам.

Пластиковые кирпичи

Пока одни волонтеры занимаются строительством (здесь, в частности, собираются построить соломенное здание, а также несколько объектов по технологии “закидняк” — из остатков леса, коротких бревен), другие клеят рамки для ульев. Неподалеку уже распаханы 6 га земли и засеяны медоносной горчицей.

Один из организаторов “Инити” Федор Лазутин — автор книги “Пчелы в радость, или Опыт естественного подхода в пасечном деле”. Он президент GEN-Россия (Global Ecovillage Network, Глобальной сети экопоселений) и один из основателей экопоселения “Ковчег”, расположенного тоже в Калужской области.

Федор, окончивший московский Физтех по специальности “Молекулярная биология” и работавший в Институте эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи, уже больше 10 лет живет с семьей в “Ковчеге”, там у него большая пасека. В “Ковчеге” — около 100 человек, включая 40 детей.

Поселенцы, как сказано на сайте поселения, “в современной городской цивилизации перестали видеть перспективу для своей собственной жизни и для будущего своих детей”.

Федор решил заняться еще одним проектом, тем более что опыт большой. Знаком он и с зарубежным опытом: месяц провел в составе международной группы в немецкой экодеревне “Зибен линден” на курсах по проектированию экопоселений. “Зибен линден” существует с 1990-х годов, в ней проживает примерно 100 человек.

Земля, общественные постройки и коммуникации находятся в общей собственности. “Особенно впечатляют технические достижения: солнечные батареи, энергоэффективные дома, системы очистки воды и многое другое,— вспоминает Федор.

— Во всех домах экопоселения установлены компостные туалеты, не потребляющие воды и производящие органические вещества, которыми удобряют деревья и кустарники. Устроены компостные туалеты по-разному, но идея используется одна: отходы смешиваются с древесными опилками и после этого компостируются.

Для утилизации “серой” воды (то есть той, которая образуется при мытье посуды, стирке и пользовании душем) сделаны поля фильтрации, после которых очищенная вода применяется повторно для технических нужд. Для отопления здесь не используется ни газ, ни электричество.

Из экологических соображений для отопления домов (кроме солнца) используются только дрова, которые являются возобновляемым ресурсом…”

В общем, это экологичность и “осознанный минимализм при сохранении достаточно комфортного уровня жизни”, к чему стремятся и в “Инити”. Туалет здесь, кстати, тоже компостный. Аккумулятор заряжается от солнечной панели.

И пока участники проекта не отвезли ни одного мешка мусора. Тут даже решили проблему с пластиком (упаковками и пакетами).

По технологии одного из участников, Романа Саблина, ими плотно забивают пятилитровые бутылки, и из этих пластиковых кирпичей потом можно строить заборы и нежилые помещения.

Население поселений

“Движение экопоселений началось в 60-е годы XX века в США и странах Европы, а затем распространилось по миру.

Оно возникло на волне стремления небольших городских сообществ к гармоничному проживанию на природе в ответ на обезличивание городской жизни и все большую индустриализацию сельского хозяйства. В России первые экопоселения стали появляться начале 1990-х годов”,— говорит Роман Саблин.

Роман — тренер по экологичному образу жизни, управляющий партнер Бюро эко-решений GreenUp. В прошлом занимался развитием корпоративных и PR-коммуникаций в ряде крупных компаний.

Роман проанализировал существующие в России экопоселения и разделил их на типы: традиционные; поселения родовых поместий; социальные поселения, где работают с детьми, в том числе приемными и инвалидами; профильные; религиозные. По словам Романа Саблина, экопоселения — это возможность разгрузить города и дать альтернативные места для проживания и развития человека. Кроме того, люди за 20 лет после Советского Союза устали от квартирного одиночества.

На сайте проекта “Инить” его создатели замечают: “Следует признать, что, несмотря на массу экспериментов и большое количество теоретических подходов, на настоящий момент в мире ни один долгосрочный, комплексный и легко тиражируемый проект такого рода еще не был создан”. Почему проекты недолгосрочны, Роман объясняет так: “Люди разучились жить вместе, слышать друг друга.

Наше общество заточено на индивидуализм”. (В “Инити”, понятно, конфликты возникают, но здесь все проблемы, взаимные претензии и обиды проговариваются, для чего существует специальный механизм — форум.) Еще одну причину называет участница проекта Люба: “Часто люди, строя поселение, не имеют общей цели. Пока строили, была деятельность, которая их сплачивала.

А как обустроили быт, выясняется, что цели нет”.

Любовь — из Санкт-Петербурга, по профессии — организатор массовых культурных мероприятий, последнее время была менеджером волонтерских проектов в “Гринпис России”. Она из семьи интеллигентов (врачей, преподавателей), на земле никто не работал.

У городских интеллигентов не все сразу получается, даже клеить рамочки для ульев выходит не у всех.

Но опыт других поселений показывает, что удается жить, зарабатывая на продаже сельхозпродукции, принимая в гости экотуристов, устраивая семинары.

Для туристов и волонтеров во многих поселениях летом организуют специальные молодежные лагеря со своей программой: заготовка дров, сенокос, хороводы, хождение по углям, семинары по раскрытию голоса, травоплетению…

***

В экопоселении “Инить” ставят задачу формирования нового сознания: “Открытость, доверие, сотрудничество и взаимопомощь вместо конкуренции, скрытой вражды, борьбы за влияние, власть и деньги. Жизнь без чувства собственности на имущество… без необходимости обустраивать маленький мирок вокруг себя и тратить всю жизненную энергию на его защиту”.

При этом современные средства связи (мобильные, интернет) не дают участникам поселения выпасть из социума и помогают поддерживать отношения с теми, кто пока не покинул общество потребителей.

А вот немецкое поселение “Зибен линден” — “безмобильная” зона: при въезде каждый обязан выключить телефон, поскольку этот вид связи считается небезопасным. Вообще, чаще всего ограничения в западных экопоселениях накладываются на телевизор, в некоторых случаях запрет записан даже в уставе коммуны.

Телевизоров в “Инить” завозить не планируется. А интернет тут редко используют для того, чтобы узнать политические новости или даже, кто как сыграл на чемпионате Европы по футболу. Итоги матчей им, в калужский лес, иногда сообщает по SMS из Петербурга 93-летняя бабушка Любы, футбольная болельщица с 30-летним стажем

Читайте также:  Какие фрукты и овощи есть осенью - вегетерианство

Источник: https://1001.ru/articles/post/zemlu–intelligentam-8188

Проблема беженцев в Германии глазами жителя Мюнхена

?NoDima (nodima) wrote,
2015-09-11 17:30:00NoDima
nodima
2015-09-11 17:30:00

— Мама, да все у нас в порядке!— Но мы же видели в новостях, сколько там беженцев, и сказали, что большинство из них хочет попасть в Германию.

— В Мюнхене все спокойно. У меня вон велосипед три дня не пристегнутым на улице простоял, и ничего с ним не случилось. Сколько раз я вам уже говорил — не смотрите телевизор.

— Но не могут же по телевизору все время врать.

— А совсем и не обязательно врать, достаточно взять лишь часть правды и преподнести ее под нужным соусом.

Я разговариваю со своими родителями по скайпу и совершенно не могу понять их озабоченность. За два года жизни в Мюнхене я привык к тому, что это интернациональный город.

В ближайшем к нашему дому продуктовом супермаркете работают практически одни турки, наш сын ходил весь прошлый год в русско-немецкий садик, на работе у меня вообще была смешанная солянка из специалистов разных национальностей. Чернокожие мужчины и женщины в хиджабах не кажутся какими-то особенными.

При этом Мюнхен уже неоднократно признавался самым безопасным городом Германии, имеющим самый минимальный уровень преступности.

А что если и правда все плохо? Может, действительно, тысячи боевиков ИГИЛ под видом беженцев проникли в Европу, и скоро жители Евросоюза захлебнутся в собственной толерантности? Кому верить? Лично я привык верить собственным глазам и потому решил сегодня сам съездить на вокзал Мюнхена, где по сообщениям информагентств происходит вся мигрантская движуха. Скажу честно, я был шокирован увиденным.

Уже на подъезде к центральному вокзалу я увидел множество полицейских автомобилей.

Впрочем, полиция совершенно не смущает попрошаек. Уж не знаю, этот парень здесь давно “работает” или он из свежеприбывших.

Для прибывающих и отъезжающих мигрантов выделена отдельная платформа. Она огорожена, и на ней дежурит полиция и сотрудники безопасности железной дороги. Чтобы попасть к пригородным поездам, людям приходится обходить по улице, но пока я не видел кого-то, кто был бы этим сильно раздражен.

А вот и сам поезд с беженцами. Как оказалось позже, он не привез их, а наоборот должен будет отвезти мигрантов из лагеря в Мюнхене в Дортмунд.

Никогда еще не видел на вокзале столько полицейских.

На вокзале дежурит много журналистов. Тема животрепещущая.

Развернут довольно большой склад одежды, которую приносят местные жители. Насколько я понял, беженцы, проходя из автобусов в поезд (или наоборот), могут получить здесь то, в чем они нуждаются.

Рядом с гуманитарной помощью плакаты с надписями “Добро пожаловать”, “Спасибо, мюнхенская полиция! Люди уважают”.

Рядом с северным входом в вокзал огорожена довольно большая территория, являющаяся буферной зоной между поездом и автобусами, на которых увозят/привозят мигрантов.

Ну а теперь о самих беженцах. Если честно, я видел их очень не много, но те, кого я видел, вызывали скорее жалость, чем неприязнь или страх. Не знаю, может, эти люди — это и есть те самые ужасные боевики ИГИЛ, которыми всех пугает зомбоящик?

Поезд стоял довольно долго, и насколько я мог мидеть, заполнен он был в лучшем случае наполовину.

Пассажиры выходили к дверям, чтобы покурить. На перроне была только полиция.

В каждом вагоне можно было заметить упаковки с водой, а в первом вагоне множество коробок с едой.

Иногда из буферной зоны выходили группы беженцев и шли к поезду. Что в глазах этих людей? Конечно же алчность и страсть к халяве, а вовсе не страх перед неизвестностью.

Внимательный читатель спросит: так чем же был шокирован автор? Отвечаю: автор был шокирован размерами той мелкой мухи, из которой был раздут “слон проблемы беженцев” в сегодняшнем информационном поле. Вообще я хочу пояснить свою позицию по этому вопросу.

Я вовсе не идеализирую этих людей, уверен, далеко не все они кристально чисты и имеют только добрые намерения. Наверняка среди них есть и те, кому ничего не угрожает, типа албанцев, которые бегут не от бомб, а за легкой жизнью “на социале”.

Но дело в том, что в Германии, как и во многих других странах Евросоюза, есть законы и эти законы в отличие от той же России неукоснительно выполняются.

Очень непросто здесь жить нелегально, не имея никаких прав и возможностей, а чтобы получить заветный статус беженца, нужно доказать, что в своей стране что-то угрожает твоей жизни, поэтому большинство “халявщиков” в скором времени будут депортированы обратно.

Что же касается миграционной политики европейских стран, которую разве что ленивый не пнул в последнее время, то я согласен, что она не идеальна.

Нельзя принимать беженцев и с первого дня запрещать им работать, но при этом полностью содержать их за счет налогоплательщиков. Приехал в чужую страну — изволь трудиться, а не быть нахлебником.

Может, тогда и напряженность между разными национальностями меньше будет.

Поезд с беженцами отправился в Дортмунд. Через 15 минут оцепление было снято, и к платформе подошел обычный рейсовый поезд. Мюнхенский вокзал продолжил жить обычной жизнью.

На выходе из вокзала возле буферной зоны торгуют баварскими национальными костюмами — Мюнхен готовится к Октоберфесту.

Оригинал записи: Проблема беженцев в Германии глазами жителя Мюнхена

Меня также можно найти здесь:

Источник: https://nodima.livejournal.com/81570.html

Трудности жизни в Германии

Мы приехали в Германию по линии поздних переселенцев. Первая сложность, с которой мы здесь столкнулись — это незнание языка. Знали мы его плохо.

Потому что, то, как я его учат в другой стране (например, в России) — это, обычно, происходит в книжном варианте. В Германии разговорный немецкий язык отличается от книжного.

И поэтому сложно понять, когда приезжаешь сюда, что они здесь говорят.

Вторая сложность, с которой мы здесь столкнулись, это незнание окружающей нас среды, точнее того места, куда мы прибыли. Все новое, все чужое. Но после изучения города, когда мы походили по нему, погуляли, все стало легче. Стало понятно, где что находится.

Денежный вопрос и отношение к иммигрантам

С материальными сложностями мы здесь не сталкивались. Наоборот, по приезду, государство нам начало платить социальные пособия в размере 360 евро. Поэтому никакой нужды в деньгах у нас нет, хотя стараемся экономить. В целом, хватает и на еду, и на вещи.

Здесь в Германии хорошая социальная защита для людей, и поэтому, здесь никто никому не даст умереть с голоду. Для тех, кто получает социальное пособие существует так называемый Тафель, где можно получить продукты по цене 1 евро на человека. Мы ходим получать продукты два раза в неделю.

Там выдают продукты, у которых остается 3-5 дней до окончания срока годности. Продукты все хорошие, можно спокойно их употреблять.

Отношение людей здесь совершенно другое, не такое, как в России. Если пойти в любое общественное место, любое гос.учреждение, там никто на тебя не накричит, четко работают очереди. В очередях, все ведут себя тихо, спокойно ждут.

В целом отношение немцев друг к другу, и к нам, поздним переселенцам — очень хорошее. Если что-то попросить, всегда помогут, расскажут как пройти. И обязательно убедятся, что я полностью понял информацию и я знаю, куда мне идти. Однажды, меня всю дорогу даже сопровождала бабушка, к которой я обратился с вопросом.

В целом, ни я, ни моя семья, ни разу не пожалели о том, что сюда переехали. Здесь созданы все условия для того, чтобы человек жил, а не существовал. К слову, в Германии, например, я практически ни разу, не видел никаких бомжей.

Недавно, на занятиях по немецкому языку, мы проходили такую тему, как отпуск.

И когда преподаватель спрашивала беженцев из разных стран, присутствующих на занятиях, ездили ли они куда-нибудь, они, как правило отвечали, что да, были в нескольких странах.

Мне, человеку из России, пришлось сказать, что я нигде не был, кроме своей страны. В моей семье не было нормального достатка для таких поездок.

Неприятное соседство с беженцами из Ирака

По началу, нам в Германии не встречалось ничего неприятного. Пока, однажды, рядом с нами, не начали жить соседи из Ирака. Они совершенно не воспитанные, не культурные. Много раз делал им замечания, особенно на счет мусора, который они выбрасывали прямо на улице.

Позже, с этим стало нормально. Другой минус соседства с ними, они ни разу не убирались в общем подъезде нашего дома, хотя мы об этом тоже регулярно говорим. На их лестничной площадке образовалась порядочная свалка. Видимо, для них это нормально.

Одна из их дочек, которой 6 лет, устроила в подъезде натуральный туалет. Я сказал об этом, ее матери, на что та ответила, что поругает ее за это. Подобные инциденты прекратились. Так же они постоянно не закрывают двери. Например, часто остается на ночь открытой дверь в подъезд.

Кроме этого, они отказываются убираться в саду, так как бояться насекомых: муравьев и тараканов.

Не смотря на это, отношение к Германии у меня очень положительное. Не бойтесь переезда в эту страну, большая часть негативной информации о ней — это неправда.

Видео рассказ о трудностях жизни в Германии

Если вы предпочитаете смотреть видео, а не читать текст, вы можете включить видеозапись рассказа о трудностях жизни в Германии.

Записано со слов Алексея Артамонова, живущего в городе Апольда, земля Тюрингия.

  • Рассказы и истории эмигрантов

Источник: https://e-migration.ru/germany/trudnosti-zhizni-v-germanii.html

Деревня в Германии

Деревня в Германии другой деревне – рознь. Бывают  совсем небольшие селения, в которых абсолютно отсутствует какая-либо инфраструктура – вокруг лес, симпатичные домики, маленький биергартен и всё… Поэтому, чтобы купить свежих булок на завтрак жителям таких вот мини-деревень приходится  заводить мотор… ну или крутить педали…

Но многие деревеньки в Германии, конечно же, снабжены – как минимум – мясной лавкой, булочной и маленьким супермаркетом.

 Деревня в Германии – это совсем не то место, где проживают лишь  фермеры, где плохие дороги и где на каждом шагу лежат коровьи лепешки.

Совсем наоборот – это чистые и уютные селения, с ровными дорогами, с милыми домиками –   больше похожие на отдаленные от города районы, где живут обычные люди разных профессий, которые встают утром и ездят на работу, находящуюся в 50 км (а иногда и в 100!) от дома.

Как показывает статистика молодое поколение, уезжая из отчего дома – покидают деревни и не спешат в них возвращаться. Лишь малый процент из них – обзаведясь семьей – снова обустраиваются в какой-нибудь милой деревне.

Кёнигсбронн – деревня в Германии

Первые десять месяцев жизни в Германии я провела в небольшой деревеньке. Называется она Кёнигсбронн, находится лишь в десяти километрах от нынешнего места проживания. Живет в ней лишь 7000 человек. Деревенька эта – уютная и симпатичная, как впрочем и многие деревни в Германии.

В  Кёнигсбронне имеются все необходимые заведения:  два супермаркета, две булочные, кондитерская,  две мясные лавки, три аптеки, врач-терапевт, стоматолог, два ресторана, пиццерия, турецкая забегаловка, несколько пивнушек, два банка, почтовое отделение, четыре парикмахерские, автозаправка, маленькая сельская библиотека, один детский сад, начальная школа, железнодорожный вокзал.  Эта одна из тех деревень, в которой можно жить, не имея по одному автомобилю на каждого взрослого члена семьи.

Главной  достопримечательностью Кёнигсбронна является ратуша, которая была построена в 1769 году в стиле рококо. Изначально здание не являлось ратушей, а было гостиницей для проезжих герцогов и прочих именитых персон. А целых семь лет ее даже использовали в качестве фабрики свечей. И только в 1885 – оно стало ратушей.

Недалеко от ратуши находится небольшая церковь с часовней и стены от существовавшего когда-то на этом месте монастыря. Монастырь был разрушен еще в 1552 году – во время реформационных войн, остались лишь руины – которые не сносят, и часть стены – которая окружала всю территорию монастыря.

В Кёнигсбронне когда-то была своя большая пивоварня, принадлежавшая – кстати – монастырю. Здание до сих пор стоит, но пива уже давно не производит. Говорят, что жители деревни ждут-не-дождутся, когда же снесут эту махину и построят на этом месте что-нибудь более полезное.

О том, что пивоварня принадлежала монастырю напоминают вот такие вот рисунки на зданиях деревни:

Рядом с пивоварней  находится бывшая “пивнушка от пивоварни” – а сейчас это ресторан с традиционной немецкой кухней – на первом  и  небольшая гостиница – на последующих этажах.

На стенах упомянутого выше монастыря висят железные плиты с именами важных личностей – герцогов и королей, связанных так или иначе с описываемой деревней в Германии.

А около церкви стоит стена  – с именами тех, кто ушел на войну 1939 -1945 гг из Кёнигсбронна и погиб. Когда я увидела этот мемориал – у меня внутри просто всё поднялось и закричало:  “памятник фашистам? как это? зачем это?” – подумала я.

И только потом поняла и приняла то, что они тоже были чьими-то сыновьями и мужьями, и не все они поддерживали политику нацистов. Этому есть и яркий пример:

Читайте также:  Лучшая диета - вегетерианство

 Кёнигсбронн очень  гордится одним из своих жителей.  Зовут его Георг Эльзер, жил он в деревеньке в прошлом веке. В 1939 году он в одиночку спланировал убийство самого Гитлера, разместив бомбу там, где должен был выступать предводитель фашистов.  Но судьба распорядилась совсем по-другому.

  Гитлеру очень повезло, в этот день он спешил вернуться в Берлин и удалился за 8 минут до того, как прогремел взрыв (хотя по плану должен был находится там как минимум еще целый час) – иначе бы был погребен под руинами одного мюнхенского дома.

Георга Эльзера в тот же вечер арестовали, а спустя 6 лет расстреляли.

Ему посвящен памятник, который стоит прямо на железнодорожной станции Кёнигсбронна. Кстати, очень часто рядом с фигурой Эльзера стоят цветы и зажжённая свеча.

Его фотография с краткой истории того, как он устроил покушение на фашистов – встречает всех приезжих в деревню.

Кроме строений и знаменитых людей, Кёнигсбронн еще и балует глаз любого приезжего своей природой. Деревня окружена лесом со всех сторон:

В Кёнигсброне  протекает река Бренц, как и в том городке, где мы сейчас живем. Более того – здесь есть изумительный источник, бьющийся из-под скалистых гор – называют его Brenztopf – “кастрюля Бренца”. Вода в нем  – просто изумрудная, глаз не хочется отрывать от такого цвета.

В нескольких шагах от источника сделали специальную лестницу и каменное дно – там можно пройтись, держась за специальные поручни, считается, что это очень полезно, температура воды в течении всего года остается неизменной: +7 градусов – для меня и двух секунд много, я не выдерживаю – но немцы, как известно, терпеливые и к тому же большинство из них просто не умеют мёрзнуть.

Чуть подальше от этого природного источника, находится еще один – большое озеро Изельберг – удивительно красивое и чистое:

Вот такая вот моя первая деревня в Германии – маленькая, но с историей и красивыми местами. Правда, жить  в этой деревне после родного Ташкента было очень тоскливо и скучно, особенно в холодное время года. Хотя все знакомые – молодые семьи, проживающие в деревнях – просто счастливы и не понимают как можно вообще любить жить в городе и зачем это надо.

Но статистика всё же твердит другое: в последнее время жители Германии стараются перебраться в города, а немецкие мегаполисы вообще терпят настоящий бум!

Источник: https://www.das-germany.de/derevnya-v-germanii/

Фермерство в Германии. Как в Германии можно стать фермером. Требования..

Многие российские аграрии считают, что за границей развивать сельское хозяйство проще и, конечно, выгоднее. К сожалению, здесь трудно возразить.

Образцом тому могут служить немецкие фермеры, ведь в Германии созданы одни из самых лучших условий для жизни людей в сельской местности.

Прекрасно развитая инфраструктура, высокое качество трасс и дорог и многие другие «блага цивилизации» дают возможность жителям села не стремиться к переезду в крупные города, а наслаждаться жизнью в деревне.

Что же касается рода деятельности многих жителей села – фермерства, то здесь также проблем не возникает. Для фермеров доступны специальные займы и кредиты, любая специализированная техника. Им оказывается поддержка на уровне Евросоюза. Стоит отметить, что для Германии такие условия являются нормой и ни у кого не вызывают удивления.

Благодаря развитой экономике

Такая жизнь для немецких фермеров стала возможной благодаря тому, что в стране прекрасно развита экономическая деятельность. Ни для кого не секрет, что немецкие автомобили имеют мировую известность и непревзойденное качество, немецкая медицина – шанс для самого тяжелого больного, немецкая техника – одна из лучших и пр.

Стремительно развивающаяся экономика страны дает возможность ее жителям получать не только необходимое, но и желаемое. Во многом этим объясняется высокий уровень жизни в немецких деревнях: чистые аккуратные улицы, нарядные домики, прекрасная экология ,несмотря на большое число транспортных средств и т.д.

Защита окружающей среды

Для каждого немца важно не только собственное благополучие и безопасность, но и благосостояние той местности, где он проживает. И речь идет не только о качестве и экологичности продуктов питания, но и о чистоте воздуха, которым человек дышит, чистоте водоемов и т.д.

Именно поэтому сегодня в Германии появляется все больше таких приспособлений, как ветряки, биогазовые установки и пр.

Стоит отметить, что такой подход не только позволяет обеспечить прекрасный уровень защиты экологии, но и дает стране возможность стать более независимой от общепринятых энергоисточников.

Вся эта современная техника располагается, как правило, на землях фермерских хозяйств. И здесь открывается уже совсем другая картина: конкуренция между земледельцами за право обладать тем или иным участком с целью получения альтернативных источников энергии.

Как в Германии можно стать фермером

В первую очередь, нужно понимать, что сельское хозяйство Германии состоит не только из частных (семейных) ферм. Северо-восточную часть страны занимает в большинстве крупное сельскохозяйственное производство. Как правило, это мелкие хозяйства, которые с целью получения большей выгоды объединяются и превращаются в крупные агрохолдинги.

Однако, по статистическим данным, на сегодняшний день средний размер фермы в Германии составляет около 75 Га.

Как правило, сельскохозяйственные угодья и хозяйства здесь переходят по наследству. Чтобы управлять ими, от владельца требуется только понимание дела, которым он занимается, и желание работать с землей.

Какое образование нужно иметь для фермерства в Германии?

Для того чтобы стать фермером в Германии, достаточно будет базового специального образования. Если сравнивать с российской образовательной системой, то это техникум, колледж или профучилище.

Основной уклон такого образования делается на получение практических навыков, таких, например, как доение коров, обработка почвы, умение пользоваться техникой и механизмами и т.д.

Как правило, потомственные фермеры с самого детства работают на земле, и к тому времени, как начать самостоятельно управлять делами, уже многое знают и умеют.

Есть и такие граждане, которые хотят вести фермерское хозяйство, не имея никакой материальной базы, и все для этого делают.

Условия для молодежи

Для тех, кто решил свою жизнь связать с фермерством, существуют специальные образовательные учреждения – аграрные школы. Туда будущие земледельцы поступают после получения общего образования.

Обучение длится три, в некоторых случаях четыре года. За это время слушатели получают базовые теоретические и практические знания, которые им пригодятся во время своей профессиональной деятельности. Хороший фермер должен уметь самостоятельно вести бухгалтерию, разбираться в механике, электрике, почвоведении и т.д.

Владельцы хозяйств, которые стремятся шагать в ногу со временем, равняются на последние разработки в сфере сельского хозяйства и т.д., стараются также посещать специальные курсы повышения квалификации и собрания, на которых рассматриваются вопросы использования в фермерстве различных инноваций и пр.

Если выпускник аграрной школы планирует достичь определенных высот в фермерстве, он чаще всего продолжает обучение в университете. С дипломом о высшем образовании и степенью магистра вас ждут аграрные компании или учреждения регионального значения. Однако работа в таких заведениях не мешает заниматься и собственной фермой, которая досталась в наследство.

Однако стоит отметить, что сельскохозяйственное образование в Германии, так же как и в России, не имеет большой популярности. Многие молодые люди стремятся покинуть село, становятся сотрудниками сферы обслуживания в городах, идут работать на производство и т.д. Это все, в свою очередь, часто приводит к тому, что фермы просто погибают или становятся частью крупных холдингов.

Кстати, многие фермерские семьи в Германии – многодетные. Это своеобразная подстраховка: если старший ребенок в семье откажется продолжать дело родителей, то, возможно, этим займутся его младшие братья или сестры.

Клубы начинающих фермеров

Для того чтобы избежать краха фермерских хозяйств и привить молодым людям любовь к земледелию, в Германии создаются тематические клубы для начинающих фермеров.

Основная задача таких клубов или союзов – донести до молодежи информацию о том, почему «классно» становиться фермером. Кроме того, здесь можно проконсультироваться по любому производственному вопросу, получить юридический совет и т.д.

Именно на базе таких союзов чаще всего проводятся различные семинары, тренинги, выставки, мастер-классы и пр.

Требования к фермерскому делу в Германии

Перечисленные выше проблемы немецких фермеров – далеко не единственные. Чем ближе к непосредственному процессу производства, тем сложнее становятся требования государства к хозяйству.

Для тех, кто помещал немецкие деревни поздней весной и летом, не секрет, что для сельской местности Германии довольно характерен запах навоза. Дело в том, что это натуральное удобрение вывозится на сельхозугодья в огромных количествах, начиная с ранней весны и заканчивая поздней осенью. Именно в этот период земля наиболее успешно впитывает в себя полезные компоненты.

Профессиональные агрономы полагают, что одна из главных проблем немецких земель – перенасыщенность питательными составляющими (кроме азота).

«Азотный баланс»

Правительство Германии во избежание развития данной проблемы с перенасыщенностью земли установило для владельцев угодий правило, которое получило название «азотный баланс».

На сегодняшний день каждый земледелец может вывезти на пастбище такое количество азота, которое было использовано им при производстве своей продукции. Иными словами «сколько взял – столько отдал».

Например, для кормления скота из почвы вместе с кормовыми культурами было затрачено 100 кг азота. Значит, фермер должен вернуть на пастбище столько же азота в составе навоза.

Кроме того, владельцы хозяйств должны составлять подробный отчет об этом балансе, где также указывать, куда ими был определен оставшийся навоз.

Такой отчет, в свою очередь, позволяет регулировать количество голов скота на ферме. Если фермер знает, что не сможет законно реализовать весь имеющийся у него навоз, он не будет увеличивать количество животных.

Для того чтобы утилизировать образовавшийся сверх меры навоз, необходимо будет заплатить.

Квоты на производство молока

Еще один способ регулирования работы фермы, который действовал в стране до 2016 года, – установление квот на производство молока. Для того чтобы продать этот продукт на переработку молокозаводу, фермер должен был иметь определенное его количество.

Если молока производилось сверх установленной квоты, реализовать его можно было только по низкой стоимости, к тому же приходилось платить штраф.

При этом фермер имел еще два варианта реализации молока: продать его частным лицам или использовать на корм телятам.

Такие квоты на молоко были установлены в Германии еще в 80-х годах. Вначале их стоимость была фиксированной, затем стала варьироваться в зависимости от рыночных цен. Фермер обязан был купить такую квоту, но сделать это нужно только единожды. Приобретенная квота действовала до тех пор, пока хозяин фермы не решал увеличить количество дойного стада, тем самым расширив границы производства.

В апреле 2015 года власти приняли решение отменить ограничительные квоты для фермеров, что привело к увеличению производства молочной продукции и снижению ее стоимости.

Другие виды поддержки

Государство поддерживает и премирует тех фермеров, которые занимаются выращиванием сельскохозяйственных культур, являющихся источниками альтернативной энергии. Это кукуруза, рапс, некоторые виды деревьев и кустарников. Кроме того, большое внимание уделяется активности и интенсивности использования с/х угодий.

Для тех землевладельцев, которые оставляют землю на отдых «под паром» или совсем ее не культивируют, выплачивается денежная премия за каждый такой гектар. Однако получить такую премию не так просто, для этого нужно подготовить огромное количество документов, потратив свое время и нервы.

Зачастую фермеры отказываются от премирования с целью сохранения времени.

Программа охраны природы

В Германии огромное внимание уделяется защите природы, в частности – сохранению редких видов представителей флоры и фауны. Поэтому, если на конкретном участке земли будет зафиксирована локация какого-то редкого представителя мира растений или животных, то никто не позволит обработку такого поля и использование его под фермерское хозяйство.

Фермерство в Германии и бдительность конкурентов

Нарушать законы непозволительно в любой стране. Германия – не исключение. Более того, здесь к этому относятся очень внимательно не только представители власти, но и сами граждане. В аграрном бизнесе здесь, как и во всех остальных отраслях, существует определенная конкуренция, для которой все средства избавления от соперника хороши.

Именно поэтому, наравне с контролирующими учреждениями, за соблюдением фермерами правил и законов пристально следят их конкуренты. Если вы, к примеру, вывезли мусор в неположенное время и выгрузили его в неположенном месте, ждите визита властей незамедлительно! Ваши соседи уже сообщили об этом, куда следует! Конечно, за такие нарушения фермер будет наказан штрафом.

Еще одна проблема фермеров – это организации, выступающие за права животных или против продуктов с ГМО. И эта проблема намного серьезнее предыдущей. Действия представителей таких сообществ зачастую приносят серьезный урон ферме.

Они могут сжечь коровники, объясняя это тем, что животные не могут жить в неволе, испортить урожай кукурузы, натыкав в каждый початок гвоздей («ведь ГМО вредит окружающей среде»). Такие действия приводят не только к материальным потерям, но и травматизму рабочего персонала, поломкам дорогостоящей техники и т.д.

Надо сказать, что в большинстве случаев за такими «борцами за справедливость» кроются те же конкуренты.

Однако, несмотря на все озвученные проблемы, фермерство в Германии показывает очень высокие результаты. И объяснить это можно, в первую очередь, любовью жителей этой страны к делу, которым они занимаются, их усердием и трудолюбием.

Источник: http://lifeistgut.com/fermerstvo-v-germanii/

Ссылка на основную публикацию