Беназир бхутто: «железная леди востока» – вегетерианство

Железная леди Востока

Беназир Бхутто: «Железная леди Востока» - вегетерианство

Первая женщина у руля государства — событие в современной корейской истории неординарное.

Впрочем, на Востоке это уже не первый случай, когда дамы из высшего общества, получившие блестящее образование, брали в свои нежные руки бразды правления государством. Были Индира Ганди, Беназир Бхутто…

Пак Кын Хе образцово вписывается в эту плеяду женщин, “сделавших себя” и взявшихся продолжать дело своих отцов.

Успешный рывок

После Второй мировой войны Корея (как и Германия) была разрезана на два государства. Советский Союз взял под опеку “северян” (КНДР досталась территория, наиболее развитая промышленно), “южанам”, перешедшим под протекторат США, пришлось довольствоваться отсталым аграрным комплексом — плачевным итогом тридцатипятилетней японской оккупации.

События глобального характера калькой отпечатались на судьбах миллионов человек. Семья Пак Кын Хе не исключение. Отец начинал свое военное восхождение в 40-х годах прошлого века в японской армии. После ее разгрома был замечен американскими командирами и на первых порах взят в их орбиту.

Этот переломный период в истории страны совпал с небывалой популярностью коммунистических идей. Амбициозный Пак оказался в центре подготовки госпереворота. Неудачного. А далее — тюрьма, расстрельный приговор, который был отменен только в последней инстанции — президентом Республики Корея. Но и дальше ударов хватало.

Опала, забвение. И лишь, как это ни дико звучит, война между Севером и Югом  дала ему шанс подняться со дна. Он вновь оказался в своей армейской стихии. Трехлетние боевые действия для него завершились присвоением звания бригадного генерала. В это же время произошло еще одно важное для него событие.

В их семье в 1952 году родился первенец — дочь, которой была уготована необычная судьба.

Стремительный карьерный взлет Пака пришелся на начало 1960-х. Генерал был вынесен на вершину власти. Семья перебралась в президентский дворец. Детей прибавилось. Но никто не купался в роскоши и не томился от безделья. Отцовские принципы, его требовательность, честность вперемешку с суровостью и трудолюбием были для старшенькой своеобразным лекалом, по которому она кроила и свое будущее.

Ее родителя до сих пор все (независимо от того, критикуют его или восхваляют) почтительно называют архитектором чуда на реке Ханган.

Пак Чон Хи получил одну страну, а почти через двадцать лет своего правления оставил совершенно другую, процветающую, роскошную, поражающую туристов великолепием небоскребов и ухоженностью деревень. И не многие уже помнят, что было до него.

Бедность, убогие сельские хижины с соломенными крышами, горстка риса по праздникам, никаких благ цивилизации (телефон, электричество, радио) и каторжный труд.

На глазах Пак Кын Хе творилась история. Смышленая девчушка, строгим, почти аскетическим отношением к жизни походившая на отца, впитывала все, чему вольно или невольно становилась свидетелем. Именно в эти детские годы сформировался ее характер (впоследствии она себя сравнит с железной леди Маргарет Тэтчер).

Ее отец, как не раз вспоминала дочь, был во многих вопросах непреклонным и бескомпромиссным. В те времена в одном из американских журналов (нужно учесть, что Вашингтон поддерживал Сеул) появилась даже карикатура, на которой злобно скалили зубы собаки, а внизу подпись, мол, самая злобная из них… ну, понятно кто.

Впрочем, на хлесткие выпады он реагировал, как боксер на удары по касательной. Позднее в своей книге жесткость он объяснит просто: попытки перенесения чужих моделей построения общества на бедную экономическую почву ничего, кроме политической бесплодной возни и дальнейшего обнищания, дать не могут.

“Если в обществе отсутствует политическая стабильность, которая является основой модернизации и улучшения жизни людей, то их разочарование может привести к глубоким государственным потрясениям”.

Кроме межпартийной беспощадной борьбы получившая независимость Южная Корея сотрясалась от коррупции невиданных размеров.

И то, что сделал в 1960—70-х годах новый хозяин президентской резиденции в Сеуле, до сих пор изучается как образец антикризисного госуправления: направляемые в экономику средства были взяты под постоянный контроль центральной власти.

Конечно, сделать это было нелегко. Без “решений именем революции”, конечно, не обходилось. И это до сих пор неперебиваемый козырь его оппонентов.

Возвращение в политику

У Пак Кын Хе с отцом всегда существовали доверительные и трогательные отношения. А после трагической гибели матери (она была смертельно ранена в театре во время выступления отца — убийца целился в президента, но промахнулся) дочь вообще стала для него единственной отдушиной.

Она была его самым искренним сторонником и единомышленником. Они проводили много времени вместе. Старшенькая сопровождала родителя в частых поездках по стране. И, похоже, никогда не жалела, что у нее закончилась безмятежная юная пора, что она оставила ради самого близкого человека учебу во Франции.

Но гром грянул внезапно, как выстрел из пистолета. В 1979 году  был убит ее отец. По официальной версии, застрелен начальником разведывательного управления Кореи. С тех пор долгие двадцать лет она не появлялась на публике. Училась в духовной семинарии, изучала христианство, философию. Вышла из тени в 1997 году.

Все так же скромно, но стильно и изысканно одетая, со своим любимым поношенным портфельчиком, в костюме, купленном по случаю, туфлях с распродажи и с твердой верой в свою удачу. Она решительно шагнула  вновь  в бурную реку политики. И течение ее понесло вверх. Депутат парламента. Руководитель консервативной партии.

И, наконец, победа на прошлогодних президентских выборах.

Железная леди с доверчивой и притягательной улыбкой отмечает, что на повестке дня сейчас строительство социального государства, и она намерена выполнить свою миссию. Одна из ее первых встреч была с чеболями.

Они разрослись, превратились в глобальные корпорации, но создавались ее отцом не только для получения личных доходов, но и для помощи государству. Сохранение стабильности в обществе сейчас так же, как и полвека назад,  актуально.

Женщина-президент в безапелляционной манере дала понять крупным компаниям, что в период планетарного кризиса не допустит сокращения рабочих мест, защитит мелкие фирмы от поглощения их акулами бизнеса и найдет финансы на выполнение предложенных ею социальных реформ: помощь многодетным семьям, расширение бесплатной медицины и развитие пенсионного страхования. Как отреагировали чеболи, неизвестно. Хотя многие знающие ее люди говорят, что это редкий политик, который всегда держит слово.

Взаимное дополнение

У Беларуси с Южной Кореей отношения имеют более чем двадцатилетнюю историю. Налажены контакты в сфере высоких технологий. Недавно в Минск приезжали  из Сеула руководители министерства образования, науки и технологий. Стороны договорились о расширении контактов и отметили, что потенциал взаимной торговли мы пока используем не полностью.

Хотя у нас много точек соприкосновения, а наши экономики взаимодополняющие. Беларусь интересна Сеулу как государство с высокоразвитой технологической базой в центре Европы, а для Минска Корея — это перспективный рынок сбыта химической, электронной, медицинской продукции и, что немаловажно, потенциальный крупный инвестор.

Тем более что Беларусь играет все более значимую роль в Азиатско- Тихоокеанском регионе и активно участвует в создании интеграционных структур на постсоветском пространстве. “У нас открыты представительства крупнейших корейских корпораций, — говорит белорусский политолог Сергей Гречихин. — Важно и дальше идти по этому пути. Обмениваться опытом.

Процессы глобализации нацеливают всех на объединение усилий”.

Семья и страна

25 февраля пройдет инаугурация нового президента Южной Кореи. Пак Кын Хе, конечно, победила как уже сформировавшийся и самостоятельный политик. Однако было немало и тех, кто отдавал за нее голоса, помня, что сделал для страны ее отец. Но сегодня другое время на утопающих в блеске огней корейских улицах, другая эпоха и другие задачи.

Впрочем, для их решения по-прежнему нужны воля, самоотреченность и вера в то, что все получится.

И когда 61-летняя женщина, знающая не понаслышке о смертельно опасных излучинах горных рек политики и громадных трудностях с корректировками курса неповоротливых госкораблей, так и не нашедшая своей половинки, не имеющая детей и прожившая свой век без гламурных скандалов, говорит, что ее семья — это все государство, ей невозможно не поверить.

 Большие чеболи

Теги: МинскСсылка на источник 129

Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:

На вашем ресурсе это будет выглядеть так

Каким будет продолжение южнокорейского чуда  

Источник: http://news.21.by/other-news/2013/02/23/721294.html

В жизни беназир бхутто была даже красивее, чем на фотографиях

Накануне Нового года мировые телеканалы обошли трагические кадры: изрешеченный джип Беназир Бхутто, ее кровь на заднем сиденье и черные женские туфли на коврике авто. Беспощадная вещь – детали. Иногда только они заставляют окончательно поверить: этой красивой и сильной женщины уже нет.

А мне эти сиротливые в своей бесповоротной ненужности туфли напомнили октябрь 1990-го. День, проведенный с Бхутто в поездке по пакистанской провинции Синд.

Я работал тогда собкором в странах Южной и Юго-Восточной Азии. Прилетел в Карачи из Дели, намереваясь взять интервью у Беназир Бхутто, незадолго до того смещенной с поста премьер-министра, но вновь участвующей в предвыборной гонке.

В фамильном особняке на Клифтон, 70, где продолжала висеть латунная дощечка с именем ее казненного отца – “Зульфикар Али Бхутто, юрист”, я Беназир не застал. Накануне она уехала в город Ларкана и по телефону сказала: “Если хотите, приезжайте сюда. Но буду очень занята”.

После паузы учтиво добавила: “Что-то придумаем. Я прежде никогда не давала интервью русским журналистам”.

Что она могла придумать, ежедневно с шести утра до глубокой ночи мотающаяся по пыльным дорогам Синда? Только дружелюбно предложить место рядом с собой в машине.

Тогда я и увидел, как, подъезжая к очередной деревушке, Беназир нажимала кнопку, люк автомобиля откидывался, она сбрасывала туфли и босиком вставала на сиденье рядом со мной.

Пока Бхутто, держа в руках два микрофона, минут тридцать выступала перед тысячной толпой, я, не понимающий язык синдхи, рассматривал разгоряченные лица ее восторженных сторонников.

А потом волей-неволей упирался взглядом в смуглые щиколотки Беназир, украшенные золотыми браслетами, ее аккуратно покрытые ярким лаком ногти на ногах и пару туфель, небрежно кинутых на резиновый коврик. Невозможно было представить, что когда-нибудь они не дождутся хозяйки. Хотя мысль об уязвимости витальной Беназир не покидала меня в те моменты, когда в плотном кольце незнакомых людей она темпераментно ораторствовала.

Первое впечатление: Бхутто гораздо красивей, чем на газетных фотографиях и телеэкране. Второе: Беназир бесстрашна. Отчетливо помню, как в маленьком городке Шахдадкот в лобовое стекло остановившегося автомобиля внезапно уперлось ружейное дуло.

В то время как быстро отреагировавшие секьюрити отшвыривали человека с винтовкой, Бхутто сохраняла почти презрительную невозмутимость. Ни возгласа, ни инстинктивной попытки отпрянуть. То же самообладание, когда ей доложили, что оружие не настоящее. Муляж. Ее просто хотели напугать. У меня создалось впечатление, что Беназир словно бравировала хладнокровием.

Катила по объятой терроризмом стране в автомобиле без пуленепробиваемых стекол, одновременно собранная и невнимательная к советам телохранителей.

Выносливость – еще одно, что изумляло в Беназир. Вопреки рафинированности, аристократическому воспитанию, западным привычкам, обретенным в элитарных Гарварде и Оксфорде, она была неутомима, как простой солдат. И непривередлива, как и положено “своей”, “местной”.

Часов с девяти установился изнуряющий зной. Ветер нес раскаленный песок, он скрипел на зубах, забивался в поры. Запасенные бутылки с водой не утоляли жажду. Однако Бхутто не выглядела измученной.

Оставалось поражаться ее самодисциплине, способности молниеносно переключаться: только что сосредоточенно отвечала на мои вопросы, и вот уже, перед подъездом к следующему намеченному для митинга пункту, извинившись, прерывала интервью и углублялась в заготовки предстоящей речи.

Пассионарное выступление, и рядом сидит опять другая – ровная, сдержанная Бхутто, готовая продолжить беседу.

О чем мы говорили? О незатягивающейся ране – казни отца. Беназир вспоминала, как, приняв перед сном по совету матери таблетку валиума, она в два часа ночи 4 апреля 1979 года с криком вскочила на кровати – ровно в тот миг, когда убили отца.

По словам Бхутто, после пережитого ужаса можно было либо сломаться, либо найти спасение в мести. Тогда я впервые услышал от нее поразительную фразу: “Моей местью генералу Зия-уль-Хаку должно стать восстановление демократии в стране”.

Сегодня эта парадоксальная материнская мысль звучит в устах сына Беназир – девятнадцатилетнего Билавала, ставшего лидером Пакистанской народной партии.

Конечно, речь не могла не зайти о том, что женщина во главе мусульманского государства у многих вызывает неприятие, отторжение, злобу; западное образование воспринимается как нечто дерзкое, глубоко антиисламское.

Я понял: Бхутто давно внутренне не спотыкается об эти фундаменталистские штучки. Пожала плечами: “Меня, наоборот, вдохновляет, что Пакистан задал темп, что мой пример показывает: мусульманские мужчина и женщина могут жить с одинаковым достоинством. А насчет образования…

Сам пророк наставлял мусульман ездить в немусульманский Китай, дабы получить образование. Просвещение, изучение других культур вполне соответствуют законам Корана”.

Очень сожалела, что, меж тем как существует мировое фундаменталистское движение, прогрессивной мысли внутри ислама пока не удалось организоваться в планетарном масштабе.

Читайте также:  Величественный рубин и его предназначение - вегетерианство

Удивительно, но, несмотря на годы заключения, тотальную слежку (“У нас с мужем не было уединения. Нас прослушивали даже в спальне”), шквал обвинений в коррупции, травлю, закончившуюся вынужденной отставкой, арестом мужа, Бхутто меньше всего походила на смертельно раненную тигрицу, как ее называли в прессе. Тигрица? Возможно. Но не сдавшаяся, а всегда готовая, зализав раны, к новому броску.

Если демократические перемены есть месть диктатуре, то Бхутто в те дни могла считать: сатисфакция отчасти удалась. Она гордилась: в годы ее правления в стране не было политических заключенных, СМИ стали настолько свободными, что не давали ей шагу ступить без своих хлестких комментариев…

Сегодня иностранцы задаются горьким вопросом: зачем Бхутто из комфортного далека вернулась в нестабильный Пакистан, полный люто ненавидящих ее врагов? Неправильный вопрос, когда речь идет о человеке калибра Беназир. Еще в 1990 году она сказала мне: “Некоторые близкие считают, что не стоит больше вступать в эту жестокую игру. Я придерживаюсь другого мнения: жизнь состоит из вызовов”.

И все-таки она и впрямь оказалась уязвимой. Блистательная Беназир. Железная леди Востока, сделанная из высококачественного, но тем не менее – человеческого материала. “По складу характера я нуждаюсь во времени для раздумий. Однако у меня вечный цейтнот и совсем нет privacy.

Когда выдается незанятый час, сразу ложусь спать”. Это заблуждение, что Беназир Бхутто была неутомима, как бывалый солдат. Что, рано научившись держать удар, стала безрассудно относиться к опасности.

Просто женщине-лидеру, особенно в Пакистане, во многом приходится жить по грубым правилам мужского государства.

И по тем же правилам – умирать.

Источник: https://iz.ru/news/332192

Личности 13/2008

Трудно поверить, но в юности будущая «железная леди Востока» отличалась болезненной застенчивостью, и перед тем, как первый раз войти в аудиторию, плакала от страха. Но вскоре студентка из Пакистана освоилась на чужбине. Впоследствии Беназир Бхутто назовет время, проведенное в Соединенных Штатах, лучшими годами своей жизни

«Быть женщиной в политике – это своего рода вызов», – заявила в одном из своих последних интервью экс-премьер Пакистана Беназир Бхутто. Женщина-политик в консервативном исламском государстве – вызов вдвойне.

А если при этом ты оппозиционер-демократ, противостоящий военной диктатуре? Или политический деятель, вынужденный беспрестанно отбиваться от обвинений в коррупции? Но имя Беназир, первой женщины, возглавившей правительство мусульманской страны, недаром переводится с языка урду как «Несравненная» – ее судьба действительно уникальна. Она знала удивительные взлеты и падения, моменты торжества и семейного счастья, горечь поражений и личных утрат… 

Беназир Бхутто родилась 21 июня 1953 года в городе Карачи на юге Пакистана, в богатой и влиятельной семье. Дед Беназир Шахнаваз дослужился до премьерского поста в княжестве Джунагадх еще во времена Британской Индии.

Отец, Зульфикар Али, выпускник Калифорнийского и Оксфордского университетов, был крупным государственным деятелем независимого Пакистана, представлял свою страну в ООН, занимал пост министра иностранных дел, а затем основал оппозиционную Пакистанскую народную партию (ПНП).

Зульфикар Али Бхутто придерживался прогрессивных взглядов и воспитывал своих детей совсем не так, как было принято в исламских странах.

Беназир вспоминала: «Когда мать в 12 лет надела на меня чадру, отец сказал: “Пусть она вырастет и сама решит для себя, открывать ей лицо или нет, – ислам дает женщине право распоряжаться собственной жизнью по своему усмотрению”. Больше я не носила чадру».

Среднее образование Беназир получила в престижных школах в Карачи и Равалпинди. А в 1969 году Зульфикар Бхутто послал свою 16-летнюю дочь в Колледж Редклиф Гарвардского университета в США.

До Беназир ни одна пакистанская девушка не училась на Западе.

Трудно поверить, но в юности будущая «железная леди Востока» отличалась болезненной застенчивостью, и перед тем, как первый раз войти в аудиторию, плакала от страха.

Но вскоре студентка из Пакистана освоилась на чужбине. Впоследствии Беназир Бхутто назовет время, проведенное в Соединенных Штатах, лучшими годами своей жизни. Ведь именно там, по ее собственным словам, она «впервые почувствовала вкус демократии».

В 1973-м Бхутто с отличием окончила Гарвард, получив диплом бакалавра государственного управления. Осенью того же года она поступила в колледж Леди Маргарет Холл Оксфордского университета в Великобритании. Пока Беназир училась на Западе, ее отец стал президентом и премьер-министром Пакистана.

Беназир Бхутто вернулась в Пакистан в июне 1977-го, а в июле того же года начальник Генерального штаба генерал Мохаммад Зия-уль-Хак совершил военный переворот и захватил власть в стране. Зульфикар Бхутто был брошен в тюрьму. Военная хунта не отличалась сентиментальностью: через три недели арестовали и дочь свергнутого премьер-министра.

Беназир содержалась в очень суровых условиях.

В 1979 году Бхутто был приговорен к смертной казни. 4 апреля 1979-го приговор привели в исполнение. Его смерть привела к тому, что основанная им Пакистанская народная партия стала рассматриваться его семьей как своего рода символ.

А активное участие в политической борьбе – как дело чести и руководство партией постепенно перешло к Беназир.

К сожалению, ей приходилось противостоять не только пакистанскому генералудиктатору: начались проблемы внутри самого клана Бхутто.

Подросшие братья Шахнаваз и Муртаза заявили свои права на политическое наследство отца, но Беназир не собиралась делиться, и отношения в семье разладились.

В 1987 году Беназир вышла замуж за Азифа Али Зардари, богатого пакистанского предпринимателя.

Во многом этот брак был браком по расчету, но по расчету политическому: Беназир видела в Зардари современного человека, готового принять ее прогрессивные взгляды.

В своих мемуарах она честно признавалась: «Замужество было ценой, которую мне пришлось заплатить за мою политическую карьеру». Через год после ее свадьбы генерал Зия-уль-Хак погиб в авиакатастрофе при загадочных обстоятельствах.

16 ноября 1988 года Пакистанская народная партия одержала победу на парламентских выборах, и Беназир Бхутто заняла пост премьер-министра, став первой женщиной, возглавившей правительство мусульманской страны.

Кроме того, она оказалась самым молодым лидером в истории Пакистана – ей было всего 35 лет. Журнал «People» включил нового пакистанского премьера в список пятидесяти самых красивых людей планеты.

Темной ночью, ускользнув от своей бдительной охраны, она тайком покинула столицу, родила (прибегнув к кесареву сечению) дочь, вернулась домой, и утром уже была на рабочем месте.

Так Беназир стала первым в истории главой правительства, родившим ребенка. Можно добавить: без отрыва от работы. В августе 1990 года президент Пакистана обвинил правительство Бхутто в коррупции и отправил его в отставку.

Впрочем, с премьерским креслом Беназир рассталась лишь на три года: в 1993-м, взяв на вооружение лозунг борьбы с бедностью, она одержала победу на парламентских выборах и вновь возглавила правительство Пакистана. Пакистанские спецслужбы настойчиво предупреждали Беназир Бхутто об угрозе ее жизни, но она продолжала участвовать в массовых митингах и с фатализмом истинной дочери Востока отказывалась надевать бронежилет.

27 декабря 2007 года лидер ПНП выступала перед своими сторонниками в городе Равалпинди.

Митинг подошел к концу, Беназир уже собралась уезжать и села в бронированный джип, но в последний момент поднялась из люка машины, чтобы помахать сторонникам.

И тут находившийся в толпе террорист открыл стрельбу по автомобилю Бхутто. Через несколько мгновений другой террорист – смертник, взорвал спрятанный под одеждой заряд.

Это произошло рядом с местом, где в 1979 году казнили ее отца…

Источник: https://persons-journal.com/journal/254/258

Убита «Железная леди Востока» Беназир Бхутто. Новости. Первый канал

Главная мировая новость пришла сегодня из Пакистана. Убита бывший премьер-министр Беназир Бхутто. Лидер оппозиции и один из самых известных современных политиков так и не завершила свой предвыборный митинг.

Акция в поддержку Беназир Бхутто уже подходила к концу. Она покинула трибуну и в окружении охранников направилась к своей машине. На всех были бронежилеты и только Бхутто – в привычном национальном платье.

То, что произошло дальше, еще предстоит установить следствию. По одной из версий неизвестные открыли по Бхутто перекрестный огонь и ранили в шею и грудь. По другой – она серьезно пострадала от прогремевшего рядом взрыва – террористу-смертнику удалось прорваться через полицейское оцепление.

Из-за возникшей паники Бхутто доставили в ближайший госпиталь только через сорок минут. Врачам так и не удалось ее спасти. Не приходя в сознание она скончалась на операционном столе. Через некоторое время к группе сторонников вышел спикер ее партии. То, что он сказал понятно и без перевода.

Сразу после этого сторонники экс-премьера начали громить холл госпиталя, выкрикивая оскорбления в адрес президента Мушаррафа. Сейчас медицинский центр охвачен огнем, а по всей стране толпы протестующих рушат магазины и жгут автомобили. Ситуация в “ядерном” Пакистане выходит из под контроля.

Репортаж Евгения Сандро.

Автоматные очереди и бомба, хотя только что – аплодисменты и цветы. Лидера оппозиции Беназир Бхутто – любили, а потому ждали, что еe Народная Партия может победить на парламентских выборах 8 января. Кому-то это достаточный повод для ненависти. Желающих расправиться с бывшим премьер-министром было много и нынешний президент не в первых рядах.

https://www.youtube.com/watch?v=KV7g_CqBWmQ

Георгий Мирский: “Исламисты убрали демократического кандидата, дискредитируют правительство, а потом в мутной воде попытаются взять верх”.

Евгений Примаков: “Она сама говорила, что еe заказал Усама Бен Ладен”.

Дважды Бхутто возглавляла правительство Пакистана в девяностые годы, а когда к власти пришли военные во главе с Мушаррафом – отправилась в изгнание. 8 лет прожила за границей – на родине против неe и еe мужа были выдвинуты обвинения в коррупции. Только в октябре прошлого года президент Мушарраф снял с соперницы обвинения, и она смогла вернуться в Пакистан.

Помогли Соединeнные Штаты – Вашингтон хотел помирить лидера оппозиции Бхутто и президента Мушаррафа, который остаeтся главным союзником США в регионе. Требование оппозиции: президент должен отказаться от погон и стать гражданским лидером.

В стране только-только отменили военное положение – тянулось с октября, США вынудили президента Пакистана согласиться на парламентские выборы.

Власть президента Мушаррафа довольно шаткая – если будет зависеть от народного волеизъявления. Мало кто обрадуется, когда к власти в Исламабаде придут экстремисты, а потом попробуют построить Халифат, угрожая соседям ядерным оружием – у Пакистана оно есть.

Евгений Примаков: “Теперь надо понять, справится ли Мушарраф с экстремистами и талибами и что будет с Бомбой”

Пакистанский газетчик: “Сейчас между бомбой и исламистами стоит армия”.

Беназир Бхутто уже избегала смерти – чудом. В середине октября, как только вернулась в Пакистан из эмиграции: Заминированный автомобиль взорвался на пути следования кортежа: восторженную толпу, которая встречала бывшего премьер-министра страны, просто разметало – 140 погибших, сама Бхутто отделалась испугом:

Беназир Бхутто: “Была вспышка, сильно тряхнуло машину, посыпались стeкла”.

На Беназир Бхутто покушались много раз, власти даже сажали еe под домашний арест – под предлогом обеспечить ей защиту.

Газетчик: “Она была очень сильная женщина, единственная кто так явно противостоял экстремистам. Сегодня даже нашли парня с миной в толпе, но митинг не отменили”.

Отец Беназир Бхутто тоже был премьер-министром, а потом даже президентом Пакистана – в 70-е годы прошлого века, а в 79-м был казнeн. Беназир унаследовала от отца руководство “Народной Партии” Пакистана, получила блестящее образование в Гарварде. Красивая женщина в некрасивой политике: признавала правительство талибов в соседнем Афганистане, потом объявляла войну бедности и за демократию.

Евгений Примаков: “Это ужасная трагедия. Я лично знал Беназир Бхутто, красивая женщина, хорошая семья”.

Беназир Бхутто: “Я так счастлива, что вернулась домой”.

Россия резко осудила теракт в Пакистане. В заявлении внешнеполитического ведомства подчеркивается, что сегодняшние события могут подхлестнуть волну терроризма в стране, и это – опасное развитие ситуации накануне выборов.

Пакистан – ядерная держава, и нельзя допустить, чтобы контроль над оружием попал в руки экстремистов.

Официальный представитель МИДа Михаил Камынин выразил надежду, что руководству страны удастся принять меры для обеспечения стабильности.

Чуть более часа назад в Нью-Йорке началось экстренное совещание Совета Безопасности ООН. Главная тема – теракт в ядерном Пакистане и гибель Бенизир Бхутто.

Свои соболезнования семьям погибших во время теракта направил Владимир Путин. Он выразил надежду, что организаторы преступления будут найдены и наказаны. По словам Президента России, то, что случилось сегодня – это вызов, брошенный террористами не только Пакистану, но и всему международному сообществу.

Эти кадры мы получили только что. Гроб с телом Бхутто толпа на руках выносит из госпиталя, где она скончалась. Затем военным самолетом его переправят в город Суккур, где находится мавзолей отца Беназир Бхутто. Сейчас в Пакистан из Объединенных Арабских эмиратов направляются муж Бхутто и ее дети.

Источник: https://www.1tv.ru/news/2007-12-27/200605-ubita_zheleznaya_ledi_vostoka_benazir_bhutto

Железная леди востока (Роксалана). Ларец

Оценка: +4 / 1 участник / 0 рекомендации / (+0) (-0) качество

  • Украина›Донецкая область›Мариуполь (город)
Читайте также:  Что даёт рисование мандалы? - вегетерианство

Ларец является кросспостингом на www.geocaching.su/?pn=101&cid=6092 .В связи с разорением ларец перезаложен.Координаты в заголовке. Контейнер небольшого размера,спрятан под большим  камнем и прикрыт камнем поменьше.Если стоять к закладке лицом, то мечеть будет справа.

Автор фото Granit .Подробнее о новом месторасположении ларца в его отчете.

   Прекрасный архитектурный ансамбль – мусульманская мечеть посвященная Османскому императору Сулейману и его жене Роксолане, появился в Мариуполе в 2005 году.

Это место сразу стало излюбленным местом прогулок горожан не только из-за своей красоты и ухоженности, но и благодаря демократичности, которая так не ассоциируется с мусульманскими обычаями.

Зайти на территорию мечети может любой желающий (даже не мусульманин) с 8-00 до 19-00 при условии наличия подобающего дресс-кода и соблюдения правил благочестия (все-таки действующий Божий храм). 

Источник фото

Роксолана – любимая жена султана Сулеймана II, выдающейся личности в истории Турции. Одно только его имя внушало ужас жителям Южной и Юго-Восточной Европы. Однако несмотря на славу великого правителя нельзя сказать, чтобы Сулейман II был цельным, органичным человеком.

В нем добродетель боролась с пороком, великодушие – с жестокостью, уступчивость и открытость – с коварством и подозрительностью. Во время правления Сулеймана II Турция достигла небывалого могущества на мировой арене. И все благодаря женщине, которой имя – Роксолана. По мнению некоторых историков, Роксолана была русской, поскольку раньше так называли славянских девушек.

Другие считают, что она француженка. Однако, несмотря на все доводы, Роксолана была истинной турчанкой: еще в юности ее купили для гарема султана Одалыки. Первой женой султана Сулеймана II была Босфорона, грузинка по национальности, затем ее сменила Зулема, а после нее – Роксолана, которая выгодно отличалась от предыдущих своей красотой и умом.

В первые пять лет Роксолана родила от Сулеймана четырех сыновей (Магомета, Баязета, Селима, Джехангира) и дочь Хамерие. Появление детей еще более укрепило любовь султана к жене, и Роксолана сосредоточила все свои силы на осуществлении тайного замысла: возвести на престол Баязета вместо Мустафы, сына султана от первой жены Босфороны.

 Интрига началась с того, что Роксолана выдала дочь Хамерие за визиря, тем самым приблизив его к себе и сделав из него верного сподвижника. Во время похода Сулеймана II в Венгрию Роксолана призвала к себе муфтия и рассказала ему о своем желании построить мечеть с богадельней в угоду Аллаху.

Одобрив желание повелительницы, муфтий тем не менее отметил, что всякое доброе деяние вменяется в пользу владыке. Роксолана прекрасно знала об этом законе, хотя и показала, что эта новость ей неприятна. Вернувшись в Константинополь, Сулейман II был огорчен, не узнав прежней обольстительной красавицы.

Султан, спокойно взиравший на мольбы матерей, не мог остаться равнодушным к слезам Роксоланы и поинтересовался о причине ее грусти. На что хитрая красавица ответила, что она, несмотря на милость повелителя, остается всего лишь рабой, лишенной прав. Сулейман II, готовый на все ради одной улыбки Роксоланы, объявил, что он снимает с нее позорное звание рабыни и дарует ей свободу.

Вновь прекрасная обольстительница была счастлива и, осыпая нежными поцелуями руку повелителя, удалилась в свои покои. Когда наступила ночь, за Роксоланой, как обычно, пришел евнух, чтобы призвать ее в покои Сулеймана II. Через несколько минут он вернулся к ожидавшему султану с решительным отказом. Непокорную наложницу тут же привели к разгневанному повелителю.

Но Роксолана не теряла спокойствия. Она ответила, что свободная женщина не имеет права грешить, разделяя ложе с незаконным мужем. Приглашенный муфтий разрешил все сомнения Сулеймана II, и уже через два дня Роксолана была объявлена законной супругой государя с предоставлением ей всех привилегий.

Роксолана торжествовала: теперь она могла направлять волю государя и влиять на политическую ситуацию во всей Оттоманской империи. Далее события развивались опять-таки под контролем Роксоланы: она отправила своего младшего сына Джехангира в Диарбекир, где он соединился с Мустафой.

Затем Роксолана развернула полномасштабные действия против Мустафы: вкрадчивым голосом она говорила султану, что народ не чает, когда Мустафа взойдет на престол, и что даже персияне готовы в любой момент пролить за него кровь. Ненависть к сыну с каждым днем росла в сердце султана.

Тем временем Роксолана приказала уведомить пашей, находившихся в распоряжении Мустафы, как можно чаще извещать султана о его добрых делах. Эти хвалебные послания Роксолана показывала Сулейману II в минуты, когда ему казалось, что сын не способен поднять против него восстание.

При этом Роксолана говорила: «Как его все любят! Его, право, можно назвать не наместником, а правителем; паши повинуются ему, как велениям самого султана. Хорошо, что он не употребляет во зло своего влияния, но, если бы на его месте был человек лукавый, честолюбивый, то мог бы…» Роксолана с удовольствием следила, какие муки доставляют ее речи султану.

В это время Баязет и Селим были допущены ко двору и осыпали отца нежными ласками. Вскоре Сулейман II послал в Персию наблюдательный корпус под командованием Рустама-паши, которому дал указания умертвить Мустафу, если возникнут хотя бы малейшие подозрения о подготовке бунта.

Зять Роксоланы, не без ее участия, отписал султану, что в полках, находящихся в подчинении Мустафы, зреет недовольство. Усмирить мятежника, по словам доносчика, мог только сам султан. Перед отъездом в Алеппо (Халеб) Сулейман II получил от муфтия разрешение покончить с мятежником, не отвечая за это преступление перед судом.

Та же участь ожидала и малолетнего сына Мустафы, который находился в Бруссе. Тем же летом умер и друг Мустафы, Джехангир, сын Роксоланы. По свидетельствам историков, он был отравлен. Сразу же после смерти Мустафы Баязет нашел человека, как две капли воды похожего на погибшего. Двойника Мустафы с помощью золота и клятвенных уверений убедили, что ему ничего не грозит.

Уже весной 1554 года прибрежья Дуная, Валахия и Молдавия были взволнованы вестью, что Мустафа жив и собирает войско против Сулеймана. Сходство было настолько поразительным, что поползли слухи о счастливом избавлении от смерти. Согласно им, в Алеппо поехал не сам Мустафа, а его раб, очень похожий на него. Постепенно отряды мятежников объединились в целую армию, которая направилась к Константинополю, чтобы расправиться с Сулейманом II и всем его семейством. Верный султану Ахмет-паша вышел навстречу мятежному лже-Мустафе. Однако Роксолана и Баязет не рассчитывали, что он будет захвачен. Пленение двойника обратило все грандиозные планы заговорщиков в прах. Измученный пытками, пленный сознался, что действовал по приказу Баязета. Разгневанный Сулейман II приказал схватить неверного сына, но прекрасная Роксолана вымолила для него прощение, и Баязета отпустили. С этой минуты Роксолана стала хозяйкой положения: она не боялась ни врагов, ни соперников. Она уже видела в Баязете будущего государя. Однако хитрая и изворотливая Роксолана не предусмотрела, что ее второй сын, Селим, явно недолюбливает своего старшего брата. 

Возлюбленная Сулеймана II умерла в 1557 году и была погребена со всеми подобающими почестями.

Источник: https://www.shukach.com/ru/node/13983

Железная леди – Без грима – Общественно-политическая газета «Время»

Также по темеБез грима

В Усть-Каменогорске единственная в Казахстане женщина-кузнец мечтает открыть свою кузницу и кафе для детей-инвалидов. 44-летней мастерице Светлане КОШЕЛЕВОЙ (на снимке) по плечу практически любое металлоизделие, которое можно выполнить в технике ковки. Причем все она выполняет вручную.

– Да, я совсем нетипичный кузнец! – смеется Светлана. – Даже в моем представлении кузнец – это суровый дядька с длинной бородой, как мой дед, которому я обязана своим умением.

Ковкой Светлана с нынешним супругом Александром МОСТОВЫМ занялись в один из сложных для их семьи периодов. Нужно было как-то зарабатывать деньги, но обязательно делать это дома: у супругов растет дочка с синдромом Дауна. Мама 19-летней Алины вынуждена постоянно находиться рядом с ней.

– Мы жили тогда в селе в Кокпектинском районе, к нам в гости из России приехал мой дядя, он тоже кузнец. Разговорились про кузнечное дело, и он мне тогда сказал: “Света, а почему бы и нет? Азы ты постигла еще подростком, а руку набьешь”, – рассказывает Светлана. – Дядя обещал мне помогать советами.

Так мы с мужем сделали свой первый горн, а молотки мне по наследству достались. Руки действительно все вспомнили…- Алина – это мой двигатель, – с улыбкой говорит Светлана Кошелева. – Все, что я делаю, ради дочери. Впрочем, семья у меня большая. Внуков вот надо поднимать. У меня есть еще одна дочка – Танюшка.

Это жена моего родного племянника, который бросил ее с двумя детьми. Сейчас мальчишкам 4 года и 6 лет. Таня из детского дома, ей просто некуда пойти. Одно время я хотела удочерить ребенка из детского дома. Почти так и произошло. Я у Тани в телефоне так и записана: “Мамуля”.Светлана Кошелева не понаслышке знает, как это тяжело – остаться одной с ребенком на руках.

Когда родилась Алина, первый супруг бросил Свету со словами: “У меня не может родиться ребенок-инвалид”. Единственной опорой молодой женщине стала ее мама, которая тоже в свое время пережила предательство супруга.

– Бог им судья, – мудро, без злобы отмечает Светлана.

Тогда, в конце 1990-х, мама Светы работала на заводе керамики. Зарплату задерживали. Даже декретные выплаты Светлана получила, только когда Алине было почти три года…- Не знаю, как мы тогда выжили, – вспоминает собеседница. – Мама приходила с ночной смены, я шла мыть подъезды. Денег катастрофически не хватало.

Жили мы тогда в двухкомнатной квартире, скопился большой долг за коммунальные услуги.Женщины решили, что им нужно перебраться в жилье попроще. Выбор пал на квартиру поменьше, с печным отоплением, в другом районе города. Переехали. Погасили долг за коммуналку. Но не так-то просто оказалось жить в много­этажке и таскать наверх уголь, дрова…

Но позже Светлана была только рада переезду.Александр Мостовой жил в соседнем доме.- Он целый год пытался со мной познакомиться, просил друзей, общих знакомых, – продолжает Светлана. – Саша часто видел меня во дворе, а я, честно говоря, даже не обращала не него внимания.

Но робкого Александра после знакомства со Светой как подменили! Мужчина тут же явился к матери возлюбленной и заявил, что намерен жениться на Светлане.- Однажды я прихожу домой, а вещей моих нет! – смеется Светлана. – Оказывается, в мое отсутствие приехал Саша, собрал мои вещи и перевез к себе.

Мама ему сказала: “Забирай, лишь бы она была счастлива!”Дочке Светланы Алине было тогда полтора года.- Саша очень любит Алину и никогда ее не обижает, – говорит женщина. – Он вообще у меня положительный. Не пьет и не курит.Семья только недавно перебралась из села Кокпекты.

Несколько лет назад в сельскую местность Кошелевы – Мостовые переехали из загазованного Усть-Каменогорска из-за Алины. У девочки заметно ухудшилось состояние здоровья.- У дочки серьезные нарушения внутренних органов, и волосы на голове не растут в принципе, – делится женщина. – Одно время у Алины был очень низкий гемоглобин, вплоть до того, что врачи подозревали белокровие.

Это борьба изо дня в день. Ночью встаешь и слушаешь: дышит ребенок или нет.На окраине города Светлана и Александр купили небольшой дачный домик. Помаленьку его обу­страивают, утепляют. На ремонт уходит пенсия бабушки, на кредит – соцвыплаты Алины.В областной центр семья вернулась по семейным обстоятельствам. Из Кокпекты Светлана уезжала с тяжелым сердцем.

Ей не удалось реализовать там свою мечту.- При поддержке психоаналитической ассоциации Казахстана по их франшизе в 2016 году в райцентре мы открыли Training cafe. Это заведение, в котором мамы с ребятишками-инвалидами могли бы работать вместе, – поясняет Светлана Кошелева. – Такая деятельность стала бы для детей социальной реабилитацией. Однако кафе проработало недолго – полгода.

В заведении просто не было посетителей. Люди нас сторонились. Мы надеялись, что ситуация изменится, каждый день готовили еду, я сама пекла, но все впустую… Чтобы наш труд не пропадал даром, я попросила в отделе соцзащиты список малоимущих сельчан, чтобы кормить их обедами бесплатно.Естественно, ни о какой прибыли от кафе не могло быть и речи.

Единственное, что пользовалось спросом, это выпечка. Светлана вставала в три часа ночи, заводила тесто, пекла, а утром отправлялась по школам, больницам, другим учреждениям и продавала свою продукцию.- Я надеялась, что к такому виду благотворительности подключатся и другие владельцы заведений общепита, но все смотрели на меня как на сумасшедшую, – говорит Светлана Кошелева.

– Когда в семье есть ребенок-инвалид, действительно смотришь на мир не­много иначе.С Training cafe у Алины связаны самые светлые воспоминания. Услышав знакомое название, она тут же побежала в комнату за фотографиями. Вот Алина с друзьями танцует, тут они поют…- В кафе мы часто проводили праздники для детей, которые посещали местный реабилитационный центр, – рассказывает Светлана.

Читайте также:  Едим цветную капусту, или в чём состоит её польза - вегетерианство

– Это был такой небольшой островок счастья, надежды… Кафе было для ребят местом, где они могли оторваться. Где они были по-настоящему счастливы.Приехав в Усть-Каменогорск, Светлана с предложением открыть подобное заведение обратилась к городскому акиму.- Первое, о чем меня спросили: а вы уверены, что будете конкурентоспособны? Тогда я поняла, что мы говорим на разных языках.

Светлана мечтает, что когда-нибудь в Усть-Каменогорске такое заведение все же появится.- В Алматы ведь есть удачный опыт работы с детьми, у которых ментальные нарушения! – говорит Светлана Кошелева. – По-хорошему это должно быть не только кафе, но и кулинария и пекарня. Три в одном. Помните, как раньше было? Приходишь в кафе-кулинарию, а там есть все: от салата до бисквитного рулета. А еще Светлана мечтает о своей кузнице. В семье даже придумали название для семейного бизнеса – “Железная леди Востока”.

А пока это действительно только мечты. Заказов у мастерицы прак­тически нет. Но она уверена: это временно, люди обязательно оценят ее ручную работу.

Елена СУПРУНОВА, фото из личного архива Светланы КОШЕЛЕВОЙ, Усть-Каменогорск

Источник: http://www.time.kz/articles/grim/2018/03/06/59320-zheleznaja-ledi

Премьер Беназир Бхутто

style=”display:inline-block;width:320px;height:100px” data-ad-client=”ca-pub-5787535198896183″

data-ad-slot=”7387770557″>

Известные фигуры в истории играют важную роль в дальнейшем существовании страны. Каждая страна имеет таких героев. Пакистан же славиться Беназир Бхутто, которая оставила след не только в политике, но и в истории.

 Беназир Бхутто – политик, изменившая взгляды на жизнь, ведь она первая женщина, которая взошла на престол.

Но ее следует рассматривать не как политика, а как необыкновенную женщину, с идеальными чертами характера и оригинальным стилем.

Беназир Бхутто часто называли «железная леди Востока», тих двух премьер-министров часто сравнивали, нравилось ли это Беназир неизвестно. Сама себя она называла «дочерью Востока».

Несмотря на то, что еще в юности Беназир пришлось провести долгие месяцы в тюрьме, она не была сломлена.

В 1989 году Бхутто стала премьер-министром Пакистана, и это было событием историческим, грандиозного масштаба: впервые в мусульманской стране женщина возглавила правительство. Беназир начала свой премьерский срок с полнейшей либерализации: предоставила самоуправление университетам и студенческим организациям, упразднила контроль над СМИ, освободила политических заключенных.

На стиль и манеру поведения Беназир Бхутто с самого детства влиял отец – Зульфикара Али-хана Бхутто. Именно с его помощью, Беназир смогла получить отличное образование за границей, а также смогла увидеть разные уголки мира.

Познав мир, Беназир научилась сочетать восточные традиции с западными, она смогла создать свой яркий стиль, и смогла отказаться от паранджи. В 12 лет отец предложить ей самой сделать выбор носить чадру или нет. Так как ислам – то религия ненасилия.

Всю свою жизнь Беназир не носила чадру, покрывая голову лишь легким шарфом, как дань традициям своей страны.

Красавица позволяла себе также ярко краситься и носить дорогую бижутерию. Манеры и яркий стиль Беназир всегда вызывали интерес у поклонников, а в мире она являлась главной темой для обсуждения. Несколько лет спустя красавица вышла замуж за богатого наследника не по любви, а ради власти и денег.

Собственное чувство стиля и богатые исламские традиции вдохновляли ее на создание оригинальных модных образов. Восточная красавица освободила женщин своего народа от правил, приняла много других решений, которые сложно воспринимались в стране.

Народ восхищался и одновременно удивлялся ее политической деятельностью.

Смерть Беназир нанесла удар народу, и народ не мог смериться с тем, что великая, смелая, жестокая женщина, образец для всего мира покинула их навсегда.

Related posts:

style=”display:inline-block;width:468px;height:60px” data-ad-client=”ca-pub-5787535198896183″

data-ad-slot=”5492234955″>

Источник: http://bereginyelen.ru/velikie-zhenshhiny-ot-bogin-do-avantyuristok/doch-vostoka-benazir-bxutto.html

Новость: В Усть-Каменогорске женщина-кузнец мечтает открыть свою кузницу и кафе для детей-инвалидов

Светлана Кошелева — единственная в Восточном Казахстане женщина-кузнец. 44-летняя мастерица может выковать практически любое металлоизделие. Причем Светлана всё выполняет вручную. Кузнечное дело для горожанки — любимое занятие и единственный способ заработать. Из-за дочери, у которой синдром Дауна, женщина вынуждена постоянно находиться дома.  

— Да, я совсем нетипичный кузнец! — смеется Светлана Кошелева. — Даже в моем представлении кузнец — это суровый дядька с длинной бородой, как мой дед, которому я обязана своим умением.

В детстве Светлана постоянно пропадала у дедушки.  

— Я была рыжая-рыжая. Дед ласково называл меня «моё солнышко», «моя рыжманка», — вспоминает собеседница.  

Девочку завораживал огонь, в котором кузнец нагревал металл. Сырье становилось податливым, и ему можно было придать практически любую форму.  

Ковкой Светлана с супругом Александром Мостовым занялись в один из сложных для их семьи периодов. Нужно было как-то зарабатывать деньги, но обязательно делать это дома: в семье растет дочка с синдромом Дауна, и мама 19-летней Алины вынуждена постоянно находиться рядом с ней.  

— Мы жили тогда в селе в Кокпектинском районе, к нам в гости из России приехал мой дядя, тоже кузнец.

Разговорились про кузнечное дело, я заикнулась, что тоже хотела бы освоить это ремесло, и родственник меня поддержал: «Света, а почему бы и нет? Азы ты постигла еще подростком, а руку набьешь», — рассказывает Светлана.

— Дядя обещал мне помогать советом. Так мы с мужем сделали свой первый горн, а молотки мне по наследству достались. Руки действительно всё вспомнили…

Светлана всю ночь не спала — не могла отойти от горна. Вообще ей часто приходится жертвовать сном, чтобы справляться с заботами.

— Алина — это мой двигатель, всеми своими начинаниями я обязана ей, — с улыбкой говорит Светлана Кошелева. — Впрочем, семья у меня большая. Внуков вот надо поднимать.

Видя мое недоумение, собеседница поясняет:

— У меня есть еще одна дочка — Танюшка. Это жена моего племянника, который бросил ее с двумя детьми. Сейчас мальчишкам четыре года и шесть лет. Таня из детского дома, ей просто некуда пойти. Одно время я хотела удочерить ребенка из детского дома. Почти так и произошло. Я у Тани в телефоне так и записана — «Мамуля».

Светлана Кошелева не понаслышке знает, как это тяжело — остаться одной с ребенком на руках. Когда родилась Алина, супруг бросил Свету со словами: «У меня не может родиться ребенок-инвалид». Единственной опорой молодой женщине стала ее мама, которая тоже в свое время пережила предательство супруга.  

— Бог им судья, — без злобы говорит Светлана.  

Конец 1990-х годов. На заводе керамики, где работала мама Светы, зарплату задерживали. Даже декретные выплаты Светлана получила, только когда Алине было почти три года.

— Не знаю, как мы в то время выжили, — вспоминает собеседница. — Денег катастрофически не хватало. Мама приходила с ночной смены, и я шла мыть подъезды. Жили мы тогда в двухкомнатной квартире, скопился большой долг за коммунальные услуги.

Женщины решили, что им нужно перебраться в жилье «попроще». Выбор пал на квартиру поменьше в другом районе города, с печным отоплением. Переехали. Погасили долг за коммуналку. Не так-то просто оказалось жить в многоэтажке и таскать наверх уголь, дрова… Но позже Светлана была только рада переезду.  

Александр Мостовой жил в соседнем доме.  

— Он целый год пытался со мной познакомиться, просил друзей, общих знакомых, — с улыбкой рассказывает Светлана. — Саша часто видел меня во дворе, а я, честно говоря, даже не обращала на него внимания.  

Но робкого Александра после знакомства со Светой как подменили! Мужчина тут же явился к матери возлюбленной и заявил, что намерен жениться на Светлане.  

— Однажды я прихожу домой, а вещей моих нет! — смеется Светлана Кошелева. — Оказывается, в мое отсутствие приехал Саша, собрал мои вещи и перевез к себе. Мама ему сказала: «Забирай, лишь бы она была счастлива!»

Дочке Светланы Алине было тогда полтора года.  

— Саша очень любит Алину и никогда ее не обижает, — говорит женщина. — Он вообще у меня положительный. Не пьет и не курит. А я вот только недавно курить бросила. Когда Алина была маленькой, очень тяжело было. Девчонки-подружки посоветовали: закури, мол, легче станет… Легче не стало, а привычка осталась.

Как будто в подтверждение маминых слов Алина, посмотрев в окно, с тревогой спрашивает:

— Где папа? Ночь на дворе…  

И жестами интересуется, получит ли папа деньги. Если получит, то купит Алине кока-колу. И мяч.  

Понимаю, что в семье и сейчас не лучшее материальное положение.  

— Вот так за две недели мы с Сашей и решили нашу судьбу, — продолжает Светлана. — Наверное, так и рождаются крепкие семьи. А не так, как мы с отцом Алины — дружили-дружили, а потом в один миг стала ему не нужна…

Семья только недавно переехала в Усть-Каменогорск из Кокпектинского района. Несколько лет назад им пришлось перебраться в сельскую местность, потому что в загазованном городе у Алины ухудшилось состояние здоровья.  

— У дочки серьезные нарушения внутренних органов, и волосы на голове не растут в принципе, — делится женщина. — Одно время у Алины был очень низкий гемоглобин, вплоть до того, что врачи подозревали белокровие. Это борьба изо дня в день. Ночью встаешь и слушаешь: дышит ребенок или нет?

На окраине города Светлана и Александр купили небольшой дачный домик. Понемногу его обустраивают, утепляют. На ремонт уходит пенсия бабушки, на выплату кредита — пособие Алины.  

— Моя мама тоже живет с нами. Сейчас она практически потеряла зрение, так что за ней тоже нужен постоянный уход, — отмечает собеседница.

В более чем скромной обстановке в доме бросаются в глаза кованые изделия, собственноручно сделанные хозяевами: стулья, полки, столик, кровать.

В областной центр семья вернулась по семейным обстоятельствам. Из Кокпекты Светлана уезжала с тяжелым сердцем. Ей не удалось реализовать там свою мечту.

— При поддержке психоаналитической Ассоциации Казахстана, по их франшизе в 2016 году в райцентре мы открыли «Training cafe». Это заведение, в котором мамы вместе с ребятишками-инвалидами могли бы работать вместе, — поясняет Светлана Кошелева. — Такая деятельность стала бы для детей социальной реабилитацией.  

Однако кафе проработало всего полгода. В заведении просто не было посетителей.  

— Люди нас сторонились, — признается Светлана. — Мы надеялись, что ситуация изменится, каждый день готовили еду, я сама пекла, но всё впустую. Чтобы наш труд не пропадал даром, я попросила в отделе соцзащиты список малоимущих сельчан, чтобы кормить их обедами бесплатно.  

Естественно, ни о какой прибыли от кафе не могло быть и речи. Единственное, что пользовалось спросом — это выпечка. Светлана вставала в три часа ночи, заводила тесто, пекла, а утром отправлялась по школам, больницам, другим учреждениям и продавала свою продукцию.  

— Я надеялась, что к такому виду благотворительности подключатся и другие владельцы заведений общепита, но все смотрели на меня как на умалишенную, — говорит Светлана Кошелева. — Когда в семье есть ребенок-инвалид, действительно смотришь на мир немного иначе.

С «Training cafe» у Алины связаны самые светлые воспоминания. Услышав знакомое название, она тут же побежала в комнату за фотографиями. Вот Алина с друзьями танцует, тут они поют…

— В кафе мы часто проводили праздники для детей, которые посещали местный реабилитационный центр, — рассказывает Светлана. — Это был такой небольшой островок радости, надежды. Кафе стало для ребят местом, где они могли оторваться! Где дети были по-настоящему счастливы.  

Приехав в Усть-Каменогорск, Светлана обратилась к городским властям с предложением открыть подобное заведение.  

— Первое, о чем меня спросили: а вы уверены, что будете конкурентоспособны? Тогда я поняла, что мы говорим на разных языках.

Светлана мечтает, что когда-нибудь в Усть-Каменогорске все же появится заведение, где вместе работают инвалиды и здоровые люди.

— В Алматы ведь есть удачный опыт работы с детьми, у которых ментальные нарушения! — говорит Светлана Кошелева. — По-хорошему, это должно быть не только кафе, а кулинария и пекарня. Три в одном. Помните, как раньше было? Приходишь в кафе-кулинарию, а там есть всё: от салата до бисквитного рулета.

А еще Светлана мечтает о своей кузнице. В семье даже придумали название для семейного бизнеса — «Железная леди Востока».  

А пока это только мечты. Заказов у мастерицы практически нет. Но она уверена: это временно, люди обязательно оценят ее ручной труд.  

— Барышня-кузнец — это ж где такую еще найдете? — смеется Светлана Кошелева.

Елена Супрунова
Фото из личного архива Светланы Кошелевой

По сообщению сайта YK-news.kz

Источник: https://aqparat.info/news/2018/02/17/8739415-v_ust-kamenogorske_zhenschina-kuznec_mec.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector