Фермер без коров: как один производитель отказался от животноводства – вегетерианство

Почему употреблять молочные продукты не гуманно

Вегетарианцы, не едящие мяса из гуманных соображений, но спокойно пьющие молоко, мне “смешно с вас”! Вы действительно считаете, что молоко берется от животных гуманным способом?

Эта статья призвана превратить защитников животных из вегетарианцев в веганов. Она призвана снять розовые очки с тех, кто думает, что коровы, используемые в молочной промышленности, живут счастливой жизнью и с цветами провожаются на пенсию.

О жизни коров на молочных фермах. То, о чем вы не знали или не хотели знать.

Я знаю, о чём пишу. Около двух лет мы с мужем (новые репатрианты) проработали на израильских молочных фермах. Ухаживали за коровами, доили, принимали роды, растили телят.

И даже ввиду того, что израильские молочные фермы ОДНИ ИЗ ЛУЧШИХ В МИРЕ, коровы содержатся круглый год на свежем воздухе (климат теплый и у загонов нет стен, есть только крыша), персонал в большинстве своём очень добрый и сострадательный к подопечным, даже ввиду всего этого, молочный бизнес по своей сути – жестокая эксплуатация животных.

Сейчас я расскажу вам, как проходит жизнь молочной коровы на ферме. И вы убедитесь, что ей живется не лучше, а, пожалуй, даже хуже, чем мясной корове. А конец у них, друзья мои, одинаковый.

Новорожденный теленок в течение первого часа отнимается у матери (чтобы не успели слишком привязаться) и отвозится в “телячий детдом” – на специальную площадку, где он будет вскармливаться до двух месяцев. Больше они никогда не увидят друг друга.

Корова с новорожденным теленком. Через полчаса их разлучат.

Теленка поселяют в тесной будке с крошечной выгульной площадкой (1 кв.метр) – так за ним удобнее ухаживать.

Первые двое (иногда трое) суток его кормят молозивом (первым молоком, которое корова даёт после родов) из бутылочки с соской. Потом “лафа заканчивается” и далее он пьет из ведра и только молочную смесь.

Больше натурального молока ему никогда не видать.

Забыла сказать, что в первый час жизни теленку пробивают оба уха, чтобы на одном прикрепить табличку с номером, а на другом – информационный чип.  И если он девочка, то в первые двое суток ему обязательно выжигают зародыши рогов специальной мазью  – жутко едкой и пекучей. Если присмотреться, на видео (ниже) у теленка можно разглядеть “дырочки” там, где должны быть рожки.

Видео. Трехдневный теленок учится пить из ведра при помощи плавающей соски.

Если не прижечь рожки в первые двое суток, то далее теленок становится достаточно умным, чтобы чесать голову о будку, стараясь избавиться от жгучей боли на голове. И вы напрасно думаете, что тому, кто избавился от мази, повезло. В дальнейшем его (вернее, её, она же девочка) ждёт гораздо худшая пытка. Но об этом позже.

После двух месяцев телят сортируют. Мальчиков и неперспективных девочек (тех, кто плохо кушал, и тех, кому “повезло” родиться в паре с братом) продают в мясные хозяйства.

А перспективных девочек (в их число входят рождённые в паре с сестрой) оставляют себе для дальнейшего пополнения молочного поголовья. Их переводят в загороженные площадки  (по 10-12 голов примерно на 30 кв.

метров) и кормят различными сухими кормами. 

Двухмесячные телята впервые переведены из “одиночек” в общую группу. И я на их фоне.

Далее, после семи месяцев, их переведут в бОльшие группы и бОльшие отсеки, где они будут питаться уже другими, но тоже сухими кормами.

Травы “промышленная” молочная корова не ест ни разу за всю свою жизнь. Только коровам, содержащимся в домашних хозяйствах, везёт гулять и пастись на лугу.

И не верьте рекламе молока, сметаны или молочного шоколада, показывающей счастливых коровок на сочной травке. Массово пасутся только мясные коровы.

Молочные Буренки живут в непосредственной близости от доильного помещения и никогда не выходят за пределы фермы. Иначе не рентабельно.

Да, забыла сказать, перед переводом в стадо молодняка тёлок клеймят калёным железом – выбривают шерсть на боках и выжигают номера (очень крупно и глубоко, чтобы было издалека видно и осталось на всю жизнь). И в момент этой процедуры смотрят, не отросли ли рога.

Если то, первичное прижигание, не было успешным и рога таки начали расти, то их откусывают, что-ли, или вернее сказать, вырывают специальными щипцами. А образовавшуюся рану прижигают. Тёлка кричит от боли, но не может вырваться, ведь её голова зажата. Ужас!!!

Но оставить ей рога нельзя. Ведь рогатая корова чувствует свою силу и не будет покладистой, то есть станет менее пригодной к эксплуатации на молочной ферме.

Тёлку, достигшую полового созревания, искусственно оплодотворяют (а вы думали к быку водят?) и она продолжает жить в стаде молодняка почти до родов. После родов, забрав теленка, ее переводят в стадо доильных коров.

Далее ее доят почти до следующих родов. Процедура многократно повторяется. Роды, дойки, искусственное оплодотворение, опять дойки, новые роды. Не доят корову только в последние два месяца перед родами. А так она почти автомат по выдаче молока и телят.

https://www.youtube.com/watch?v=RIa7Lkc1thw

При этом за всю жизнь она никогда не знает любви быка и телят. У нее нет мужа и детей, это не рентабельно, вы же понимаете?

Она привязывается только к подругам по стаду и к людям, которые её доят, кормят и лечат, ведь, как я уже писала, люди эти в большинстве своём, добрые. Любят коров и жалеют их.

Процесс машинной дойки коров.

Задача человека при дойке – загнать коров в отсеки, обработать им вымя, подсоединить машину к соскам, проследить за показателями компьютера и процессом дойки, обработать вымя йодом после дойки, подоить больных коров в отдельные бидоны (не в общий бак) и вылить их молоко, подоить отдельно недавно родивших коров и отдать их молоко на участок ухода за телятами, устранить поломки в доильной системе при их возникновении, обработать раны коровам при их обнаружении, отогнать коров обратно в стадо… И многое-многое другое.

Корова – великолепное животное. Она умная и привязчивая, как собака, и в тоже время чувствительная и пугливая, как лань. Она очень беззащитна, несмотря на её размеры.

Когда гонишь стадо на дойку, некоторые коровы предпочитают идти рядом с тобой, дают положить руку на свой тёплый бок. Или же, уже отдоившись, не уходят в загон, а крутятся возле доильного помещения, поджидая, пока дояр закончит доить стадо и прогонит его “домой”. Тогда они доверчиво идут вместе с ним. Мои зайки!

Так вот. Пройдет несколько лет. Как только корова постареет (или неизлечимо заболеет, или перестанет рожать) и снизит удои ниже допустимой отметки, ждёт её ЧТО? Правильно, продажа на мясо! Потому что держать её далее в хозяйстве КАК? Правильно, не выгодно!

И стоИт такая корова, отделенная от стада, ждёт погрузки в грузовик и плачет от горя и страха, предчувствуя свою судьбу… А вместе с нею и люди, кто почувствительнее…

И ничего не поделаешь. Ферма – это не заповедник, брат, это часть жестокого и негуманного молочного бизнеса…

И начинаешь задумываться, что молочным коровам, по сути, живётся гораздо хуже, чем мясным коровам. Да, у молочных и мясных общий конец и одинаковые клейма на боках. Но в остальном-то жизнь разная.

Мясные живут на природе (по крайней мере у нас в Израиле, где климат тёплый), в большом стаде, рогатые, разнополые, вместе со своими детьми, выкармливают их своим молоком и выращивают. Передвигаются достаточно вольно (в рамках отведенной огромной территории) и питаются подножным кормом.

Не знаю, сколько лет им отведено такой жизни и в каком возрасте их отвозят на мясо. Но, имхо, лучше уж провести эти годы так, чем на молочной ферме.

Короче, в чем смысл статьи? Покупая молоко, сырки и кефирчик вы поощряете молочный бизнес. Этот бизнес не только убивает, но ещё и перед этим жестоко эксплуатирует коров, отжимая из них все соки.

Защитники кошек, собачек и дельфинов! Корова – ничем не хуже. Ей просто не повезло оказаться очень удобным и выгодным в хозяйстве животным. От нее человек имеет не только мясо и шкуру для кожаных курток, но ещё и молоко, и телят для дальнейшего воспроизводства.

Вегетарианцы, не только одно мясо несёт в себе кровь и страдание животных! Молоко наполнено этим в ещё большей степени!

Это я ещё вам про страдания кур-несушек не рассказала.

Становитесь веганами!

Источник: https://backtohealth.ru/daunshifting-osoznannost-ekologiya/pro-molochnyi-biznes.html

Mother Farm: Vega-ферма без Насилия и Химии

Mother Farm достаточно хорошо известна в Киеве и за его пределами. Развившись из маленького домика в деревне, обеспечивающего ахимса-продукцией только одну семью, постепенно стала авторитетной фермой, снабжающей благостной продукцией едва ли не все vega-население Киева.

Мы давно хотели встретиться в представителями Mother Farm и выведать у них секреты производства. И теперь мы знаем, как готовится янтарное гхи, каким должно быть настоящее молоко, почему трудно взбить настоящие сливки, о чем плачут коровы и много другой удивительно информации, которой с удовольствием делимся с нашими читателями.

Алексей, основатель «Mother Fam», и его семья —вегетарианцы больше 15-ти лет и следуют Ведической культуре. Поэтому наш бизнес — это компания, созданная от души. Когда ты вегетарианец и воспитываешь детей, то задумываешься о том, что они едят.

И уже не возникает вопроса, где брать белок, возникает вопрос, где брать качественные продукты. Но не всегда их можно купить в магазине или даже у бабушек на рынке.
Сычужный фермент (который производится из желудочков молодых телят) научились использовать все.

Поскольку мы вегетарианцы, то не употребляем в пищу сыры, сделанные на основе сычужного фермента. Пришлось создать ферму, на которой будет возможным производить натуральную вегетарианскую молочную продукцию.

То есть, изначально это было семейным делом?

Да, сначала кормили семью. Позже начали угощать друзей и знакомых. Когда им понравилась наша продукция, мы задумались о том, чтобы маленькую ферму превратить в производство.

Наша цель – помочь людям во всем мире быть здоровыми и счастливыми. Наша продукция — это больше, чем молочные товары домашнего производство. «Mother Farm» — это продукты без насилия.

У нас есть благотворительный фонд «Charity Mother», который поддерживает коров. Мы выкупаем их на бойне. Есть люди, которые помогают нам в этом. Мы так же распространяем книги. В итоге получается большой социальный проект.

На практике мы сталкиваемся с разной реакцией людей. Некоторые говорят: «Вы что, сектанты? Человек — это хищник. Вегетарианство — не наша идея».

На нашей ферме каждый занимается своим делом. Есть люди, которые ухаживают за коровами, есть отдельное производство, где работают специалисты по производству продукции.

Наша линейка товаров достаточно разнообразна: сметана, творог, молоко, масло, молочный сыр. Вся продукция натуральна и не содержит никаких добавок. Единственное, что мы используем — это лимонная кислота, которая нужна для того, чтобы молоко свернулась для получения панира.

Откуда появилось название «Mother Farm»?

Для человека нет ничего роднее, чем мать. Корова в Ведической философии — одна из семи матерей человечества. Она также воплощение земли, дарующей людям питание и жизненные силы.

Где находится ваша ферма?

В поселке Сквира Белоцерковского Района Киевской области. В проектах у нас есть открытие производства также в России.

Мы хотим развить «зеленый туризм», чтобы к нам приезжали люди со своими детьми, могли провести здесь целый день, научиться ухаживать за коровами, при желании, даже подоить. На даном этапе к нам приезжают только знакомые со своими детьми. И реакция детей бывает очень разной. Некоторый сильно удивляются при виде теленка. Но всем это приносит большущее удовольствие.

Как вы начинали и с какими трудностями сталкивались на первых этапах?

Всегда самой большой проблемой остаются инвестиции. Алексей строил ферму самостоятельно. И у него это получалось только потому, что он был задействован на других проектах, где зарабатывал. Потому в свободное время он мог заниматься любимым делом.

Знакомые и друзья помогали как могли: советом, делом. Кто-то мог проконсультировать по бухгалтерскому вопросу, кто-то по технологиям. Когда переходишь от идеи к ее воплощению, появляется много сложностей, о которых даже не думал раньше.

Сейчас самым большим акцентом являются продажи. Наша продукция скоропортящаяся и стоит выше среднего. Чтобы произвести, например, 1 литр масла гхи, нужно переработать 38-40 литров молока.

Мы поставляем продукцию в несколько супермаркетов. Как известно, из испорченных молочных продуктов изготавливают плавленные сыры. Именно поэтому мы не рекомендуем их употреблять вообще. Когда нам возвращают просроченный товар, то в отличие от фабричного производства, масло или сыр не идут на повторную переработку.

Это основная причина, почему мы работаем с отдельными клиентами. Человек заказывает продукцию, и мы привозим ему ее: свежее молоко, масло, сметану и т.д.

Наше масло гхи делается сразу. Мы не ждем, когда выйдет срок сливочного масла, чтобы перетопить его на гхи. С молока снимаются сливки, они сбиваются в масло, а из сливочного масла уже получается гхи.

Мы также сотрудничаем с несколькими торговыми сетями эко-магазинов. Пусть люди и не заказывают у нас товара по 1000 кг, но мы всегда уверены, что за 2-3 дня наша продукция продастся и не испортится.

Наш основной партнер — это «Эко-лавка» и еще несколько магазинчиков с вегетарианской тематикой. Мы не хотим, чтобы наша продукция стояла на одной полке с массовыми изготовителями. Нам важна идея, которую мы вкладываем в наш бизнес. И мы считаем, что если человек не был вегетарианцем с детства, то он может к этому прийти в сознательном возрасте именно благодаря идее.

Сколько коров сейчас на вашей ферме?

Наших собственных коров — 21. Но мы также покупаем молоко у местных жителей, тем самым помогая им. До того как в Сквире появилась наша ферма, поголовье села составляло меньше 20 коров. Сейчас это количество увеличилось до 40 и продолжает расти. Люди больше не боятся, что пропадает молоко. Семьи снова начали заводить коров. У некоторых, благодаря нам, теперь по 2 коровы.

Когда старые дедушка с бабушкой остаются сами, без детей, которые уехали жить в город, то у них не хватает сил, чтобы содержать корову. Мы выкупаем таких коров и спасаем их от бойни.
На нашей ферме задействованы 12 человек на производстве и 10 людей, которые ухаживают за коровами.

Читайте также:  Йога и веганство. ищем точки соприкосновения - вегетерианство

Какой ваш самый популярный продукт?

Безусловно, панир. Потому что из него можно много чего приготовить. Также есть копченный панир, который готовится в настоящей коптильне. Он очень вкусный и ароматный. С паниром можно готовить сабджи, делать супы и еще очень много блюд.

  • Панир

Мы собираем самые жирные сливки, которые только можно себе представить. Они очень тяжело взбиваются.
Как-то одна женщина купила у нас сливки и потом жаловалась, что сливки плохие, потому миксер не может их взбить. На самом деле это самые лучшие сливки. Если бы они были 20-30% жирности, как на рынке или в магазине, то взбивались бы очень легко.

Когда мы получаем сливки, из них взбиваем сливочное масло. Часть масла, в зависимости от количества заказов, идет на продажу, остальная — на производство гхи.

Масло топится в чугунных котлах на открытом огне порядка четырех часов. Наверное, вы знаете, что огонь от сгорающего дерева самый подходящий для приготовления пищи. Так говорится в аюрведе.

  • Топленое масло Гхи

В процессе вытопки из масла выходят тяжелые частицы, испаряется полностью вся вода. Остается чистый молочный жир. Он разливается по баночкам и имеет красивый янтарный цвет.

Когда гхи застывает, то цвет меняется на красивый желтый. В зависимости от того, что его корова, оттенок желтого может быть разным. Лето — ярко-желтый, потому что коровы едят много свежей травы, зимой — более светлый. Светлый цвет не значит, что масло плохое, просто молоко другое.

Иногда люди спрашивают: «Почему масло желтое? Вы добавили туда морковный сок?». Мы, конечно же, ничего не добавляем.

Масло гхи хранится очень долго. Главное — соблюдать чистоту. Масло из банки нужно брать чистой и сухой ложкой. Это залог того, что оно не испортится.

Какой максимальный срок хранения топленого масла?

В принципе, в книгах написано, что оно может хранится бесконечно. Также говорят, что чем дольше масло гхи стоит, тем больше полезных компонентов в себе накапливает.

Но на наших банках написано: «Срок хранения — 180 дней». По законодательству нельзя написать «бесконечный срок хранения».

Также на упаковках мы пишем «топленое масло», потому что такого продукта, как «масло гхи» нет в нашей стране.

Очень много законов нужно прочитать, чтобы начать продавать свою продукцию в супермаркетах. Но мы соблюдаем все необходимые стандарты и документацию.

В Европе и Японии жизнь вне города становится очень популярной. Фермерство набирает обороты. Что вы скажите о ситуации в Украине?

В других странах аграрный бизнес и фермерство очень прибыльное дело. Фермеров поддерживает государство, выделяет на это деньги, спонсирует бизнес и позволяет покупать оборудование по льготным ценам. У нас очень сложно с этим. Если ты возьмешь в кредит комбайн, то будешь расплачиваться за него всю жизнь.

Да и о реализации продукции тоже нужно заботиться самостоятельно. А, например, в Канаде государство закупает половину всей продукции у фермеров, понижает для них налоговые ставки, предоставляет льготы и дает возможность развиваться.

На самом деле, в Украине тоже существуют подобные программы, но, чтобы получить какие-либо льготы и бонусы, нужно пройти невероятное количество проверок.

Какие у вас планы по развитию?

Мы планируем запустить новый цех, который сможет перерабатывать 3 тонны молока в день. Сейчас наших мощностей хватает лишь на 1 тонну. Простому человеку это может показаться большой цифрой. Молокозавод в Громадном, например, перерабатывает 20 тонн молока в день. Но возникает вопрос: откуда они берут столько молока?

Какая разница между вашим молоком и молоком, которое продается в магазине?

Во-первых, наше молоко не делается из порошка. Мы продаем его два раза в день по доставке. В нашем магазине в Вишневом молоко можно купить в среду и в субботу. Когда человек заказывает доставку, то может получить еще даже теплое молоко, если его адрес будет первым в списке курьера. Потому что мы собираем утренний надой, разливаем молоко по банкам и отдаем курьеру.

Наше молоко проверяется в лаборатории на производстве, перед тем как отправиться к покупателю. Мы тестируем его на наличие воды и других компонентов, которых не должно быть в молоке.

В магазине или супермаркете можно купить хорошее молоко. Но вы сами знаете, что оно может стоять в холодильнике целую неделю. И даже если выставить его на стол, то за день с ним ничего плохого не случится.

В селе, где расположена ферма, люди покупают вашу продукцию?

Чаще всего покупают наши же сотрудники. Жители села иногда приходят, берут панир. Те, кто продают нам свое молоко, могут покупать сметану, творог масло и т.д. по специальным ценах. Гхи покупают редко.

В городе люди привыкли следить за тем, что они едят, а в селе — это дело привычки. Многие, просто не знают, почему топленое масло лучше обычного.

У вас на ферме много коров. Можно сделать выводы, что и телята рождаются?

Да, но сейчас телята, которые родились на нашей ферме, уже стали взрослыми. Сейчас на ферме 4 теленка. Также мы спасаем телят от бойни.

Как это происходит?

Когда в селе рождается теленок, все об этом знают. Конечно, не всегда хозяева оставляют его у себя. Его либо продают другому хозяину, либо пускают на мясо. Наше село довольно маленькое, поэтому мы также выкупаем телят в соседних селах. Настолько, насколько это возможно для нас.

У нас также существует благотворительный фонд, в который поступают деньги от продажи книг. Эти деньги идут на покупку и содержание коров.

Может ли обычный человек приехать к вам на ферму и помочь чем-то или просто посмотреть, как все работает?

Источник: http://vegportal.info/people/intervyu/mother-farm-vega-ferma-bez-nasiliya-ximii

Животноводство: работать трудно, но интересно

Не хотелось бы говорить о проблемах на фоне общего успешного развития животноводческой отрасли Красноармейского района. Но думаем, что скрывать здесь особо нечего. Проблемы в животноводстве района общие для всей России. На наши вопросы любезно согласилась ответить Татьяна Мороз, начальник отдела животноводства Управления сельского хозяйства МО Красноармейский район.

— Татьяна Владимировна, трудно заниматься животноводством?

— Трудно, но интересно. Легче, конечно, заниматься растениеводством. Там более простые процессы и технологии. А в животноводстве вы имеете дело с живым, чувствующим существом, которое нуждается в ежеминутной заботе. Например, корову нужно каждый день кормить, поить, доить. Получив продукцию, молоко или мясо, ее нужно как можно быстрее отправить на переработку.

— Не секрет, что в молочном скотоводстве России сегодня существует масса проблем. Что сегодня происходит в молочном скотоводстве?

— Не все так плохо, как об этом говорят. В прошлом году немного стабилизировались цены на товарное молоко, которые не менялись в течении последних 5-7 лет и держались на уровне 12 рублей за литр. В то время, как затраты на производство молока постоянно росли.

Многие хозяйства отказались от животноводства именно по причине его убыточности. Сейчас стало полегче. Сегодня заниматься молочным животноводством становится прибыльным. Его рентабельность в среднем по краю составляет уже 15%.

Поэтому руководители хозяйств, у которых осталось молочное производство, продолжают им заниматься и, я думаю, не прекратят это делать. Это хорошая тенденция.

— Традиционный вопрос, касающийся мер господдержки. Как в районе обстоят дела с субсидированием производства молока?

— В районе производством молока занимается шесть сельхозпредприятий. Все хозяйства выполнили условия, заложенные в программе предоставления субсидирования, и получили их, практически, в полном объеме. Главным условием получения субсидий было — сохранение маточного поголовья и выход телят на сто коров. Все хозяйства района превысили необходимые показатели, в том числе, и к уровню 2012 года.

— Сегодня не все животноводы довольны включением показателя по выходу телят в список условий для получения субсидий. Предлагают от него отказаться. На ваш взгляд, нужно ли это условие?

— Показатель по выходу телят на сто коров довольно спорный. Существуют разные мнения на этот счет. Но молока без телят не бывает. И, по моему мнению, если этот показатель будет опущен, по большому счету ничего страшного не произойдет. Но, стоит отметить, что это условие было выставлено совсем не случайно. Крайне сложно в настоящее время обстоят дела с воспроизводством стада.

И даже показатель выхода в 76 телят от ста коров говорит об общих негативных процессах. То есть, он означает, что 24% коров остаются яловыми. Получается, если корова в течение года не дала приплода, не даст она и молока. А убытки от одной такой коровы составляют в год около 40 тысяч рублей. В тоже время переход молочного животноводства на новые технологии увеличивает затраты.

Андрей Фоменко: Молочное производство – выгодно

Предметный разговор о развитии молочного скотоводства состоялся на МТФ №3 ФГУП РПЗ «Красноармейский». Нашими собеседниками стал бригадир Андрей Фоменко.

— Расскажите немного о вашей ферме.

— Ферма была реорганизована, перестроена и запущена в эксплуатацию в 2009 году. На ферме создано современное, полностью механизированное и компьютеризированное производство. Внедрен метод беспривязного содержания животных.

Современный доильный зал с полной автоматизацией дойки позволил сократить затраты на трудовые ресурсы, повысить производительность труда и значительно улучшить качество продукции. Работаем по этой технологии уже более пяти лет. У нас 600 дойных коров, а всего на ферме содержится 1 200 животных. Порода коров — голштино-фризская.

Это поголовье было завезено достаточно давно, то есть, можно говорить, что это уже наше собственное стадо, которое мы постоянно улучшаем. В тесном контакте работаем с учеными СКНИИЖ, которые помогают нам успешно решать многие вопросы.

— В чем, по-вашему, причины проблем в молочном скотоводстве, в том числе и плохого воспроизводства стада?

— Причин, как обычно, много. Но основная из них в том, что мы поменяли саму систему молочного животноводства. Совсем недавно повсеместно использовалась система привязного содержания коров, где за каждое животное отвечала непосредственно доярка. Сегодня мы перешли на технологию беспривязного содержания. Есть группы животных, за которыми ухаживает весь коллектив.

Именно здесь и произошел провал. Получилось так, что не хватает специалистов, которые могут эффективно и точно работать в новых условиях. Остро не хватает опытных ветеринарных врачей, техников-осеминаторов для работы современных условиях.

Так получилось, что сложилась ситуация, когда, практически, полностью упущен вопрос подготовки специалистов, которые способны работать с новыми технологиями. Таких кадров сегодня, попросту, нет. Все работающие в настоящий момент специалисты нарабатывали опыт сами. Так получилось и на нашем предприятии.

Но, стоит отметить, что мы не сидим на месте, посещаем другие фермы, учимся, советуемся, спрашиваем. Также, мы приглашаем к нам зарубежных специалистов из Германии и Голландии. С ними у нас есть тесный контакт. Но, все равно вопросы остаются. Становление животноводческого производства, работа по правильному применению новых систем и методик — процесс достаточно сложный и долгий.

В животноводстве невозможно добиться ощутимых результатов за год или два. Необходимо подготовить людей, разработать методы лечения, осеменения животных. То есть, существует целый комплекс проблем, с которыми не так просто справится.

— Сегодня много говорят о том, что неблагоприятные экологические факторы сильно влияют и на здоровье животных. Вы это ощущаете на своей ферме?

— Нет, сильной зависимости здоровья животных от экологии пока мы не видим. Мы сами заготавливаем и производим корма, постоянно проверяем их качество. На мой взгляд, здоровье животных, прежде всего, зависит от умения человека, специалиста управлять стадом. За рубежом, например, нет узких специалистов, тех же зоотехников.

Но есть менеджер по управлению стадом, человек, который знает всю специфику кормления и содержания животных. У нас все эти функции раздроблены, что не позволяет видеть общую картину производства. Я уверен, что необходимо работать в этом направление.

И, возможно, создать новую для российского животноводства специальность — менеджер по управлению стадом.

— Результаты в молочном производстве во многом зависят от правильного кормления животных. Как вы решаете эти вопросы? Как составляете рационы?

— Кормление — самая важная составляющая в производстве качественного молока. Мы постоянно и тщательно контролируем качество кормов. В этой сфере сотрудничаем с немецкими и голландскими специалистами.

Мы отсылаем им результаты экспертизы наших кормов, а они на своем оборудовании считают нам рационы и дают рекомендации по применению определенных добавок. Сегодня мы пришли к тому, что наши кормовые смеси на 100% подходят коровам и обеспечивают их здоровье и продуктивность. И, самое главное, это не дорого, как многие считают.

Здоровье коров гораздо дороже. Корову нужно растить четыре года, только тогда она достигает своей максимальной продуктивности.

— Срок лактации коров сегодня снижается. С чем это связано?

— Действительно, такой факт есть. Срок лактации коров составляет в среднем 2,8 года. Это происходит потому, что вся технология молочного производства направлена на интенсивное получение молока. Сегодня мы, по большому счету, не заботимся о сохранении животного, нам, как ни жестоко это звучит, нужна прибыль. Так сегодня работает весь мир. Это бесчеловечно, но экономически обосновано.

— Применяете ли вы какие-либо препараты для повышения удоев, продления лактации?

— Однозначно, нет. Мы не применяем никакие препараты. Бывают случаи использования лекарственных средств для лечения животных. То есть, практикуем только обоснованное применение лекарств.

Это правило диктуют и молочные заводы. Они держат нас в достаточно жестких рамках. Очень высокие требования к качеству молока.

Стоит отметить, что сегодня все молочные заводы частные, и за некачественный товар никто платить не будет.

— Как вы решаете проблемы шлейфа молочного стада? Куда отправляете бычков?

— Мы работаем в этом направлении по следующей технологии: бычков старше 6 месяцев отправляем на откормочные фермы, а телок оставляем у себя для потребностей нашего комплекса.

— У вас две откормочные фермы. Выгодно ли выращивать бычков на мясо?

— Не просто не выгодно, убыточно. Себестоимость одного килограмма живого веса говядины составляет — 120 рублей, розничная цена — 85 рублей. Судите сами…

— Как вы считаете, что необходимо сделать, чтобы молочное производство и в, том числе, сопутствующее ему мясное скотоводство стали выгодными?

— Снизить цены на ГСМ, электроэнергию. Сравните — литр молока стоит 20 рублей, литр солярки — 30 рублей. Я понимаю, что этот вопрос находится в компетенции государства.

Читайте также:  Что даёт нам болгарский перец? - вегетерианство

Но продукция животноводства тем же государством объявлена социально значимой, поэтому государство должно принять меры. А, если цены снизить не возможно, тогда должны быть адекватные дотации.

Тем не менее, радует тот факт, что впервые мы все-таки получили субсидии на молоко и можем эти дополнительные средства вложить в производство.

— Какие кормовые добавки вы используете в кормлении животных?

— Мы используем премиксы импортного производства. Почему так получилось? Ответ простой — два года мы пытались работать с отечественными производителями, но остались недовольны сервисом и качеством предлагаемой продукции. В той же Германии мы сотрудничаем с компаниями, которые имеют вековую историю, в качестве их продукции можно быть уверенными на сто процентов.

— Мы уже немного говорили о качестве молока. И все-таки, как вы его обеспечиваете?

— Стараемся производить молоко только высшего сорта. Но пока сдаем первым сортом. Наша ферма полностью свободна от лейкоза. С этим заболеванием боролись 4 года. Работа велась очень тщательно и планомерно. Сегодня у наших коров нет проблем с маститами. Своевременно принимаем все профилактические и лечебные меры.

— Сегодня много говорят о рентабельности производства. Если не секрет, какова рентабельность производства молока на вашей ферме?

— Себестоимость производства литра молока на нашей ферме составляет 12 рублей. Уровень рентабельности составляет 35%. При правильном ведении хозяйства и нормальной ценовой политике в животноводстве можно добиться очень высокой рентабельности.

Также, многое зависит от руководителя хозяйства. По хозяйству в прошлом году мы надоили 6 151 кг молока на одну фуражную корову. Это достаточно неплохо. Ферма МТФ-3 отд-2 на одну фуражную корову надоила 7350 кг молока.

Но, например, в Израиле доят до 11-12 тысяч литров.

— Можно ли в наших условиях добиться таких результатов?

— Можно, но для этого необходимы достаточно серьезные затраты.

Источник: https://www.apk-news.ru/zhivotnovodstvo-rabotat-trudno-no-interesno/

Скоты не мы: Что будет с мировой экономикой, если люди перестанут есть мясо

К 2050 году население Земли увеличится до 9,7 млрд человек. Хватит ли на всех еды? Учёные говорят, что хватит. Но в будущем человечество будет есть меньше мяса. Переход будет плавным и безболезненным благодаря появлению качественных заменителей.

Уже сегодня под воздействием моды на здоровый образ жизни и по этическим соображениям жители развитых стран активно переходят на «зелёную» пищу. Например, в США уже более 30% потребителей называют себя «флекситарианцами».

Они не против мяса, но, если есть возможность, выбирают «зелёные» блюда.

Производство вегетарианских продуктов — один из самых динамичных сегментов пищевой индустрии. В 2014 году его оценивали в $8,2 млрд, а к 2020-му он, согласно прогнозам, превысит $19,5 млрд.

Классическому «мясному» бизнесу приходится учитывать этот тренд.

Burger King и McDonald’s добавляют в меню вегетарианские позиции, а один из крупнейших производителей мясных продуктов Tyson Foods инвестирует в стартапы, создающие растительные аналоги животного белка.

В то, что когда-нибудь люди полностью откажутся от натурального мяса, мало кто верит. Тем не менее есть серьёзные научные работы, которые объясняют, что будет с мировой экономикой, если это случится не когда-нибудь в будущем, а прямо сейчас.

Полный фарш

За последние 40 лет потребление мяса в мире выросло в три раза, при этом только с середины 2000-х рост составил 20%. Ежегодно человечество съедает 64,6 млрд голов скота и птицы.

Самым популярным мясом в мире является свинина — 113 млрд кг в год, на втором месте — курица, 108 млрд кг, на третьем — говядина, 67 млрд кг, на четвёртом — баранина, 13 млрд кг.

Если в 2013 году рынок мясной и рыбной промышленности оценивался в $741 млрд, то в 2018 году он превысит $844 млрд.

Согласно докладу ООН Livestock's Long Shadow, продукты животноводства составляют 1,4% мирового ВВП. При отказе от них мировая экономика потеряет $1,6 трлн.

В середине XXI века человечество будет потреблять на 73% больше мяса, рыбы и яиц и на 58% больше молочных продуктов по сравнению с 2011 годом, предсказывает американская Национальная академия наук. Помимо увеличения численности населения это будет обусловлено улучшением благосостояния жителей стран третьего мира.

В начале 1960-х жители развивающихся стран потребляли 9 г животных белков на человека в сутки, а в начале 2000-х — 20 г. Потенциал для дальнейшего роста колоссален — в развитых странах на одного человека приходится 55 г животных белков в день.

Меньше всего мяса сейчас едят в Бангладеш, Индии и Бурунди — от 4 до 5,2 кг в год. В Индии килограмм мяса стоит $4,55, а 25% населения получают около 60 центов в день.

Главные в мире мясоеды — жители благополучных США. Но, как и в бедных странах, уровень потребления мяса здесь не является постоянной величиной — с каждым годом американцы едят его всё меньше. 15 лет назад средний американец съедал 124,8 кг мяса в год, а сегодня — 120 кг. Те, у кого деньги на мясо есть, выбирают его растительные аналоги.

Мир без мяса

Если человечество вдруг перестанет есть мясо прямо сейчас, глобальная смертность снизится на 6–10%, то есть на 8 млн смертей в год, считает научный сотрудник Оксфорда Марко Спрингман. Уменьшение хронических заболеваний сократит счета за медицину, что позволит сэкономить около 2–3% мирового ВВП.

Мясо занимает около 40% рынка сельскохозяйственной продукции. Под нужды животноводства сегодня используют более 30% всей не покрытой льдом суши, что больше, чем для любого другого вида человеческой деятельности.

В индустриальных странах половина земель, пригодных для сельского хозяйства, отдана под кормовые культуры. Именно нужды животноводства становятся причиной вырубки 72% лесов и потребления 32% питьевой воды.

Всего на сельское хозяйство тратится 75% потребляемой человечеством пресной воды.

Исчезновение с планеты 20 млрд кур, 1,5 млрд коров, 1 млрд овец и 1 млрд свиней принесёт пользу природе. Потребители зачастую не задумываются над ролью животноводства в парниковом эффекте.

Так, в Штатах при производстве мяса для семьи из четырёх человек в атмосферу выбрасывается больше парниковых газов, чем при использовании этой семьей двух автомобилей. На производство животного белка приходится 14,5% от общемирового выброса парниковых газов.

Среди них углекислый газ — 9% глобальных выбросов, метан — 37%, закись азота — 66%. Для сравнения, автомобили, которые потребители обвиняют в загрязнении атмосферы, отвечают за 15% вредных выбросов.

Министр здравоохранения Великобритании Эндрю Бернем ещё в 2009 году отметил, что при уменьшении поголовья скота на 30% к 2030 году сельскохозяйственный сектор будет загрязнять атмосферу на 50% меньше, чем сегодня.

Марко Спрингман подсчитал, что отказ от красного мяса сократит вредные выбросы на 60%, а переход к полному вегетарианству — на 70%. Экономическая выгода от сокращения всех этих выбросов может достигать $570 млрд.

Но будут, конечно, и негативные последствия.

Производят и продают мясо около 1,3 млрд жителей Земли. Почти 1 млрд этих людей живут за чертой бедности.

600 млн ведут мелкие фермерские хозяйства в странах Южной и Юго-Восточной Азии, Африки и Ближнего Востока.

Для этих фермеров домашний скот — главный источник питательных веществ и рабочей силы для выращивания сельскохозяйственных культур, а также важнейший (если не единственный) источник денег.

Впрочем, если рабочие места для всех этих людей найти будет непросто, то пропитание появится само — просто 97% мирового урожаи сои, которые сегодня идут на корм скоту, будут съедены человечеством. Чтобы не допустить голода, сегодня нужно не меньше 40 млн т продовольствия, однако это почти в 20 раз меньше, чем ежегодный объём съеденного сельскохозяйственными животными зерна.

По оценке благотворительной организации Vegfam, 10 акров земли достаточно, чтобы прокормить 60 людей соевыми бобами, 24 людей пшеницей или 10 людей кукурузой.

Однако на этих 10 акрах можно вырастить только двух крупных рогатых животных. Освободившиеся сельскохозяйственные угодья — около 33 млн кв.

м (это примерный размер Африки) — приведут к удешевлению стоимости земли, а значит, и жилья, и продуктов сельского хозяйства.

Однако выращивать овощи, фрукты или зерновые получится только на 20% этой территории — большая часть угодий будет слишком сухой. Без вмешательства человека эта земля превратится в пустыню.

В истории уже есть наглядный пример — на некоторых участках Сахеля, региона к югу от Сахары, местные жители пытались превратить пастбища в пахотные земли. Единственное, чего они добились, — это опустынивание и потеря плодородности.

«Вы не можете просто освободить землю от коров и ждать, что там сам по себе появится лес или поле», — комментирует научный сотрудник Международного центра сельского хозяйства в тропических регионах Эндрю Джарвис.

Сотрудник Кембриджского университета Бен Фалан, исследующий баланс между спросом на продукты питания и биоразнообразием, обращает внимание на ещё одну угрозу. «Без скота прежняя жизнь станет невозможна для множества людей», — считает он.

Прежде всего это касается монгольских и берберских кочевников, которые будут вынуждены поселиться в городах и так потеряют свою культурную идентичность. Кроме того, у каждого народа есть обычаи и традиции, связанные с домашним скотом.

Полный эрзац

На самом деле уменьшить негативное влияние животноводства на экономику, экологию и здоровье можно и без радикальных мер — достаточно переосмыслить потребление мяса и расход земли и воды на выращивание каждого килограмма.

«Со всеми проблемами, с которыми мы сталкиваемся, добывая кусок хлеба, стоит спрашивать не “что мы положим в свои тарелки”, а “как мы это туда положим”», — рассуждает профессор Университета Тель-Авива Нир Охад.

Поэтому, пока беднейшие страны мира стараются насытить свой «мясной» аппетит и увеличивают потребление, богатейшие страны, наоборот, всё больше уходят к растительным или искусственным заменителям.

В 2015 году розничные торговцы по всему миру продали более 200 000 т мясных заменителей на $3,5 млрд. Мировой рынок неуклонно растёт в среднем на 6,8% в год и к 2020 году достигнет $5,2 млрд.

Сегодня основной субститут животного белка — соя: на неё приходится 68,2% всех заменителей мяса. Другие аналоги животного белка до 2020 года будут расти на 10,1% ежегодно, так как всё больше населения Земли выбирает продукты без сои и глютена.

Больше всего заменителей мяса потребляют европейцы — на них приходится 41% мирового рынка.

Рынок аналогов мяса включает в себя продукты из тофу, темпе, соевого текстурата, сейтана, куорна и других растительных белков. По словам производителей, такие продукты напоминают настоящее мясо по вкусу, аромату и внешнему виду, но при этом полезнее для здоровья и дешевле.

«Следующие несколько лет будут ключевыми для рынка мясных альтернатив, — рассказывает профессор биологии Стэнфордского университета Джозеф Пуглизи. — Используя широкий спектр источников растительного белка, мы создадим целую палитру текстур и вкусов.

Например, вяленое мясо, колбасы, свинину».

Один из самых известных проектов мясных субститутов — стартап Beyond Meat, создающий продукты из тех же микроэлементов, из которых состоит мясо, но при этом добытых из растений. В 2013 году проект привлёк внимание Билла Гейтса.

В своём блоге миллиардер написал: «Однажды мне предложили попробовать курицу и определить, настоящее ли там мясо. Конечно, по виду и запаху это мясо было похоже на настоящую курятину.

Но и по вкусу это была настоящая курица! “Мясо” было сделано исключительно из растений, а я даже не почувствовал разницу. Это вкус пищи будущего».

Основатель Beyond Meat Итан Браун говорит, что в мясе есть пять основных составляющих: аминокислоты, липиды, вода, некоторые минералы и углеводы. Все эти элементы можно найти и в растениях, а потом собрать их по «архитектуре мяса».

В результате даже те скептики, которые считают, что любой заменитель будет напоминать по вкусу кусок картона, придут к искусственному мясу. Для создания такого продукта требуется на 99% меньше ресурсов, чем на аналогичный кусок мяса.

Из-за экономической выгоды производства к 2054 году альтернативы заменят треть промышленно производимых мясных продуктов.

Кроме того, как альтернативу ООН предлагает насекомых. Их на планете так много, что можно легко накормить миллиарды людей. Жители Африки, Латинской Америки и Азии и так едят 1400 видов саранчи, кузнечиков, пауков, ос, червей, муравьёв, жуков и других членистоногих.

Фотография на обложке: Ed Wrey / Getty Imaages

Источник: https://secretmag.ru/trends/scenarios/myaso.htm

Высокая цена дешевого мяса

Прощание с пасторалью

Как вы думаете, что вносит наибольший вклад в накопление в атмосфере Земли парниковых газов, которые считаются основной причиной глобального потепления? Если вы думаете, что виной всему автомобили или промышленные выбросы, то вы ошибаетесь.

Согласно докладу о сельскохозяйственной и пищевой безопасности США, опубликованному в 2006 г., основной источник парниковых газов на территории страны — коровы. Они, как выяснилось, сейчас «производят» парниковых газов на 18% больше, чем все транспортные средства вместе взятые.

 

Хотя современное животноводство ответственно всего за 9% СO2 антропогенного происхождения, оно дает 65% оксида азота, вклад которого в парниковый эффект в 265 раз выше, чем у того же количества СO2, и 37% метана (вклад последнего выше в 23 раза).

К другим проблемам, связанным с современным животноводством, относят деградацию почвы, перерасход воды и загрязнение грунтовых вод и водоемов.

Как же получилось, что животноводство, которое изначально было относительно чистой в экологическом отношении областью человеческой деятельности (коровы поедали травку, и они же ее удобряли), стало представлять угрозу всему живому на планете? 

Отчасти дело в том, что за последние 50 лет потребление мяса на душу населения возросло вдвое. А поскольку и численность населения за это время тоже заметно возросла, общее потребление мяса увеличилось в 5 раз.

Разумеется, речь идет о среднестатистических показателях — в действительности в одних странах мясо как было редким гостем на столе, так и осталось, а в других потребление возросло многократно. По прогнозам, в 2000–2050 гг. мировое производство мяса возрастет с 229 до 465 млн т в год.

Значительную долю этого мяса составляет говядина. Например, в США ее ежегодно съедают около 11 млн т.

Как бы ни росли аппетиты, а достичь таких объемов потребления людям никогда бы не удалось, если бы коров и прочую живность, употребляемую в пищу, продолжали выращивать по старинке, а именно выпасая стада на заливных лугах и позволяя птице свободно бегать по дворам.

Нынешний уровень потребления мяса стал достижим благодаря тому, что в индустриально развитых странах к сельскохозяйственным животным перестали относиться как к живым существам, а стали рассматривать как сырье, из которого необходимо выжать как можно больше прибыли в как можно более короткие сроки и с как можно меньшими затратами. 

Читайте также:  «пейте дети молоко – будете здоровы!»: в чем опасность мифа о пользе молока? - вегетерианство

Явление, о котором пойдет речь, в Европе и США получило название «factory farming» — животноводство фабричного типа.

Особенности фабричного подхода к выращиванию животных на Западе — высокая концентрация, усиленная эксплуатация и полное пренебрежение элементарными этическими нормами.

Благодаря такой интенсификации производства мясо перестало быть роскошью и стало доступно большинству населения. Однако дешевое мясо имеет свою, не измеряемую никакими деньгами цену. Платят ее и животные, и потребители мяса, и вся наша планета. 

Коров в США так много, что если их всех одновременно выпустить на поля, то места для людских поселений уже не останется. Но коровы проводят на полях лишь часть своей жизни — обычно несколько месяцев (но иногда и несколько лет — как повезет). Затем их перевозят на откормочные базы. На откормочных базах обстановка уже иная.

Здесь выполняется простая и жесткая задача — за несколько месяцев довести мясо коров до кондиции, соответствующей требовательному вкусу потребителя.

На откормочной базе, которая порой тянется на многие мили, коровы стоят в тесноте, сплошной живой массой, по колено в навозе, и поглощают высококонцентрированный корм, состоящий из зерна, костной и рыбной муки и другой съедобной органики. 

Такая диета, неестественно богатая белком и содержащая чуждые пищеварительной системе коров белки животного происхождения, создает большую нагрузку на кишечник животных и способствует бурным процессам брожения с образованием того самого метана, о котором говорилось выше. Дополнительно распад обогащенного белком навоза сопровождается выделением повышенного количества окиси азота. 

По некоторым оценкам, под выращивание зерна на корм скоту сейчас задействовано 33% пахотных земель планеты.

При этом на 20% существующих пастбищ наблюдается серьезная деструкция почвы из-за слишком активного поедания травы, уплотнения копытами и эрозии. Подсчитано, что на выращивание 1 кг говядины в США уходит до 16 кг зерна.

Чем меньше остается пригодных к употреблению пастбищ и чем больше потребляется мяса, тем больше зерна приходится сеять не для людей, а для скота. 

Еще один ресурс, который интенсивное животноводство расходует ускоренными темпами, — это вода. Если на то, чтобы произвести пшеничный батон, ее требуется 550 л, то на выращивание промышленным образом и переработку 100 г говядины — 7000 л (по данным экспертов ООН по возобновляемым ресурсам). Примерно столько воды человек, ежедневно принимающий душ, тратит за полгода. 

Важным следствием того, что животные, предназначенные на убой, сконцентрированы на гигантских фермах-фабриках, стала проблема перевозок. Возить приходится и корма на фермы, и коров с пастбищ на откормочные базы, и мясо с боен на мясокомбинаты.

В частности, 70% всех идущих на мясо коров в США забивают на 22 крупных бойнях, куда животных порой везут за сотни километров. Есть невеселая шутка, что американские коровы питаются преимущественно нефтью.

И действительно, чтобы получить мясной белок на 1 калорию, требуется затратить 28 калорий топлива (для сравнения: на 1 калорию растительного белка требуется всего 3,3 калории топлива). 

Очевидно, что о здоровье животных при промышленном содержании речи не идет — теснота, неестественное питание, стрессы, антисанитария, дожили бы до бойни. Но и это было бы трудновыполнимой задачей, если бы на помощь людям не пришла химия.

Единственным способом в таких условиях сократить падеж скота от инфекций и паразитов является щедрое применение антибиотиков и пестицидов, что и делается абсолютно на всех индустриальных фермах.

Кроме того, в США официально разрешено применять гормоны, задача которых — ускорить «созревание» мяса, уменьшить содержание в нем жира и обеспечить требуемую нежную текстуру. 

И в других областях животноводства США картина сходная. Например, свиней содержат в тесных загонах. Ожидающих приплода свиноматок на многих фабриках-фермах помещают в клетки размером 0,6 ? 2 м, где они не могут даже повернуться, а после рождения приплода приковывают к полу в лежачем положении. 

Телят, предназначенных на мясо, с рождения помещают в тесные клетки, ограничивающие движение, благодаря чему происходит атрофия мышц и мясо приобретает особенно нежную текстуру. Кур «уплотняют» в многоярусных клетках настолько, что они практически лишены возможности двигаться. 

В Европе положение животных несколько лучше, чем в США. Например, здесь запрещено использование гормонов и отдельных антибиотиков, а также тесных клеток для телят. В Великобритании уже отказались от тесных клеток для свиноматок, а в континентальной Европе их планируют вывести из употребления к 2013 г.

Обсуждается и принятие закона об увеличении размера клеток для кур. Однако и в США, и в Европе при промышленном производстве мяса (а также молока и яиц) главным остается один и тот же принцип — получить с каждого метра площади как можно больше продукции при полном пренебрежении условиями содержания животных.

В этих условиях производство оказывается в полной зависимости от «химических костылей» — гормонов, антибиотиков, пестицидов и т. д., ибо все иные способы улучшения продуктивности и поддержания животных в добром здравии оказываются невыгодными. 

В США при выращивании мясных коров сейчас официально разрешены шесть гормонов.

Это три натуральных гормона — эстрадиол, прогестерон и тестостерон, а также три синтетических гормона — зеранол (действует как женский половой гормон), меленгестрол ацетат (гормон беременности) и тренболон ацетат (мужской половой гормон). Все гормоны, за исключением меленгестрола, который добавляют в корм, вводят животным в ухо, где они и остаются на всю жизнь, вплоть до забоя. 

До 1971 г.

в США применяли также гормон диэтилстильбэстрол, однако, когда выяснилось, что он повышает риск развития злокачественных опухолей и может негативно влиять на репродуктивную функцию плода (как мальчиков, так и девочек), его запретили.

По поводу применяемых сейчас гормонов мир разделился на два лагеря. В ЕС и России их не применяют и считают вредными, а в США считается, что мясо с гормонами можно есть без всякого риска. Кто же прав? Вредны ли гормоны в мясе?

Казалось бы, столько всяких вредных веществ сейчас поступает в наш организм с пищей, стоит ли бояться гормонов? Однако нужно отдавать себе отчет в том, что натуральные и синтетические гормоны, которые имплантируют сельскохозяйственным животным, имеют структуру, аналогичную человеческим гормонам, и обладают той же активностью. Поэтому все американцы, за исключением вегетарианцев, с раннего детства находятся на своеобразной гормональной терапии. Достается и россиянам, так как Россия импортирует мясо из США. Хотя, как уже отмечалось, в России, как и в ЕС, использование гормонов в животноводстве запрещено, проверки на уровень гормонов во ввозимом из-за рубежа мясе проводятся лишь выборочно, да и применяемые сейчас в животноводстве натуральные гормоны очень трудно обнаружить, так как они неотличимы от естественных гормонов организма. 

Конечно, с мясом в организм человека попадает не очень много гормонов. Подсчитано, что человек, съедающий в день 0,5 кг мяса, получает дополнительно до 0,5 мкг эстрадиола. Так как все гормоны накапливаются в жире и печени, те, кто предпочитают мясо и жареную печенку, получают примерно в 2–5 раз большую дозу гормонов. 

Для сравнения: в одной противозачаточной таблетке содержится около 30 мкг эстрадиола. Как видим, дозы гормонов, получаемые с мясом, в десятки раз меньше терапевтических. Однако, как показали исследования последних лет, даже небольшое отклонение от нормальной концентрации гормонов может сказаться на физиологии организма.

Особенно важно не нарушать гормонального баланса в детском возрасте, так как у детей, не достигших полового созревания, концентрация половых гормонов в организме очень низка (близка к нулю) и малейшее повышение уровня гормонов уже опасно.

Следует также опасаться влияния гормонов на развивающийся плод, так как в период внутриутробного развития рост тканей и клеток регулируется точно отмеренными количествами гормонов. 

Сейчас известно, что влияние гормонов наиболее критично в особые периоды развития плода — так называемые ключевые точки, когда даже ничтожное колебание концентрации гормонов может привести к непредсказуемым последствиям.

Показательно, что все гормоны, применяемые в животноводстве, хорошо проходят через плацентарный барьер и попадают в кровь плода. Но, конечно, наибольшее беспокойство вызывает канцерогенное действие гормонов.

Известно, что половые гормоны стимулируют рост многих разновидностей опухолевых клеток, например, рака груди у женщин (эстрадиол) и рака простаты у мужчин (тестостерон). 

Однако данные эпидемиологических исследований, в ходе которых сравнивали уровень заболеваемости раком у вегетарианцев и любителей мяса, достаточно противоречивы. Одни исследования показывают четкую зависимость, другие — нет. 

Интересные данные получили ученые из Бостона. Они обнаружили, что риск развития гормонально зависимых опухолей у женщин напрямую связан с потреблением мяса в детском и подростковом возрасте. Чем больше мяса включала диета детей, тем чаще у них во взрослом возрасте развивались опухоли.

В США, где уровень потребления «гормонального» мяса самый высокий в мире, ежегодно от рака груди умирают 40 тыс. женщин и диагностируется 180 тыс. новых случаев заболевания.
vk.com/just_veg
В Великобритании каждый год убивают около 760 миллионов животных для изготовления мясной продукции.

Что происходит в специализированной клетке, похожей на гребень с металлическими зубьями, которые отделят свиноматку от ее новорожденных поросят. Она лежит на боку, и металлические прутья не дают ей прикоснуться или облизать свое потомство. Новорожденные поросята могут только сосать молоко, другие контакты с матерью невозможны.

К чему это хитроумное приспособление? Для того чтобы не дать матери лечь и придавить свое потомство, говорят производители. Такой инцидент может произойти в первые несколько дней после рождения, когда маленькие поросята еще слишком медленно двигаются.

А настоящая причина в том, что фермерские свиньи вырастают необычно больших размеров и могут только неуклюже передвигаться по клетке. 

Другие фермеры говорят, что, используя такие клетки, они заботятся о своих животных. Конечно, они заботятся, но только о своих банковских счетах, потому что один потерянный поросенок — это потерянная прибыль.

Спустя три или четыре недели периода кормления, поросят забирают от матери и помещают в отдельные клетки, расположенные одна над другой. В естественных условиях период кормления продолжался бы в течение еще как минимум двух месяцев.

Я наблюдала, как в более человечных условиях поросята резвились и бегали друг за другом, кувыркались и играли и вообще озорничали почти как щенки. Эти фермерские поросята содержатся в такой тесноте, что они не могут убегать друг от друга, тем более играть. От скуки они начинают обкусывать друг другу хвосты и иногда наносят серьезные раны. И каким образом фермеры прекращают это? Очень просто — они обрезают поросятам хвосты или вырывают зубы. Это дешевле, чем предоставить им больше свободного места. 

Свиньи могут жить до двадцати лет или даже дольше, но эти поросята не проживут более 5-6 месяцев, в зависимости от того, для производства какого продукта их выращивают, для изготовления пирога со свининой, или сосисок, или ветчины, или бекона.

За несколько недель до убоя, свиней переводят в загоны для откорма, в которых так же мало места и нет никаких подстилок. В США железные клетки получили широкое применение в 1960 годах, они очень узкие и поросята едва могут двигаться.

Это, в свою очередь предотвращает потерю энергии и позволяет быстрее набирать вес. 

Для свиноматки жизнь продолжается по-своему. Как только поросят от нее забирают, ее привязывают и пускают к ней самца для того, чтобы она опять забеременела. В обычных условиях, как и большинство животных, свинья выбирала бы сама себе пару, но здесь у нее нет выбора.

Затем ее снова переводят в клетку, где она еще четыре месяца почти обездвиженная будет вынашивать следующее потомство. Если вы когда-нибудь увидите эти клетки то, наверняка, заметите что некоторые свиньи грызут металлические прутья, которые находятся прямо перед их мордой.

Они это делают определенным образом, повторяя одно и то же движение. Животные в зоопарках иногда делают нечто подобное, например, слоняются вперед-назад по клетке.

Известно, что такое поведение является результатом глубокого стресса, этот феномен освещался в отчете о благосостоянии свиней специальной исследовательской группой при поддержке правительства, и был приравнен к нервному срыву у людей. 

У свиней, которые не содержатся в клетках жизнь не на много веселее. Обычно их содержат в узких загонах и они так же должны производить как можно больше поросят. Только ничтожно малая часть свиней содержится на свежем воздухе. Когда-то свиньи жили в Великобритании в лесах, которые покрывали половину площади страны, но в 1525 году, охота привела к их полному исчезновению.

В 1850 году их популяция была вновь возрождена, но в 1905 опять уничтожена. В лесах свиньи питались орехами, корнями, червями. Убежищем для них служила тень деревьев — летом, и огромные лежбища, построенные из веток и сухой травы – зимой. Беременная свинья обычно строила лежбище высотой около метра и ей приходилось уходить за сотни миль, чтобы найти материал для постройки.

 

Понаблюдайте за свиноматкой, и вы заметите, что она ищет место для чего-то. Это старая привычка искать место для такого гнезда. И что у нее есть? Ни веточки, ни соломы — ничего.

К счастью, сухие стойла для свиноматок с 1998 года в Великобритании запрещены законом, хотя большая часть свиней все так же будет жить в условиях невыносимой тесноты, это все же шаг вперед. Но 40% всего мяса съедаемого в мире является свининой.

Свинину потребляют в гораздо больших количествах, чем любое другое мясо, а производят ее в любой точке земного шара. 

Так же большое количество ветчины и бекона, потребляемого в Великобритании, импортируется из других стран, таких как Дания, где гораздо больше свиней содержатся в сухих загонах для свиноматок.

Самый большой шаг, который люди могут сделать для улучшения благосостояния свиней — это перестать их есть! Это единственная вещь, которая даст результат.

Больше ни одна свинья не подвергнется издевательствам. 

“Если бы молодые люди осознали, каков на самом деле процесс разведения свиней, они бы больше никогда не стали есть мясо”. 

Джеймс Кромвель, Фермер из фильма “Малыш”.
vk.com/just_veg

Источник: http://www.vedamost.info/2014/01/blog-post_7531.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector