«здесь будет город-сад»: в чем польза «зеленых» городов и сможет ли человечество отказаться от мегаполисов – вегетерианство

Концепция города-сада

«Здесь будет город-сад»: в чем польза «зеленых» городов и сможет ли человечество отказаться от мегаполисов - вегетерианство

Идеи английского утописта Эбенизера Говарда всё же нашли своих благодарных приверженцев. Люди поверили в реализацию идеи с городами-садами. В 1903 году Говард сумел основать компанию по практической реализации строительства города-сада. После некоторых раздумий место для первого уникального объекта было выбрано в 50-и километрах от Лондона, в небольшом селении Лечворт.

Генеральный план оригинального селения, который, не мудрствуя лукаво, также назвали Лечворт, был представлен всем заинтересованным гражданам в 1904 году. Проект разрабатывался в соответствии с идеями Говарда архитекторами Б.Паркером и Р.Энвином.

Нидерланды построят город-сад через 10 лет

Известно, что проектировщикам удалось удачно разместить в ландшафте центральное озеленённое пространство, насыщенное разномастными общественными зданиями и периферийное кольцо промышленных предприятий.

Конечно, сам проект на бумаге был замечателен. Например, жилые дома правильно сгруппировали вокруг транспортных проездов, зелёных полян, небольших парков и даже одиночных деревьев.

Городская застройка Лечворта была свободна от унылого однообразия застройки, присущей крупным селениям того времени. По сути, Паркер и Энвин смогли сформировать новый эталон городской архитектуры.

То есть они предложили городскую застройку, но как бы сельского типа.

Однако слово и дело, как известно, две большие разницы. Безусловно, идеи Говарда имели большую популярность. Несомненно и то, что проектировщики подошли к процессу весьма вдумчиво, прорабатывая каждую мелочь.

Однако заселялся Лечворт, вопреки ожиданиям, крайне медленно. По крайней мере, так казалось самому Говарду.

Странно, неужели он хотел видеть темпы заселения такими, чтобы рядом с Лондоном появился такой же мегаполис?

Город-сад имени Сталина

Что бы там не предполагал сам автор идеи города-сада, а в 1908 году в первом экспериментальном поселении жило более 5000 жителей. К концу 20-х годов ХХ столетия здесь уже числилось порядка 14000 обитателей. В принципе, неплохо. Особенно если учесть, что любая новая идея весьма непросто пробивает себе путь.

Кроме Лечворта, строился в это же время и второй город-сад – Вельвин. В нём числилось в 20-х годах ХХ века всего 7000 человек. Конечно, 21000 человек (если оба поселения считать совместно) вряд ли сильно способствовали разуплотнению Лондона.

С другой стороны, что было бы, если бы все они оказались жителями столицы туманного Альбиона? Пробки на дорогах усилились бы однозначно, пришлось бы создавать новые рабочие места, больницы, школы и так далее.

Так что идеи Говарда свою задачу-минимум выполнили.

Переезд в города-сады происходил неохотно по разным причинам. Промышленные предприятия всё-таки тесно были связаны с крупными городами как центрами сбыта. Стоимость малоэтажной застройки в Лечворте и Вельвине оказалась выше, чем в целом в том же Лондоне. Да и слишком велик оказался разрыв в уровне общения и возможностей, если сравнивать огромный Лондон и скромный Лечворт.

Овощи и фрукты со своей грядки делают детей здоровее вдвое!

Но интересные задумки утописта Говарда не забыли. Его идеи, но уже на качественно новом уровне, с учётом прежних просчётов, внедрялись в жизнь составителями проекта планировки Большого Лондона в 1943-1946 годах. Вокруг Лондона архитектор Аберкромби предложил создать семь новых городов-спутников.

Они должны были находиться от столицы на расстоянии 35…50 километров, причём в каждом из таких городов планировалось видеть не более 100000 жителей.

Затем число городов-спутников увеличилось до 14 (в проект включили английские Глазго, Ньюкасл и Кардифф), а к настоящему времени в Англии насчитывается около 30 таких новых городов.

Первоначально планировалось, что в города-спутники переселятся 860000 человек, причём 500000 – непосредственно из Лондона. Позднее, когда были возведены первые дома, оптимисты поспешили сообщить, что в городах-спутниках будет проживать не менее одного миллиона граждан.

Известно, что к 1963 году в новые города из Лондона переехало 263000 человек. Это оказалось меньше, чем планировалось, но если вспомнить, как заселялся Лечворт и Вельвин, то можно говорить об определённом успехе.

Сейчас, безусловно, число жителей этих городов-спутников ещё больше. Но ценность работ Говарда не только в том, что он искренне хотел помочь людям. Его новаторские идеи позволили сформировать новое, устойчивое направление в развитии архитектуры и строительства.

И это направление с каждым годом становится всё интереснее.

Источник: http://ecology.md/page/koncepcija-goroda-sada

Здесь будет город-сад

В голове современного россиянина город противопоставлен деревне. Горожане и сельские жители работают в совершенно разных сферах, а городское сельское хозяйство — это досадное недоразумение, которое городские планировщики еще не успели ликвидировать.

На самом деле многие современные и более чем цивилизованные города имеют свои сады и огороды, которые могут быть как историческим наследием, так и современными, активно развивающимися проектами.

«Моя Планета» выбрала пять городов, в черте которых активно развивается огородничество.

Берлин: «Сады принцесс»

Принцип: контейнерный огород на месте пустыря

Столица Германии до сих пор поражает обилием пустырей, которые просто не могли не привлечь огородников. Такой пустырь в районе Кройцберг в 2009 году два энтузиаста Марк Клаузен и Роберт Шоу начали превращать в Prinzessinnengärten («Сады принцесс»).

Эта идея возникла не из-за нужды в еде, а как социально-образовательный проект, где оторванные от земли горожане могут познакомиться друг с другом и приобщиться к выращиванию экологически чистых овощей. Сады принцесс стали популярны в Берлине с первых дней, только на расчистку пустыря пришла сотня добровольцев.

Под грядки приспособили пластиковые контейнеры, которые в случае переезда можно перевезти в другое место. Это обусловлено тем, что пустырь находится в краткосрочной аренде у города, пока продлевающейся ежегодно.

Сейчас огород располагается на 6000 м2, активисты выращивают самые разнообразные растения, которые в магазине и не купишь, например японские травы или 16 сортов картошки. В «Садах принцесс» есть кафе, в котором можно попробовать их продукцию и выпить кофе. Существуют «Сады» на пожертвования горожан и самостоятельно заработанные деньги.

Адрес: Prinzenstrasse 35–38, 10969 Berlin

Нью-Йорк: «Бруклинское хозяйство»

Принцип: ферма на крыше

В Нью-Йорке огороды не редкость — они существуют на месте пустырей, посреди парков и даже на крышах. Земля в Нью-Йорке очень дорогая, и большое хозяйство в центре города организовать невозможно, зато существует множество зеленых крыш.

Это выгодно и в экономическом плане: власти города дают налоговые каникулы тем офисным центрам, которые озеленили свою крышу, потому что это повышает энергоэффективность здания: летом офис надо меньше остужать кондиционерами, а зимой у него меньше теплоотдача.

Кроме экономии денег, огород на крыше поможет их заработать.

Например, Бэн Фланер, главный фермер Brooklyn Grange («Бруклинское хозяйство»), устроил коммерческое хозяйство размером около 11 000 м2, располагающееся на двух крышах бывших промышленных зданий.

На ферме производится около 25 тонн органически чистой зелени в год, выращиваются грибы и содержатся 30 ульев. Продукцию реализуют на месте — на первом этаже здания.

Адреса: Brooklyn Navy Yard Farm, 63 Flushing Ave, Building №3, Brooklyn, NY

Flagship Farm, 37-18 Northern Blvd, Long Island City, NY

Лондон: очередь за землей

Принцип: муниципальные огороды

В Лондоне существует федерация огородников, объединяющая более сотни городских общественных ферм, садовых и огородных товариществ. Это началось еще во время Первой мировой войны, когда городские власти дали сигнал горожанам выращивать овощи ради пропитания, и некоторые огородные товарищества сохранились еще с тех времен.

Аналогичная программа была проведена и во время Второй мировой — тогда муниципальная земля раздавалась под лозунг «Dig for victory!» («Копай за победу!»). В 70-х годах интерес к огородничеству утих, и многие земли были застроены. Однако с приходом на прилавки магазинов синтетических продуктов интерес к органическому земледелию снова начал расти.

В 2004 году в Лондоне создается движение энтузиастов под названием Guerilla Gardening («Партизаны-садоводы»), которые просто захватывают земли под огороды. А в 2012 году идеологом городского огородничества становится уже мэр Лондона Борис Джонсон c программой Capital Growth.

Цель программы была сделать в 2012 году на 2012 огородов больше, и, судя по счетчику на сайте, им это удалось.

Сейчас в Лондоне образуются очереди на аренду муниципальной земли для огорода. Городские фермы превратились в туристические места, их адреса можно найти даже на официальном туристическом сайте города.

Среди них, например, ферма Mudchute Farm and Park, в которой предлагают погулять с ламой.

В обычных же огородных товариществах турист может побывать в дни открытых дверей, которые ежегодно проводятся в июне, или подать заявку на волонтерство на сайте программы Capital Growth.

Детройт: город-огород

Принцип: сквотирование, еда и работа для бедных

Когда-то Детройт был олицетворением американской мечты: здесь располагалась вся автомобильная промышленность страны. Широкие проспекты, огромный железнодорожный вокзал, театры. Город развивался под лозунгом «Автомобиль — в каждую семью!».

Но в послевоенные десятилетия в Детройте начинается деградация автомобильной промышленности, большинство заводов закрываются. Сейчас население города почти в три раза меньше, чем на пике его развития.

Большинство жителей — малообеспеченные семьи, которые переезжают сюда из-за низкой стоимости жилья или же просто не могут вырваться из «ловушки бедности».

Заброшенными землями местные жители начали пользоваться уже в момент кризиса в конце ХХ века.

В 70-х годах в Детройте была инициирована городская программа по раздаче семян, а новая волна огородничества началась в 90-х и продолжается по сей день: местные жители, активно поддерживаемые некоммерческими организациями, захватывают места, где когда-то стояли дома, строят на них теплицы, выращивают кур и даже мелкий скот.

Районные огороды не только дают еду беднякам, но также создают сообщество, повышают уровень безопасности, дают людям надежду на лучшее будущее. Кроме общественных огородов, в Детройте уже появились компании, планирующие освоить тысячи гектар и имеющие четкий бизнес-план.

Энтузиасты говорят, что в будущем в Детройте больше половины продовольствия будет производиться самим городом. Насколько реалистичен такой амбициозный план, покажет время.

Париж: виноградник Монмартра

Принцип: тысячелетнее наследие в центре столицы

Район Монмартр привлекает туристов своим огромным собором и аурой творческого места, где живут художники. Также на холме Монмартр существует старейший виноградник, первое письменное упоминание о котором датируется 944 годом. Его посадили здесь монахи и были его хозяевами вплоть до 1860 года.

До XVII века вино производится для местных нужд, но вскоре оно становится популярным за счет своей дешевизны — виноградники находились хоть и недалеко от столицы, но за ее границами, что позволяло избегать дополнительных пошлин.

В 1860 году Монмартр и окрестности становятся 18-м районом Парижа, но его крутые склоны застраиваются достаточно медленно. И все-таки к 1928 году здесь вырубают последний виноградник, чтобы восстановить его пять лет спустя под давлением исторического общества «Старый Монмартр».

Две тысячи лоз высажены на углу улиц Сен-Вансан и Соль на участке размером 150 соток. Сегодня за виноградником ухаживает La Commanderie du Clos Montmartre («Орден Кло-Монмартр», «кло» — участок виноградника, обнесенный стеной).

Сбор урожая в сентябре превратился в настоящий праздник для французов, куда каждый год приглашаются виноделы из разных регионов страны. Производство вина располагается в подвале мэрии 18-го района. В год виноградник дает от 500 до 600 л вина, которое можно купить от €20 за бутылку, вырученные средства идут на поддержание исторического наследия района.

По предварительной договоренности проводятся групповые посещение виноградника. По этому и другим вопросам  можно обратиться к Жилю Гийе, верховному магистру ордена: +33144923534 или clos.montmartre@gmail.com.

Источник: https://www.moya-planeta.ru/travel/view/zdes_budet_gorodsad_2876/

Здесь будет город-сад

К 2050 году 86% жителей развитых государств будут проживать в городах. В менее развитых странах этот показатель достигнет 67%. Таковы прогнозы программы Организации Объединенных наций по населенным пунктам “ООН-Хабитат”. Согласно последним подсчетам международного ведомства, сегодня мировое соотношение горожан с жителями деревень и сельских поселений составляет 51 на 49%.

Читайте также:  Мясоедение и гомосексуализм - вегетерианство

Столь стремительный рост численности городского населения может привести к еще большему расширению урбанизированных территорий, что создает прямую угрозу экологии будущего, – уверены эксперты “ООН-Хабитат”. Уже сейчас на города, которые занимают порядка двух процентов поверхности нашей планеты, приходится 80% выбрасываемых в атмосферу парниковых газов.

А исследование, проведенное управлением по охране окружающей среды США, показало, что до 38% парниковых выбросов происходит при строительстве и эксплуатации зданий в мегаполисах и городах.

Вредные химические соединения оказывают негативное воздействие на флору и фауну, загрязняют атмосферу и разрушают озоновый слой, провоцируя глобальные изменения климата на планете.

Неудивительно, что власти всех развитых и ряда развивающихся государств озабочены поиском технологических решений, направленных на экологическое “озеленение” городских территорий.

К ним присоединяются представители бизнес-сообщества, осознавшие востребованность экотехнологий на международном рынке.

“Российская газета” проанализировала последние отечественные и зарубежные инициативы, призванные улучшить экологическую ситуацию в современных мегаполисах.

Будет город-сад

Кардинальным ответом угрозе глобального потепления может стать строительство “экотаунов” – городов, выбрасывающих в атмосферу минимальное количество вредных химических соединений.

В частности, двуокиси углерода, которую в больших объемах вырабатывают электростанции, предприятия тяжелой промышленности и автомобили.

Сейчас проекты по возведению “безвредных” городских территорий реализуются в США, Испании, Китае, Великобритании, Канаде, Объединенных Арабских Эмиратах.

Яркий пример – “экотаун” Масдар, что переводится с арабского как “источник, ключ”. Это строящийся район в столице ОАЭ Абу-Даби, свободный от промышленных предприятий и неэкологичного транспорта.

Инициаторы проекта (энергетическая компания “Masdar” и агентство знаменитого британского архитектора Нормана Фостера “Foster + Partners”) обещают сделать Масдар первым на планете населенным пунктом с нулевыми выбросами углерода и нулевыми отходами.

Воду здесь будут опреснять при помощи солнечной энергии, традиционные автомашины заменят экологичными беспилотными электромобилями, а сэкономить на кондиционировании позволит сонм разнообразных ажурных конструкций, который в буквальном смысле закроет город по принципу кастрюльной крышки.

Проект “экотауна”, общий бюджет которого оценивается в 22 млрд долларов США, запустили в 2006 году. Изначально строительство было рассчитано на 8 лет, однако из-за кризиса сроки сдачи Масдара отодвинули до 2016 года.

Предполагается, что население Масдара составит от 45 до 50 тысяч человек, а главными “жителями” города станут наукоемкие компании из разных стран мира, которых привлечет возможность организовывать предприятия со 100% иностранным участием, нулевыми налогами и отсутствием ограничений на движение капитала.

На пятки арабскому проекту наступает Доксайд-Грин – поселение в черте канадского порта Виктория. Строительство этого “экотауна” с нулевым балансом выброса углерода должно завершиться в следующем году.

Проект Доксайд-Грин подразумевает возведение экологичных жилых домов, завода по газификации биомассы, офисных и коммерческих площадей больше чем на 30 тысяч квадратных метров, ресторана, кафе и булочной.

Обитатели “экотауна” будут передвигаться только на велосипедах и гибридных автомобилях, а все городские отходы подвергаться полной утилизации.

Технологии позеленели

Впрочем, строительство зеленых городов “с нуля” – весьма дорогое удовольствие, не решающее проблемы уже существующих мегаполисов. Превратить загрязненные территории, вырабатывающие парниковые газы, в “экотауны” призван ряд революционных технологий, связанных с ресурсосбережением и сокращением выбросов вредных отходов.

Первый шаг – отказ от автомобилей, работающих на бензине и даже на более экологичном газовом топливе.

В конце прошлого года на выставке в Шанхае концерн General Motors представил мировому сообществу “автомобиль будущего” EN-V, который приводят в движение два трехкиловаттных электродвигателя, расположенных в колесах и питающихся от комплекта литий-ионных аккумуляторов.

По словам представителей GM, при полностью заряженных батареях двухместный электромобиль сможет проехать 40 километров, при этом максимальная скорость разгона EN-V не превысит 40 километров в час. Длина и ширина компактного электромобиля составляет 1,22 метра, высота – 1,83 метра.

“Здание будущего” Heliotrope, которое вырабатывает в пять раз больше энергии, чем тратит, уже построили в германском городе Фрейбург.

Это трехэтажный цилиндрический жилой дом с установленными на крыше солнечными батареями производительностью 6,6 киловатт/час, который вращается вслед за солнцем.

Помимо ресурсосберегающих батарей, Heliotrope оборудован системой водоочистки и сбора дождевой воды.

Британские архитекторы Дэвид Арнольд и Алекс Рацлафф разработали проект ветряной башни-небоскреба аэродинамической формы, способной питать энергией ветра более чем две тысячи окрестных жилых и офисных помещений.

Согласно задумке архитекторов в центре здания (сердечнике) должны находиться области основной циркуляции воздуха и складской комплекс.

Обернутые вокруг сердечника секции предназначены для коммерческих, жилых, институциональных и рекреационных объектов, а крыша устойчивой конструкции должна быть оснащена высокими ветряными турбинами.

Модернизация в стиле “эко”

“Следующий шаг в ориентации мировых мегаполисов на энерго- и ресурсосбережение – это формирование целых городов, которые будут не потреблять, а генерировать энергию”, – отмечает один из ведущих российских экспертов в области урбанистики, директор Центра стратегических разработок “Северо-Запад” Владимир Княгинин. И добавляет, что на уровень, когда “костяк” архитектурного облика городов будет формировать “энергоположительная” недвижимость, подобная фрейбургскому Heliotrope, развитые страны Европы, Япония, США и Южная Корея планируют выйти к 2020 году.

Позицию нашей страны в этом вопросе сложно назвать определенной. С одной стороны, на законодательном уровне в России рассматривается масса инициатив, связанных с внедрением энергоэффективных технологий и подготовкой к переходу к нетопливной энергетике. С другой – реализуются новые проекты по добыче энергоресурсов на Ямале, в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке и в арктическом шельфе.

Так или иначе, в последние годы ряд российских компаний заинтересовался внедрением экологических разработок, направленных на снижение потребления энергии и уменьшение количества вредных выбросов в атмосферу.

К примеру, крупная отечественная инжиниринговая компания предлагает на российском рынке экологичные микротурбинные генераторы, которые производят выхлопы с минимальным содержанием оксидов азота и углерода.

Другая компания – проектировочная – специализируется на технологиях и программных продуктах для экологически рационального проектирования зданий и сооружений. Инновационные технологии позволяют просчитать, сколько ресурсов будет потреблять конкретное помещение в той или иной ситуации, и смоделировать фактическое годовое энергопотребление здания.

Как утверждают представители компании, чтобы сократить ежедневное потребление электричества на несколько часов, иногда достаточно повернуть дом на несколько градусов. При этом расчет выбросов углекислого газа и нулевого энергетического баланса помогает понять, будет ли здание отвечать современным экологическим требованиям, еще на стадии проектирования.

Между тем

В списке стран, природе которых угрожает рост городского населения и расширение урбанизированных территорий, Россия скорее исключение, нежели правило, – отмечают эксперты “РГ”.

Согласно прогнозам ООН, под влиянием демографического кризиса вместе с сокращением числа сельских жителей в регионах РФ будет падать и численность горожан.

Поэтому нашей стране свойственны скорее профилактические, а не кардинальные меры, направленные на “озеленение” городских территорий.

Источник: ecologysite.ru

ОТПРАВИТЬ:       

Источник: http://www.chaskor.ru/article/zdes_budet_gorod-sad_39338

​Здесь будет город-сад… – Новости Казахстана – свежие, актуальные, последние новости об о всем

Для решения экологических вопросов в Астане реализуется комплекс мероприятий, ориентированных на позиционирование столицы в качестве современного «зеленого» мегаполиса.

ЗЕЛЕНЫЙ КОНЦЕПТ

Говорят: есть хорошие примеры – учись, есть плохие – тоже учись. И в этом смысле ни один город в мире не развивается без оглядки на глобальные тренды, задающие тон в мировом архитектурно-культурном мейнстриме.

Сегодня эти тенденции все больше тяготеют к созданию наи­лучшей комфортной среды для жизни человека.

И судя по всему, те участники градостроительных процессов, которые не думают о городской среде, «зеленом» жизненном пространстве, цифровой экономике, обречены на провал своих начинаний по сравнению с теми, кто в этом плане действует разумно и грамотно.

Верно и то, что в современных условиях большинство городов вовлечено в орбиту глобальной конкуренции за человеческий капитал, молодые кадры, умы и таланты, туристические потоки…

Античный город Сиракузы на Сицилии мы помним только потому, что там, согласно легенде, жил некогда знаменитый ученый Архимед, а когда говорим про Лос-Анджелес, то имеем в виду Голливуд, задающий тон на глобальном рынке киноиндустрии.

Сегодня перспективы нашей столицы основываются на «зеленой» парадигме, и это придает оптимизма тем, кому не хочется жить в каменных джунглях с вечной автомобильной сутолокой, без зеленых оазисов, голубого неба и пения птиц.

Как показывает мировая прак­тика, вопросы развития городов не должны пускаться на самотек, позволяя стихийным процессам возобладать над ситуацией. Иначе не в меру предприимчивые граж­дане превратят в базары чуть ли не каждую пядь свободного пространства.

Кстати, недавно аким Алматы Бауыржан Байбек распорядился вернуть в коммунальную собственность города популярное некогда место отдыха алматинцев – ВДНХ (Атакент), территорию которой предприниматели закатали в асфальт, превратив прежний зеленый оазис в еще один эпицентр массовой торговли и автостоянок.

Экологические проблемы Астаны в некотором смысле схожи с теми, что наблюдаются в южном мегаполисе: и тут и там присутствуют одни и те же факторы загрязнения окружающей среды, если не считать того, что частный жилой сектор в Алматы газифицирован, а в столице – еще нет. В числе причин экологических проблем в главном городе страны – большое число автономных котельных и частных домов, отсутствие альтернативных источников отопления, износ очистных сооружений и канализационных сетей.

Сюда же следует отнести и транспортный фактор. Но вот что больше всего бросается в глаза в столице, так это скудность зеленых островков, где можно притулить колени.

В последние годы, как отмечают экологи, нарастает вероятность и пылевого загрязнения атмосферы городской среды из-за больших объемов строительства, роста числа транспортных средств…

Наряду с этим увеличивается уровень загрязнения бассейна реки Есиль.

Тем не менее, как считают в администрации города, все эти проблемы решаемы в рамках комплексных мероприятий, рассчитанных на среднесрочную перспективу.

По программе «Креативные проекты» в Астане планируется создать 17 парков и скверов в различных частях столицы. Предполагается, что с созданием этих локальных зеленых площадок с рекреационными зонами и соответствующей инфраструктурой будет решен вопрос о досуге горожан в пределах жилых массивов.

Безусловно, лучше поздно, чем никогда, но все же остается неяс­ным, почему все эти «локальные зоны» или «зеленые» пространства проектировщики в своих концептуальных решениях не предусматривают заранее при планировании территорий новостроек? Ведь в большинстве из них плотность застройки такова, что там не только малый парк, но и скверик уже невозможно сладить. В результате складывается впечатление, что в позиционировании столицы в качестве современного «зеленого» мегаполиса, как в старом рояле, западает нота «ля».

СОЦИАЛЬНЫЕ ПАРАМЕТРЫ ЭКОЛОГИИ

По словам заместителя руководителя Ассоциации экологических организаций Казахстана Айгуль Соловьевой, в настоящее время ими подписан меморандум о взаимодействии с акиматом Астаны и Казгидрометом по улучшению экологической обстановки в городах, в том числе в столице. В числе направлений этой работы – сокращение вредных выбросов от стационарных и передвижных источников.

Например, в зимний период в Астане в безветренную погоду нередко появляется смог, который зависает плотным туманом над городом.

Главные причины этого, как считают экологи, кроются в использовании домовладельцами частного жилого сектора некачественного топлива – угля с повышенной зольностью или других горючих материалов.

Иногда в моменты перебоя с поставками топлива, как это было в нынешнем отопительном сезоне, в ход идут даже автомобильные шины. В этот углеродный коктейль свою долю копоти добавляет и транс­порт, использующий топливо низкого качества.

– Наша цель – добиться реального эффекта от проводимых мероприятий. Мы знаем, что официальные данные служб контроля по предельно допус­тимым нормам концентрации вредных веществ в атмосфере могут показывать и благополучную картину. Поэтому мы будем определять, на самом ли деле ситуация в городе обстоит подобным образом, – отмечает Айгуль Соловьева.

Читайте также:  Преимущества веганства над вегетарианством - вегетерианство

В целом экологический мониторинг по стране показывает, что из всего объема выбрасываемых в атмосферу загрязняющих веществ порядка 79,7% – это газообразные и жидкие вещества, остальная часть – твердые (пыль, зола, частицы тяжелых металлов).

И на сегодня пока проблемы загрязнения атмосферного воздуха менее критично обстоят в Костанайской, Северо-Казахстанской и Акмолинской областях, а также в Астане, где нет высокой концентрации промышленных предприятий и, соответственно, характер вредных выбросов имеет иное содержание, чем в тех регионах, где есть химические, металлургические и другие предприятия индустрии.

Согласно официальным данным, в период с 1990 по 2016 год основная доля выбросов загрязняющих веществ в воздушный бассейн республики приходилась на диоксиды серы, оксид углерода и остаточные твердые частицы. В 2016-м выбросы загрязняющих веществ от стацио­нарных источников составили 2 271,6 тыс. тонн. Но проблема состоит в том, что их уровень имеет ежегодную тенденцию к росту.

Интенсивное экономическое развитие столицы, расширение индустриальной отрасли, открытие новых производств – все это в целом требует применения более прогрессивных механизмов снижения антропогенного воздействия на окружающую среду. Судя по официальным данным, на сегодня индекс загрязнения атмосферы (ИЗА) по городу Астане составляет 4,2 единицы, он увеличился на 12% по сравнению с предыдущим годом (3,7) и на целых 20% – с 2013-м (2,95).

Подобная тенденция связана с развитием инфраструктуры города, увеличением количества автотранспортных средств, а также ростом углеродных выбросов в зимний период и их концентрацией в нижних слоях атмосферы при штиле или слабом ветре.

По новой градации Казгидромета этот уровень соответствует первой группе. То есть состояние воздушного бассейна столицы является приемлемым для жизнедеятельности и здоровья населения.

Однако тенденция, связанная с ростом уровня заболеваемости органами дыхания среди населения Астаны, ставит под сомнение вышеуказанные выводы Казгидромета.

Согласно анализу, проведенному Ассоциацией экологичес­ких организаций РК, только в 2016 году наблюдался резкий скачок (на 44%) уровня заболеваемости столичных жителей патологиями органов дыхания.

И, как предполагают эксперты, это связано и с неблагоприятным состоянием окружающей среды.

Поэтому сегодня в рамках новых экологических моделей, разработанных для каждого города в отдельности, будут учитываться и социальные параметры техногенной ситуации.

– Сегодня мы говорим о том, сколько тратится денег и других материальных средств, в том числе труда медработников, на лечение этих 44% больных по городу.

Люди вынуждены брать больничные вместо того, чтобы продуктивно трудиться.

И если все эти издержки мы могли бы рассматривать через призму экономической рациональнос­ти, то у нас получилась бы существенная цифра эффекта к ВВП – порядка 20%, – отмечает Айгуль Соловьева.

По ее мнению, здоровье людей напрямую зависит от того, каким воздухом они дышат, какую воду пьют. При этом общее положение дел можно исправить лишь в том случае, если организовать комплексный и хозяйственный подход к решению экологических проблем городов в целом. 

Источник: https://www.kazpravda.kz/fresh/view/zdes-budet-gorod-sad8

Здесь будет город-сад

Город-сад – идея, возникшая больше столетия назад и выразившая стремление создать идеальное утопичное поселение, сочетающее в себе лучшие черты больших городов и мелких деревень.

Эбенизер Говард

Идея создания идеального города-сада родилась у английского социолога-утописта Эбенизера Говарда, который в 1898-м году выдал книгу, где подробно описывал идеальный город-сад.

По его мнению, в конце XIX века все большие города мира увеличивались абсолютно хаотично, из-за чего сильно возрастал уровень антисанитарии, криминальности и антигуманности.

Чтобы исправить все недостатки крупных городов того времени, Говард спроектировал идеальный город будущего.

Автор утверждал, что город-сад должен иметь население не больше 23-х тысяч человек. Такие небольшие города-сады должны были обладать формой круга и располагаться недалеко друг от друга.

Говард планировал размещать города своеобразным «созвездием» с идеально круглой формой и главным городом-садом, расположенным в центре «созвездия».

Общее число жителей в таких «созвездиях» не должно было превышать 250 тысяч.

И слышит шепот гордый вода и под и над: «Через четыре года здесь будет город-сад!»

Владимир Маяковский

Схематично город-сад Эбенизера Говарда должен был занимать площадь в 6000 акров (причем 1000 акров определялись для жилой зоны, а остальные 5000 акров под сельское хозяйство и естественные ландшафты) и разделяться на несколько концентрических зон, а именно:

  1. Центральная круглая часть города площадью в 145 акров – парк. Он должен состоять из лесопосадок, лугов и в обязательном порядке спортивных площадок. Также часть парка должна быть крытой, а под кровлей – обустроенные зоны для торговли и различных культурных выставок.
  2. Застройка. Пять с половиной тысяч участков площадью 20х130 футов, предназначенных для возведения домов. При этом каждый дом на каждом участке должен обладать площадью в 20х100 футов. Муниципальное управление должно следить за тем, чтобы фасады домов не выходили за положенные рамки, и чтобы все улицы были идеально ровными.
  3. Гранд Авеню. Следующий пояс, ширина которого 420 футов, а общая площадь – 115 акров. Зеленый пояс (грубо говоря, парк), в котором должны находиться по краям: церкви, школы и детские площадки, и по центральному кругу – административные здания. При этом все постройки должны располагаться в форме двух полумесяцев.
  4. Внешний пояс. Это промышленная часть, в которой находится большое количество необходимых для полноценной жизни горожан фабрик, заводов и т.д. Все они должны быть окружены кольцевой железной дорогой, которая упрощала бы транспортировку необходимых товаров и продуктов по городу и осуществляла транспортную связь с другими городами в «созвездии». Кольцевая железная дорога была одной из важнейших частей утопичного города, поскольку благодаря ей уменьшалась нагрузка на обычные дороги (а значит, муниципалитету приходилось тратить меньше денег из казны на ремонт автомобильных дорог) и снижался выброс вредных газов в атмосферу (чем значительно улучшалась экологическая ситуация). Улучшение экологии обеспечивалось также и тем, что все производственные цеха и фабрики должны были функционировать исключительно при помощи электрической энергии.
  5. Остальная площадь – это земля для сельскохозяйственных нужд.

По идее автора, все пространство, находящееся около города, запрещалось застраивать и использовать частным лицам. В случае перенаселения городов постройка новых зданий была строго запрещена, единственный вариант – это создание нового города, а в недалеком будущем – нового кольца городов, с тем же самым центральным главным городом-садом.

Первые города-сады

Эбенизер Говард, будучи создателем теоретически идеального, утопичного города, искренне верил, что только обустройство подобных населенных пунктов может сделать мир совершенным, лишенным болезней, преступности, насилия и т.д.

Именно поэтому он в начале XX века создал градостроительную ассоциацию, члены которой смогли собрать достаточно денег для возведения сразу двух утопичных городов.

Благодаря стараниям Эбенизера Говарда и его ассоциации, в первые десятилетия XX века появились города-сады Велвин и Лечворт.

Лечворт был первым. Над генеральным проектом его застройки работали сразу два гениальных инженера-градостроителя – Барри Паркер и Раймонд Энвин. Город был возведен по проекту в 1904-м году и, по сути, полностью соответствовал изначальной идее Говарда. В центре города был расположен довольно большой парк, от которого в стороны отходила дюжина радиальных улиц.

Одна из улиц – Бродвей – была создана более широкой по сравнению с остальными, поскольку на нее была возложена роль главной магистрали утопичного города. Жилая часть поселения, благодаря стараниям Раймонда Энвина, стала еще более комфортной и функциональной, чем в планах Говарда.

Инженер принял решение создавать на одном акре по 12 жилых домов, с широкими въездами для машин и большими дворами с детскими и спортивными площадками. Но город не стал популярным: по планам Говарда в поселении должно было жить 23 тысячи человек, но за первые 5 лет существования Лечворта в него переехало жить немногим больше пяти тысяч.

После 1908-го года динамика увеличения населения стала снижаться, и к 1929-му году население насчитывало всего лишь немногим больше 14 тысяч.

Вторым городом-садом стал Велвин. Создан он был спустя 16 лет после возведения Лечворта. Для привлечения большего количества жителей Говард Эбенизер решил расположить новый город несколько ближе к центру Лондона.

Если Лечворт от центра столицы отделяло 55 километров, то Велвин – только 32 км. Несмотря на то, что продуманностью проекта Велвин ничем не уступал Лечворту, а географическое положение было еще более выгодным, город также не стал популярным.

По состоянию на конец 30-х годов XX века в Велвине проживало только семь тысяч человек.

В послевоенные годы в той же Англии продолжилось развитие идей Говарда Эбениза, в основном, благодаря стараниям архитектора-планировщика Патрика Аберкромби.

В целом он сохранил идею Говарда, только, в отличие от первоначального проекта, города Аберкромби должны были занимать несколько большую площадь и вмещать в себя не 23, а от 60 до 100 тысяч человек.

В общем, по его идее, вокруг Лондона необходимо было расположить 18 таких городов, для того чтобы с комфортом можно было распределить жилье для половины жителей столицы и всех приезжих. План был настолько хорош, что Патрик Аберкромби получил «добро» от государства и начал воплощать свой план в жизнь.

Вскоре вокруг Лондона образовалось несколько новых усовершенствованных городов-садов. Но спустя несколько лет правительство перестало финансировать возведение новых поселений, поскольку, вопреки ожидаемым 600 тысячам людей, по состоянию на 1963-й год, общее население всех городов-садов составляло только 263 тысячи.

Несмотря на то, что на своей родине города-сады не пользовались особым успехом, данная концепция градостроения была очень популярна во всем остальном мире, и в послевоенные годы города-сады появились в России, Бельгии, Германии и Испании.

Современные города-сады

Наиболее известным во всем мире городом-садом является один из районов города Барнаул. Сразу после публикации книги Говарда Эбенизера об утопических городах, данная идея заинтересовала русских инженеров-градостроителей. В 1915-м году в Барнауле был открыт филиал русского сообщества городов-садов.

Пожар в Барнауле, случившийся второго мая 1917-го года, стал начальной точкой возведения первого русского города-сада. Правительству Барнаула было необходимо отстроить часть города, для того чтобы заселить всех погорельцев. Проект города-сада, созданный отечественным инженером Иваном Носовичем, был признан лучшей идеей, и 23-го октября 1917-го года началось его возведение.

Город возводился в соответствии с такими правилами:

  • участки под строительство имели площадь в 107х80 метров;
  •  каждый дом не должен был быть выше, чем в два этажа, и при этом в одном доме проживала только одна семья;
  • 80% всей площади города-сада отводилось под леса, луга, парки и огороды, при этом возведение каких-либо оград строго воспрещалось;
  • любых сельскохозяйственных животных можно было держать только в небольших огражденных секторах, расположенных впритык к дому;
  • земельный участок, которым обладала каждая отдельная семья, нельзя было использовать как огород на все 100%, обрабатывать можно было до 80% площади;
  • при всей строгости расположения домов и использования земельных ресурсов, каждый дом должен был быть уникальным, оригинальным.

Возведенный в Барнауле город-сад сразу же стал пользоваться такой популярностью, что люди, которые в него переселялись, определялись методом жеребьевки. Но, увы, к столь высокому показателю популярности привело не удачное воплощение в жизнь утопических идей, а тот простой факт, что каждый из погорельцев хотел получить свой личный дом, вне зависимости от того, где он будет расположен.

Читайте также:  Практические рекомендации для крепких ноготков - вегетерианство

Также довольно оригинальными и известными являются такие города-сады России как поселок «Сокол» в Москве неподалеку от одноименного метро, а также «Красный», являющийся одним из районов города Ростова-на-Дону.

В отличие от первоначальной утопичной идеи города-сада, «Сокол», воплощая в жизнь основные идеи Говарда, обладает не круглой, а четырехугольной формой.

А вот город-сад в Ростове-на-Дону был создан относительно недавно и представляет собой современную интерпретацию классического города-сада начала прошлого века.

Не менее известным городом-садом является германский город Гамбург, который хоть и не строго, но соответствует основным требованиям утописта Говарда. Несмотря на свою многовековую историю, в годы Второй Мировой Войны из-за массированных авиационных атак он был практически полностью разрушен.

Концепция восстановления города была разработана лучшими немецкими инженерами, которые взяли за основу идеи Эбенизера Говарда. Несмотря на то, что градостроители отступили от основных идей постройки города-сада, все рекомендации насчет соотношения парков, лесов и жилой площади были соблюдены.

В результате Гамбург стал одним из наиболее просторных и «зеленых» городов в мире: если верить его жителям, там на каждого человека приходится по три дерева.

В основу проекта восстановления Гамбурга идея города-сада была взята не случайно.
В немецком Кенигсберге еще в 20-х годах прошлого века было создано сразу два микрорайона в виде города-сада: Ратсхоф и Амалиенау.

Оба они максимально соответствовали идеям Говарда, только Ратсхоф предназначался для проживания обычных рабочих, а вот в Амалиенау располагались усадьбы для элиты Кенигсберга. Оба города, как показала практика, были очень удобны с экономической, социальной и экологической стороны.

Именно поэтому для восстановления Гамбурга и были взяты идеи Эбенизера Говарда.

Менее удачным воплощением в жизнь идей английского утописта стал микрорайон в Барселоне, который на данный момент называется Парк Гуэля. Парк назван в честь Эусеби Гуэля, который, работая архитектором-планировщиком, создал данный микрорайон столицы Каталонии.

Работы по созданию города-сада в качестве микрорайона Барселоны были начаты еще в 1901-м году, поскольку на то время в Испании было популярным все английское.

Известного на то время архитектора Гуэля настолько впечатлили работы Говарда, что он за свои личные деньги выкупил 15 гектаров земли на окраине Барселоны.

Все пространство было разбито в соответствии с идеями английского утописта, Гуэль просчитал расположение всех необходимых муниципальных зданий и шестидесяти двух частных домов. Вскоре были проведены работы по обустройству города-сада.

Возведение жилых зданий планировалось только после того, как участки будут распроданы, но, увы, за первые десять лет существования города-сада в Барселоне было продано лишь два участка.

Бесспорно, Гуэль был гениальным архитектором, но не предпринимателем, поскольку он не учел того факта, что участки в пустынной, отдаленной от центра Барселоны местности не будут пользоваться у людей спросом.

Всего на территории, предназначенной для постройки города-сада в Барселоне, было возведено три здания: два находились на выкупленных участках, третий служил показательной постройкой для потенциальных клиентов. Но желающих купить участки больше не было, и третьим домом стал пользоваться сам Гуэль Эусеби, а все остальное пространство стало использоваться как парк.

***

Не смотря на то, что города-сады не выросли по всей Земле, идеи Эбенизера Говарда живут и сегодня, находя воплощение в концепции «Нового урбанизма». О ней мы также обязательно расскажем в самое ближайшее время.

Источник: https://www.urbanus.ru/ng-city/zdes-budet-gorod-sad

Новые правила застройки Петербурга: здесь будет город-сад?

Совсем недавно в городе вступили в действие новые правила землепользования и застройки (ПЗЗ).

Этот документ градостроительного зонирования является основной для города, инвесторов и застройщиков в понимании того что, где и как можно строить.

В отличие от генерального плана, фантазирующего несбыточные картины будущего, редко подкрепленные финансовыми и техническими возможностями, ПЗЗ является документом актуальным и поэтому регулярно обновляется.

Очередное их изменение оказалось довольно масштабным. Основная часть из них коснулась рекреационных зон и зеленых насаждений. Если не вдаваться в градостроительные подробности, суть изменений такова: значительно увеличилось количество и общая площадь рекреационных зон, сильно ужесточились правила к застройщикам в вопросе обеспечения зелеными насаждениями новых жилых комплексов.

Документ содержит ряд правильных шагов, будь то изменение способа нормирования зеленых насаждений на новую жилую застройку от района к кварталу.

В таком случае застройщик обязан обустраивать зеленые насаждения в рамках норматива по кварталу, а не общему по району.

Если до этого можно было учитывать парк, находящийся на другом конце района, то сейчас в этом вопросе нужно обращать внимание именно на квартал, в котором ведется застройка.

Наконец-то были сделаны первые шаги в вопросе урегулирования использования пляжей. Про выделение отдельной подзоны для объектов водного транспорта и связанной с ним инфраструктурой говорилось давно. В результате изменений сформировалась зона городских пляжей, застройку которых не проведешь даже под предлогом строительства яхт-клуба и прочих сооружений.   

Однако, все ли так хорошо в вопросе обеспечения жителей рекреационными зонами, как нарисовали нам составители новых Правил землепользования и застройки Санкт-Петербурга?  

До сих пор остро стоит необходимость обезопасить рекреационные зоны от нецелевого использования этих территорий: застройку апартамент-отелями, коттеджными поселками и жилыми комплексами. Для апартамент-отелей необходимы изменения градостроительных нормативных актов, а желательно отдельный закон, регулирующий такой вид жилья.

Помимо этого, необходимо разработать и принять закон «О пляжах и прибрежных рекреационных зонах Санкт-Петербурга», в котором был бы установлен их перечень и общие подходы к организации и обслуживанию таких территорий. Город, имеющий огромный рекреационный ресурс в виде пляжей и прибрежных территорий, до сих пор не может урегулировать этот вопрос.

Помимо пробелов в законодательстве, встает вопрос о фактическом использовании этих рекреационных территорий. ПЗЗ регулирует только площадь зеленых насаждений, в то время как их состав, качество и актуальность для использования остается на совести застройщиков.

Если в центральных районах города застройщик еще будет пытаться облагородить эти насаждения не для галочки, а с целью повышения привлекательности жилого комплекс.

То, на окраинах, с учетом, что это и так сокращает свободную для застройки территорию, все это будет приводить к очередным бесконечным газонам, никак не использующимся, но при этом занимающий самый ценный городской ресурс – землю.

При этом, многие новые рекреационные территории выделены в местах, далеких от мест обитания жителей города, в то время как привычные нам скверы и парки продолжают застраивать.

На память приходят свежие скандалы с застройкой парка на Канонерском острове или парка им. Академика Сахарова в Калининском районе.

Не для этого ли власти так расщедрились в выделении новых рекреационных зон, чтобы потом застроить часть существующих?

В городе существует явная проблема с зелеными насаждениями и общественными пространствами. Их мало, они не благоустроены, не современны. Новых объектов почти не строят, а если они и появляются, то вызывают только боль (пример недавно открытой новой части Муринского парка).

С самого основания города паркам уделялось особое внимание. Если вы обратите внимание на количество рекреационных зон в центре и на окраинах, вы сразу поймете разницу. В центре они делались по уму и распределялись равномерно. По окраинам же – для выполнения нормативных документов и соблюдения общего процента озелененных территорий в городе.

Только общий процент – на то он и общий. В вопросе обеспечения жителей рекреационными зонами нужен совершенно иной подход. Городским властям необходимо обратить внимание на каждого «пациента», а не «мерить температуру по больнице».

Кирилл Спасский

Источник: https://nevnov.ru/579934-novye-pravila-zastroiki-peterburga-zdes-budet-gorod-sad

Здесь будет город-сад?

На очередном заседании комитета Омского городского Совета по вопросам градостроительства, архитектуры и землепользования депутаты рассмотрели несколько важных вопросов, вызвавших оживленную дискуссию.

В частности, один из них касался предпринимаемых администрацией города мер по сохранению объектов природного наследия, по расширению парковой зоны и недопущению изъятия входящих в эту зону земель. Одним из стратегических направлений развития Омска является решение задач экологической безопасности.

В этой связи Генеральным планом развития города рекомендованы такие основные мероприятия: сохранение природных комплексов и установление правовых режимов их использования; создание новых парков и скверов; максимальное озеленение вдоль транспортных магистралей; создание вокруг Омска «зеленого кольца» и т.

д.

В настоящее время общая площадь городских земель в пределах границ мегаполиса составляет 56 940 га. По генплану и Правилам землепользования рекреационные территории, включая парки, скверы, бульвары и природные комплексы, к 2025 году должны составить 11 000 га.

Помимо этого, еще примерно 3 500 га должны быть заняты зелеными насаждениями с учетом нормативного процента озеленения придомовых и придорожных территорий. А всего под озеленение предполагается использовать около 28% городских земель.

И довести к исходу первой четверти века обеспеченность зелеными насаждениями на одного жителя Омска до 116–130 квадратных метров при региональном нормативе 16 кв. м. Что и говорить, планы грандиозные. Вот только депутаты пока уверены в обратном, приводя факты вырубки зеленых насаждений.

Главный архитектор Омска Анатолий ТИЛЬ, отвечая на вопросы депутатов Дмитрия Лицкевича, Игоря Погребняка, Геннадия Дроздова и других, сообщил, что вырубки могут происходить только на территориях, не имеющих статус особо охраняемых.

Хотя в целом вынужден был признать, что департамент архитектуры и градостроительства, директором которого он является, не имеет надзорных прокурорских функций, чтобы оперативно пресекать незаконную вырубку.

На заседании комитета была озвучена приверженность муниципалитета модели «город-сад», знаменующей развитие известной омской традиции озеленения, зародившейся в 50-х годах прошлого столетия.

В соответствии с ней предусматривается сохранение существующих парков, скверов, бульваров, набережных, а также сохранение новых рекреационных территорий.

Успешная реализация модели «город-сад» позволит значительно улучшить экологическое состояние и внешний облик Омска, создать более комфортные санитарно-гигиенические и эстетические условия на улицах, в жилых кварталах, общественных местах.

Возникает вопрос: насколько затратны намеченные мероприятия в рамках этой модели? Участвовавший в работе комитета первый заместитель министра правительства Омской области Александр МАТНЕНКО предложил работать над выполнением модели «город-сад» не путем реализации отдельных проектов.

По его словам, гораздо перспективнее предлагать целевые программы, их легче финансово защитить. И неожиданно предложил городу оперативно создать целевую программу по обустройству водоемов. Их в Омске немного, примерно десять, и большинство расположено на территории Ленинского административного округа. Львиную долю в финансирование такой целевой программы готово вложить правительство региона. Депутаты, естественно, поддержали эту инициативу.

При обсуждении вопроса не обошлось без острых дискуссий. Например, депутат Юрий ФЕДОТОВ заподозрил департамент архитектуры и градостроительства в незаконной раздаче земель в центре Омска.

Депутат считает, что зеленую зону возле здания Кадетского корпуса хотят без проведения официальных торгов отдать под строительство школы искусств имени Никаса Сафронова.

Главный архитектор пытался заверить депутатов, что на самом деле речь идет о формальной процедуре – просто поступила заявка, которая должна быть опубликована, но это не означает, что в зеленой зоне на берегу Иртыша что-то будут строить.

Тем не менее, народные избранники усомнились в словах директора департамента архитектуры и градостроительства и поддержали предложение осуществить комплексную проверку деятельности ведомства на предмет выполнения решений Омского городского Совета. Кстати, первым это предложение высказал сам главный архитектор Омска.

– Пока ничего непоправимого не произошло, – заметил по этому поводу председатель комитета Игорь АНТРОПЕНКО. – Просто есть информация, что заявка поступила. Другое дело, что по предложению депутата Федотова достаточно сослаться на 131-е решение горсовета и отказать заявителю. Вот, собственно, и все.

Фото Владимира КАЗИОНОВА

Читайте также

Источник: http://omskgazeta.ru/vlast/zdes_budet_gorod_sad/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector